Личный кабинет

Элвин Тоффлер "Шок будущего"

Образование в будущем времени


«Единственный способ разрешения конфликта между необходимостью разнообразия и потребностью в единстве — провести различие в образовании между «данными», как это было прежде, и «умениями и навыками».

Обращаясь к основной идее Элвина Тоффлера о создании человека будущего как индивида способного преодолевать трудности, т. е. быстро и экономно адаптироваться к непрерывно меняющимся условиям следует отметить,  что в замысле своем это действительно актуальная и перспективная мысль о целесообразности которой не может быть никаких споров. Однако мотивация или, иначе выражаясь, первооснова данной идеи, на мой взгляд, несколько груба и далека от реалий сегодняшнего мира.

Сравнение  Тоффлера, изложенное в главе «Образование в будущем времени», современной школы с «фабрикой по изготовлению неких заготовок» - то есть сосредоточение  в одном месте массы учеников (сырья) для обработки ее учителями (рабочими) в расположенной в центре города школе (фабрике), само по себе не логично и в некоторой степени кощунственно.

Основной задачей российской системы образования являлось и является приобщение учащихся к основам мировых знаний из различных областей с целью формирования Личности, способной самореализоваться в условиях современного общества. А по мнению Тоффлера – это система, занимающаяся созданием неких «заготовок» для выполнения определенных функций – по аналогии с формочкой для песка в детской песочнице – одни человек будет выполнять функции строителя, другой – разрушителя и т.д.

Конечно, необходимо сделать поправку на то, что в данной книге приводится характеристика западной системы образования, которая имеет существенные отличия от российской. В то же время следует согласится с концептуальной идеей о свободе выбора учащихся преподаваемых им дисциплин. Да, та структура получаемых знаний и приобретаемых умений действительно иногда вызывает сомнения с точки зрения целесообразности включения тех или иных дисциплин в учебный план. Тоффлер называет такие системы знаний «казенными» и неспособными воспитатель человека будущего. Однако, не отрицая необходимости преподавания «фундаментальных основ» (чтение, письмо и счет). «Дело в том, что десятки миллионов детей на законном основании заставляют сегодня тратить бесценные часы их жизни, усердно трудиться над материалом, практическая польза которого в будущем вызывает большие сомнения. (Никто даже и не заикается о том, весьма ли он полезен сегодня.) Стоит ли им тратить столько времени на изучение иностранного языка — французского, испанского или немецкого? А те часы, что потрачены на изучение родного английского языка, использованы ли они с максимальной отдачей? Стоит ли от всех детей требовать изучения алгебры? А не извлекут ли они гораздо больше пользы из изучения теории вероятностей? Логики? Компьютерного программирования? Философии? Эстетики? Массовых коммуникаций?» (Тоффлер, 2002 стр 202).

Утверждение о том, что современный учебный план — это бессмысленный пережиток прошлого и  не имеет в своей основе никакой хорошо продуманной концепции современных потребностей человека, дает возможность поразмышлять о некой экстравагантности представленной идеи. Более того, вызывает недоумение протест, выраженный в неприятии деления школы на начальную и среднюю. Это возможно и не представляет собой такой масштабной проблемы, однако, в данной ситуации мы забываем о физиологическом и психофизическом развитии ребенка, которому необходимо пройти периоды становления психических функций.

Далее автор все же смягчает свою непримиримую точку зрения и говорит о том, что «Хотя,   вполне   возможно,   и   важно   сохранить   некоторые   аспекты современного учебного плана, а изменения вводить постепенно». Что свидетельствует о понимании важности и исключительной безошибочности любого планируемого изменения.

В разделе «Разнообразие данных» Тоффлер приводит конкретные направления подготовки молодых людей к жизни в будущем: Уже сейчас нам следует готовить кадры молодых людей для жизни в подводных поселениях….. Других молодых людей следует одновременно знакомить с космическими чудесами, давая им пожить вместе с космонавтами или рядом с ними, узнать о планетарной среде, научиться так разбираться в космической технике, как большинство современных подростков разбирается в семейном автомобиле. Третьих следует не расхолаживать, а поощрять на экспериментирование с типами семьи будущего» (Тоффлер, 2002, с 228). Данное высказывание, на мой взгляд, не лишено разумности в части приобретения учащимся знаний, необходимых для формирования будущего социума с учетом меняющейся природной и экономической составляющей прогресса. Но следует отметить, что эксперименты с семьей и семейными ценностями для менталитета русского человека просто невозможны.

Исследование Тоффлера также весьма уязвимо с точки зрения культурологии, философской антропологии и психологии. Говоря о многообразии как воплощении свободы, автор опирается на чрезвычайно обуженный культурологический фон. Он ориентирован на американскую модель  жизни.

Тоффлер убежден, что сверхиндустриальная цивилизация — универсальный феномен. Но ведь в мире существуют сегодня самые разнообразные культуры. Станет ли модернизация вселенским процессом? — на этот вопрос человечество пока не располагает ответом. Да, многие страны Азии — Япония, Китай, Корея — продвигаются к сверхиндустриальной модели. Однако культурное своеобразие не стирается, не устраняется. Остается разным во многих культурах и образ времени.

В заключение хотелось бы привести высказывание профессора П.С. Гуревича о книге Тоффлера «Человечеству нужна активная деятельность, но потребно и созерцание. Оно должно обладать огромным потенциалом адаптированности. Однако не повредит людям и здоровый консерватизм. Свобода — это сбрасывание уз, но это и ограничение. Не стоит быть рабом мимолетностей, бесконечных новых впечатлений, потока перемен. Жаль человека, который посадит дерево, но так и не увидит, как оно растет».

Добавлено: 11.05.2016
Рейтинг: 8.36875
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+