Личный кабинет

Использование возможностей фольклорного материала в речевом развитии учащихся начальной школы.

Сказка-ложь, да в ней намёк...


С первых страниц Азбуки учеников ждёт встреча с персонажами русских народных сказок. И в дальнейшем учащиеся знакомятся со сказками на уроках литературного чтения. И это не случайно. Русские народные сказки, по словам К. Д. Ушинского, – это «первые и блестящие попытки русской народной педагогики...».

Использование возможностей фольклорного материала в речевом развитии учащихся начальной школы.

 

       С   первых страниц Азбуки учеников ждёт встреча  с персонажами русских народных сказок. И в  дальнейшем учащиеся знакомятся со  сказками   на уроках  литературного чтения. И это не случайно. Русские народные сказки, по словам К.Д. Ушинского, – это «первые и блестящие попытки русской народной педагогики...».

Сказки, знакомые  с детского сада - Колобок, Теремок помогают первоклассникам познакомиться и с Азбукой.    Из беспрестанно повторяющихся в этих  сказках  слов и оборотов слагается  нечто  целое,  стройное,  полное движения и интереса, то, что «быстро запечатлевается в памяти дитяти со всеми своими живописными  частностями  и  народными выражениями» [2, с. 300–301]. Русские народные сказки такие  как  «Колобок»,  «Теремок», «Репка»,  «Лисичка  со  скалочкой»,«Бычок – смоляной бочок» и др., традиционно  используются  в  речевом воспитании  детей  дошкольного  возраста.  Однако  в  системе  начального школьного обучения сказки этого типа уступают место волшебным, бытовым  сказкам  о  животных.  Происходит это, скорее всего, в связи с отсутствием в их содержании прямого воспитательного и нравственного начала. К.Д. Ушинский, однако, отмечал, что«нравственный смысл сказки здесь не важен, да его часто вовсе нет. Природные русские педагоги – бабушка, мать, дед, не слезающий с печи, понимали интуитивно,  что  мораль  заключается не в словах, а в самой жизни семьи, охватывающей ребенка со всех сторон и отовсюду ежеминутно проникающей в его душу» [2, с. 301]. Тем  не  менее  форма  сказок-цепочек, устойчиво сохраняющаяся в течение  десятков  веков,  обеспечила  им стабильное  место  и  роль  в  народной педагогике не только в развитии речи ребенка, но прежде всего в развитии памяти,  воображения,  сообразительности и гибкости ума.

                Многократное  повторение  в  них нескольких словесных звеньев с обязательным  изменением  их  состава. Это качество – повторяющаяся неизменность  одновременно  с  повторяющейся  изменяемостью  –  составляли механизм речевой памяти и гибкости ума,  наблюдательности  и  сообразительности. Речевая  память успешно развивается  за  счет  запоминания целиком словесной  формулы,  а  не отдельных слов.

               Так, в сказке «Колобок»  такая  словесная  формула  – песенка персонажа:

                 Я по коробу скребен,

                 По сусеку метен,

                 На сметане мешен

                 Да на масле пряжен,

                 На окошке стужен;

                 Я от дедушки ушел,

                 Я от бабушки ушел,

                 От тебя, зайца, не хитро уйти!

              В  сказке  эта  песенка  повторяется четыре   раза,   что   способствует ее непроизвольному  запоминанию. Ее внутреннее построение также основано на повторах и изменениях. Повторяются действия, усиленные звукописью,  сквозной  рифмой,  ударением на   последнем   слоге   (метен, мешен, пряжен, стужен), но при этом изменяется  последовательность  действий,  их  место,  а  затем  появление

персонажей (дедушки, бабушки, зайца и т.д.).Таким  образом,  в  самой  формуле

(песенке) воспроизводится игра в повторение и изменение, игра, имеющая прихотливый «рисунок» стабильности и  перемены.  Само  повествование  в этой сказке тоже построено по принципу  « формульности»: катится колобок по дорожке,  а  навстречу  ему  заяц...волк... медведь... лиса. Появляются новые персонажи, но ход событий, само повествование до поры до времени остается неизменным. Такое  построение  позволяет  воспроизводить текст этой сказки в классе по цепочке, притом с установкой на самостоятельное«открытие»  детьми

правила,  по  которому  складывается словесная  формула.  В  способности

увидеть каждое словесное звено, сравнить звенья друг с другом, выделить то, что повторяется, и то, что изменяется,  увидеть  способ  складывания, прибавления словесных звеньев, и все это проделать устно, в уме – и состоит механизм  развития

гибкости  ума его  подвижности,  сообразительности ребенка.

