Личный кабинет

КАЧЕСТВО СУДЬБЫ


КАЧЕСТВО СУДЬБЫ

Журнал «Лидеры образования», № 4 2004. Подписаться

ЕГО МОГУТ ПРИОБРЕСТИ НЕ ТОЛЬКО ОЛИГАРХИ, НО И БУДУЩИЕ РАБОЧИЕ, ЕСЛИ ИМ В ЭТОМ ПОМОЧЬ

Когда отец первый раз привел Сашу Бодрова на завод, тот подумал: «Да как же здесь можно работать?!» Позже, окончив институт и отработав на производстве несколько лет, он уже плохо представлял свою жизнь без шума и резких запахов родного цеха, но все же ушел работать в институт. А потом неожиданно принял предложение возглавить колледж АМО ЗИЛ. И хотя все его места работы были так или иначе связаны с ЗИЛом,  да и находились территориально рядом, путь, приведший его к победе на конкурсе «Лидер в образовании - 2003», кажется непредсказуемо извилистым.

КОРНИ
Саша, по сути, оказался последней надеждой отца на то, что в их семье сложится династия автомобилестроителей, поэтому и потащил сына на завод. Старший-то стал артистом, оперным певцом, и Сашка, так как был младше брата на 13 лет, инстинктивно тянулся за ним. Ему казалось, что жизнь артиста интересна и замечательна, а слово «богема» завораживало и заставляло стремиться попасть в этот загадочный мир. Но отец все же направил младшего сына по другому пути, и сейчас Саша об этом не жалеет.

А начиналось все как у всех. Окончил школу, поступил в завод-втуз. Сегодня Александр Николаевич часто вспоминает и втуз, и преподавателя сопромата, лекции которого по самой сухой и сложной технической дисциплине он слушал, раскрыв рот. Таким и должен быть настоящий преподаватель, считает Бодров. Он должен уметь увлечь ученика, должен быть похож на крысолова из известной сказки, только звуки его флейты должны вести не к гибели, а пробуждению разума. И в этом смысле Бодрову кажется, что нет разницы, на что ориентирован ученик, важно, как его ориентирует учитель.

В общем, институт напрочь отвратил его от грез об актерстве. Уже на втором курсе студента Бодрова заметили и начали привлекать к научной деятельности. И это была не наука в тиши лабораторий и библиотек - эта наука делалась на стендах, в цеху, она была насквозь пронизана шумами и запахами, сначала так неприятно поразившими Александра. Вскоре он защитился и, став кандидатом наук, окончательно перешел на кафедру своего института, подрабатывал еще в двух других вузах. Словом, жизнь наладилась и текла относительно спокойно.

Вместе со всей страной Бодров переживал подъемы и падения, но всегда вспоминал своего деда. Когда-то в 30-летнем возрасте тот уехал в город. Там нашел место ученика слесаря и вскоре вернулся, привезя всей семье подарки. Заработанных денег хватило, чтобы купить корову. С этой коровы семья начала подниматься, и вскоре Бодровы прослыли кулаками. Неизвестно, как сложилась бы их судьба, но благо, что, почуяв надвигающуюся беду, они подались в город, где и осели.

Дед всегда повторял, кто умеет и хочет работать, тот и живет, а кто не хочет и не умеет, жалуется на судьбу. Александр Николаевич и не жаловался. Например, когда в стране начались перебои даже с водкой, он не только огурчики с помидорами сам засаливал. Правда, со временем с этим делом пришлось завязать - из чувства самосохранения. Собиравшиеся по праздникам гости норовили, по русской традиции, выпить все, что было, а горилка все не кончалась…

А вот картошку Бодров выращивает до сих пор. Не вкусна ему покупная. Соседи сначала подтрунивали, а затем смирились с его чудачествами. Тем более что для Александра Николаевича выращивание картошки - своеобразный эксперимент. Занимается он этим делом по науке.

САМ РЕШАЙ, ГДЕ ВЫЙТИ
В колледж Бодров пришел в 1993 году. Предшественник оставил неплохое хозяйство, но случился злосчастный дефолт. На поверхности лежал ход, в последние годы ставший традиционным. Можно было либо слиться с вузом, либо «дорастить» до него колледж. Бодров выбрал другой вариант.

Сегодня, по его наблюдениям, стране больше нужны не инженеры, а квалифицированные рабочие и командиры производства среднего звена. Сейчас уже прошли те времена, когда конвейер на том же ЗИЛе работал всего лишь один день в неделю, и казалось, что производство умерло. Производство возродилось, однако выяснилось, что работать-то некому. Россия начала ввоз рабочей силы, хотя еще совсем недавно Бодрову, чтобы устроить своих ребят на практику, а потом и на работу, приходилось сотрудничать со 148 партнерами.