                Подобный  механизм  заложен  в каждой  сказке-цепочке.  Его  универсальная ценность заключается в том, что, имея в основе своей присоединение повторяющихся и изменяющихся словесных звеньев как  неизменность в каждой сказке, он воплощается как особый,  неповторимый, конкретный вариант.

.

               Словесная формула в сказке «Теремок» присутствует полностью и сразу же узнается детьми как форма словесного построения, но она ни в чем не совпадает с формулой «Колобка»:

               «Прискакала лягушка и стучится:

              – Кто в хоромах, кто в высоких?

              –  Я,  муха-шумиха,  да  комар-пискун, да мышь – из-за угла хмыстень,

а ты кто?

              – Я на воде балагта...»

              Точно так же конкретная « формульность»  сказок «Коза с орехами»

(«Нет козы с орехами»), «Кочеток  и  курица»,  «Зимовье  зверей»,

«Война грибов» и др. имеет неповторимый  словесный  рисунок  (словесный

узор, словесный наряд), запоминание и воспроизведение которого доставляет  детям  неизменное  удовольствие. В  этом  постоянном  возобновлении  и поддерживании  речевого  «удовольствия» состоит еще одна педагогическая функция сказок-цепочек.  Следующий  момент,  заметный учителю, который знает не одну-две, а  десяток-другой  подобных  сказок, заключается  в  словотворчестве,  словесной  игре,  составляющих  одну  из неотъемлемых черт этого жанра. Так, в «Тереме мухи» персонажи представляются следующим образом: мышь –из-за  угла  хмыстень;  лягушка  – на воде балагта; заяц – на поле свертень; лисица – на поле краса; волк –

из-за  кустов  хап;  медведь  –  лесной гнет; собака – гам-гам. Ясно, что эти словесные определения зверей возникли из их природных свойств, которые можно воспроизвести  в  ролевой  игре,  в  инсценировке. Каждая  роль  при  этом  возникает из взаимодействия игры воображения с интеллектуальной игрой складывания  и  воспроизведения  словесной формулы.

                 В  связи  с  повторяемостью сходных(похожих)  моментов  дети  наблюдают появление персонажей и устанавливают последовательность их появления ,

наблюдают  повторяющиеся  действия персонажей и результаты этих действий.  Они  осмысливают  текст  сказки, как  предмет  наблюдений,  а  состав сказки  (персонажи  и  их  действия)  – как  способ  и  закон  (присоединение случайных  компонентов)  ее  построения.

                Так возникает возможность обозначить  наблюдаемые,  повторяющиеся

явления терминами: персонаж, событие,  ход  событий,  начало  истории, конец  истории. Затем  дети  пробуют самостоятельно описать наблюдаемую

ими  закономерность  (жанровую  особенность) рассматриваемой сказки.

Итак, если все начинается с пустяка, с обыденного, обыкновенного случая   («Снесла   курочка   яичко...», «Нашел  мужик  глиняный  горшок...»,

«Испекла баба колобок...») и продолжается  с  помощью  присоединения  случайных  встреч,  действий,  вопросов, то заканчивается такая история крахом  («веселой  катастрофой»).  Этот вывод ученик может проверить на любой сказке-цепочке и увидеть элементы фольклорного сюжета в авторском произведении (К. Чуковский «Тараканище», «Федорино горе», «Мойдодыр»; С. Маршак «Сказка о глупом мышонке»  и  т.д.).  Все  это  свидетельствует о  педагогической  эффективности фольклорного  материала  и  разнообразных  формах  его  использования  в развитии  образно-понятийного  мышления  и  речи  младших  школьников на уроках чтения.

Чрезвычайно богатые возможности для  развития  мышления  и  речи  в младшем  школьном  возрасте  дает традиционная  отечественная  культура,   многообразный   фольклорный  материал и в особенности, так называемые  малые  жанры  фольклора  – пословицы и поговорки. «Русские  пословицы  и  поговорки имеют значение при первоначальном ученье отечественному языку, во-первых, по своей форме и, во-вторых, по своему содержанию. По форме это животрепещущие    проявления родного  слова,  вылетевшие прямо из его живого, глубокого источника – вечно юной, вечно развивающейся  души  народа.  Эти  пословицы и поговорки, сами дыша жизнью, пробуждают  к  жизни  и  семена  родного слова,  всегда  коренящиеся,  хотя  и бессознательно,  в  душе  ребенка... По  содержанию  наши  пословицы важны... тем, что в них, как в зеркале, отразилась  вся  русская  народная жизнь со всеми своими живописными особенностями» [3, с. 298].

                   При всей своей краткости пословица  глубоко  обобщает  исторический,

социальный  и  бытовой  опыт  многих поколений.  Причем  яркая  и  убедительная характеристика жизни и деятельности  человека,  которая  дается в ней, сопрягается с глубиной мысли, выраженной поэтически веско. Иногда это  достигается  при  помощи  сравнения: «На правду, как на солнце, во все глаза не взглянешь». Красота  и  афористичность  пословичной речи часто основывается на ее ритмической организации  и  рифме: «Как  аукнется,  так  и  откликнется», «На чужой каравай рот не разевай, а пораньше вставай и свой собирай», «На  чужой  роток  не  накинешь платок». Пословицы, как и загадки, издревле помогали человеку понимать жизнь и были прекрасным  средством народной педагогики, устным учебником жизни, ведь пословица четко формулирует и основные  правила  рационального труда:  «Семь  раз  отмерь  –  один  раз отрежь». Определяет она и морально-этические нормы в отношениях между людьми: «У себя – как хочешь, в гостях  –  как  велят»,  «Ближний  сосед лучше дальней родни». Через пословицы из поколения в поколение передается народная философия,  понимание  законов  семейной  и общественной  жизни,  и,  конечно, пословицы, оттачивая мысль, обогащают речь человека, делают ее и выразительной, и яркой. Пословица двупланова. Один план в ней конкретный, второй  –  обобщение.  Именно  это  делает пословицу  жизнестойкой  и  применимой  во  все  времена.  Говоря  о  двухсмыслах  пословиц,  несущих  нравственное  содержание,  К.Д.  Ушинский отмечал, что необходимо с малых лет знакомить детей с внешним живописным  смыслом  пословицы,  доступным каждому ребенку, и если даже внутренний смысл, для которого внешний служит «живописной одеждой», останется  без  объяснений,  пословица  все равно сослужит свою пользу, так как «пословица  тем  и  хороша,  что  в  ней почти всегда, несмотря на то что она короче птичьего носа есть нечто, что ребенку следует понять: представляет   маленькую умственную задачу, совершенно по детским силам» [3, с. 299].

                  Методическая  основа  ФГОС   начальных  классов  предполагает широкое использование богатейших возможностей  пословиц , поговорок , загадок  для развития речи и мышления детей. В курсе начальной школы предполагаются

разнообразные виды работы с пословицей   –   например,   предлагает учащимся озаглавить пословицей отдельные  части текста;  подумать  над смыслом  пословицы,  помещенной  в заглавии раздела; подобрать пословицы по разным темам; определить назначения пословиц:

                     Добро творить – себя веселить.

                     Воспитывай лаской, а не таской.

                     Добрые дети – дому венец,

                    злые дети – дому конец.

                     Матушка Москва – золотая голова.

                  Если  поговорки,  прибаутки,  скороговорки,  иногда  лишенные  всякого

смысла, хороши уже тем, что развивают чутье к звуковой красоте родного языка, то загадки, как и пословицы, доставляют  уму  ребенка  «полезное  упражнение» [3] и дают повод к интересной и полезной беседе. Жизнь древнего человека была полна запретов. Например,  нельзя  было  прямо  называть свои действия на охоте, объекты охоты, в бытовой семейной жизни нельзя было  прямо  называть  предметы домашнего  обихода,  хозяйственные дела, главный центр дома – печь, имена свекра, свекрови и др. Поэтому молодых людей с детства учили с помощью загадки особой иносказательной речи. Устраивались вечера загадок, и мудрые люди загадывали младшим  загадки  обо  всем  мире  вокруг: сначала о человеке, его внешнем облике, духовных способностях («Что быстрее молнии? – Мысль»). Затем о том, что окружает человека в доме, на дворе, обо всей природе и вселенной.

Загадка учит сравнивать между собой далекие явления и предметы: например, солнце и костер («Один костер весь  мир  согреет»),  звезды  и  горох («Рассыпался горох по всем городам»), месяц и пастуха («Поле не мерено, овцы не считаны, пастух рогат»). Известно, что операция сравнения и нахождения на этой основе общего и различного  –  это  основа  мышления. При этом важно, что в древности эта аналитическая операция была неразрывно связана с миром человеческих эмоций,  воображением,  опирающимся на наблюдения и фантазии. Именно поэтому древняя загадка учит детей мыслить не отвлеченно, а поэтическими  образами  с  помощью  метафоры. Ребенок в беседе как бы переносится  в  мир,  когда  рождалась  загадка, сопоставляет  свои  представления  о мире с представлениями безымянных авторов  загадок.  Так  становятся понятными  художественные  образы загадок: «матушкина скатерть» напоминает могучий образ Хозяйки мира, земля  –  «матушкин  короб»,  ветер  – как «батюшкин конь» и т.д. Для одного и того же природного явления, воспринятого через призму разных способов видения мира, мы встречаем в загадке несколько образов: Солнце–  это  и  яблоня-дерево,  и красная девушка, и рыжая корова, и крынка  масла,  и  золотое  сито,  и  дедушка...