Более того, сейчас работодатель начал понимать, что при всех плюсах ввоза рабочей силы из-за рубежа у этого явления есть и минусы. Да, рабочие из ближнего зарубежья более покладисты, им можно меньше платить и заставить работать столько, сколько нужно и когда нужно, но главную проблему - стабильность и качество - с ними не решить. Да, пока они еще ценятся на нашем диком рынке, но опираться на ничем не привязанных к городу и предприятию людей с сомнительной квалификацией становится опасно. Те предприниматели, которые это понимают, как правило, хозяева небольших частных фирм, и они уже сегодня готовы заключать с Бодровым прямые договора на подготовку рабочих для своих заводиков.     

Так вот, предвидя это, Бодров предложил выстроить непрерывную цепочку не между колледжем и вузом, а между колледжем и профессиональным училищем. Главное преимущество этого единения в том, что происходит оно в практико-ориентированном секторе. По мнению Бодрова, неправильно, когда инженеры начинают работать в цехе, где их квалификация не нужна, а может быть, даже и недостаточна. Их учили иному и готовили, тратя, между прочим, государственные деньги, совсем для другого. Это не значит, что лучшие ребята из его колледжа не могут поступить в институт. Поступают и чаще всего на бюджетные места, но повысить свою квалификацию, шанс вырасти должен быть и у тех, кто осваивает рабочую профессию.

Словом, Бодров пытается построить эскалатор, но такой, чтобы на его пути было несколько станций. Сошел на первой, поработал, подумал, созрел и поехал дальше. А если не созрел и не поехал, то оставайся на первой остановке. Его идея понравилась, ее подхватили. Так, к примеру, в день нашей встречи Александру Николаевичу позвонили строители. Они тоже хотят выстроить свою работу по такой схеме. Предложили встретиться, обсудить, что и как лучше делать.

НЕ ГОВОРИТЬ, А ДЕЛАТЬ
Еще при мне Бодрову позвонили телевизионщики - предложили поговорить о проблемах профессионального образования. Александр Николаевич сделал встречное предложение - поговорить о перспективах непрерывного образования. А говорить о проблемах, по его мнению, вообще не стоит, их надо решать.

Но решать проблемы, по Бодрову, тоже надо с умом. В свое время ему предложили решить одним махом такую проблему. Продать весь станочный парк и, освободив помещение, сдать его в аренду, а в аудиториях готовить не рабочих и техников, а бухгалтеров и нотариусов. По этому пути пошли некоторые колледжи. В результате в Москве почти не осталось образовательных учреждений, готовящих специалистов-производственников.

Бодров не только устоял от такого искушения, но и смог, сосредоточив ресурсы, получить новое качество. Всеми правдами и неправдами обновляется станочный парк. Ведь главное, в чем мы отстаем от Запада, - это то, что там новая техника появляется сначала в учебных центрах, а потом уже на производстве. У нас же очень долго заводы работали на станках, которые были получены в качестве контрибуции еще от фашистской Германии. Так, недавно Бодров по дешевке выкупил совсем новенькие станки, от которых отказался заказчик и которые гнили на складе.

Но станки - это полдела. Важнее, как считает Александр Николаевич, объединить интеллектуальный потенциал. На первый взгляд, это звучит странно. Ведь, по устоявшемуся мнению, в ПТУ шли пусть и не плохие, но явно не хватавшие звезд с небес мастера. Привлекала меньшая физическая нагрузка и двухмесячный отпуск. В колледже с этим было не намного, но лучше - среди преподавателей были даже доктора наук. Но нужно было еще объяснить и доказать, что и тем, и другим есть чему поучиться, что важно наладить связи, согласовать программы обучения.

В этой работе проявился интерес и к научно-исследовательской деятельности, и оказалось, что доктору наук порой очень нужна квалифицированная помощь умных рук мастера. Выяснилось, что и ребят привлекает такое содружество, в них быстрее можно разбудить интерес к поиску нового и важного. И это важно не только для их развития, но и для отрасли, в которой им предстоит работать. Сейчас, например, творческий коллектив, куда вошли и студенты, занят тем, что разрабатывает методику восстановления двигателей. На Западе подобная методика есть, и, что интересно, там восстановленные двигатели работают дольше, чем наши новенькие. Бодров видит причину этого в качестве работ. Там это - норма жизни, а здесь - аттракцион.

Совсем недавно Александр Николаевич взялся за переподготовку рабочих для цеха завода «Рено» в Москве. Когда его подопечные в новеньких комбинезонах, чистые и аккуратные, вышли к конвейеру, то вокруг них собрался весь цех. Никто не мог понять, зачем в таком виде выходить на грязные покрасочные работы. А Бодров знает - то, что называется культурой производства и выражается в порядке и чистоте, и есть прямой путь к качеству, которым отличается все, что делаем мы, от того, что делают на Западе.

Бодров твердо уверен, что если нам и надо в чем-то кого-то догнать и перегнать, так это в качестве - в готовности и умении честно, четко и чисто выполнять свою работу. Этому он и пытается научить в своем колледже при АМО ЗИЛ приходящих к нему подростков. Ведь только благодаря молодому поколению, научившемуся отвечать за все то, что оно делает, сможет повзрослеть и вся страна. И мы научимся обходиться без техногенных катастроф, которые сегодня, похоже, уже становятся у нас нормой.

Подготовил Константин Сумнительный

Добавлено: 26.04.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 1991
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+