Небо– поле, ковер, рогожка, шатер, потолок, черная овца...Месяц

– бык, конь, жеребенок, пастух, внучек, серп... Звезда– зерна, горох, воробьи, козы, овцы...

                  Организовать увлекательную и полезную работу с набором разнообразных  загадок,  пользуясь  подобным справочным  материалом,  –  это  уже дело заинтересованного учителя. Работа с малыми жанрами народного творчества, с игровым фольклором имеет  много  достоинств.  Пословицы, загадки, считалки, скороговорки, потешки, побасенки – все это небольшие по  объему  художественные  сюжеты, что позволяет изучать структуру такого произведения целостно. Все они «прикладные»,  и  это  помогает  четко выделить  задачу  жанра.  Ведущую роль  в  них  играют  такие  уровни  и формы,  которые  в  более  сложных жанрах  уходят  на  второй  план: ритмический  рисунок  –  в  считалке, звуковой  рисунок  –  в  скороговорке, диалог  –  в  побасенке,  метафора  и сравнение – в загадке.

Анализируя  эти  малые  сюжеты, дети  на  практике  убеждаются,  что «обычный»  язык  в  художественном произведении  становится  выразительным «сплошь» на любом уровне: от  звукового  до  синтаксического, «открывают» для себя закон художественной формы в разных фольклорных жанрах. Далекие  друг  от  друга  предметы сравниваются  по  цвету,  форме,  по функции  (назначению),  конкретным действиям. Загадываемый предмет или явление словно прячется за другими предметами  и  явлениями,  просвечивая  сквозь них и выдавая тайну через сходство. Это сходство ребенку надо суметь не просто увидеть, но и обозначить при помощи нескольких очень емких, выразительных  словесных  штрихов. Умение сочинить или умение отгадать загадку – это и есть умение, сравнивая,  мыслить  и  выражать  художественным языком свою мысль. В учебниках начальной школы народные загадки широко используются как способ поэтического исследования мира природы в его неразрывной связи с миром  человека;  с  помощью  загадок осмысляется   мир   традиционного крестьянского дома и весь уклад патриархальной семьи:

                  Матушкину коробью (матушкин короб)

                  Никому не поднять

                  (земля)

                  Матушкину скатерть не скатать,

                  Батюшкина  коня  не  поймать

                  (снег, ветер).

                  Мать – толста, дочь – красна,

                  сын – синь,

                  Под облака ушел

                  (печь, огонь, дым)

                  Сел на коня и поехал в огонь

                    (горшок, ухват)

 

                    Загадка и развлекает, и учит, и дает повод  к  беседе.  Главное  в  работе

с  ней  –  не  сбиться  только  в  сторону развлечения,  а  помочь  учащимся  с

помощью  загадок  и  пословиц  осмыслить  мир,  систематизировать  знания

о нем. Загадка – не пустое развлечение, а способ  скрыть  важное,  значительное за иным, подставным, переносным образом.

                   Работа с фольклорным материалом проходит в обстановке непринужденного общения. Дети слушают, читают, запоминают,  разыгрывают,  анализируют, обсуждают, сочиняют, оценивают  художественные  произведения, построенные  по  образцу  изучаемого жанра.  Непроизвольно  и  естественно меняется позиция ребенка: он и слушатель, и читатель, и автор, и актер, и теоретик (открывает структуру сказки, загадки, считалки и др.), и критик.

«Открытия», сделанные детьми при работе  с  фольклорным  материалом,

являются  хорошей  базовой  основой для изучения авторской литературы и

собственного  словесного  творчества ребенка.

 

                     Литература

  1. Народные русские  сказки.  Из  сб. А.Н. Афанасьева. – М.: ВАКО  2011.
  2. Новицкая М.Ю. «Раз, два, три, четыре, пять –  мы  идем  с  тобой  играть».

Русский  детский  игровой  фольклор:  Кн. для учителя и учащихся. – М.: Просвещение, 1995.

  1. Ушинский К.Д. Сочинения в 6-ти тт. – М.: АПН, 1998. Т.6. – С. 297-301.
  2. Литературное чтение Климанова Л.Ф. учебник  для 1 класса М. Просвещение 2012
  3. Литературное чтение Климанова Л.Ф. учебник  для 2 класса М. Просвещение 2012
  4. Русский язык. Канакина В.П. учебник для 2 класса М. Просвещение 2012

 

Добавлено: 28.09.2015
Рейтинг: 7.3833333333333
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+