Личный кабинет

«ОРНАНЖЕРЕЯ» ИЛИ КОНКУРЕНТНОСТЬ


«ОРНАНЖЕРЕЯ» ИЛИ КОНКУРЕНТНОСТЬ

Статья опубликована в журнале «Лидеры образования», №№ 2-3/ 2007, 2007 год.

Беседу ведут ректор Российского нового университета (РосНОУ), председатель Совета Ассоциации негосударственных вузов России Владимир Зернов и главный редактор журнала «Лидеры образования» Сергей Сафронов.

Высшее образование с Тверской

 Владимир Алексеевич, как вы думаете, с каким вузом у меня сейчас ассоциируется негосударственный сектор высшего образования?

 Предполагаю, что это Гарвард, Кембридж, Беркли, может быть, Массачусетский технологический институт.

 Наверное, сразу стоило сузить рамки. Я имел в виду Россию. Не буду вас мучить догадками. Признаюсь, для меня самая яркая ассоциация — это Москва, Тверская, приемная комиссия Университета Натальи Нестеровой. Если подсчитать, сколько стоят квадратные метры, которые занимает этот вуз на самой престижной улице страны, где в основном расположены только дорогие бутики, сразу складывается впечатление, что российское негосударственное образование в финансовом плане чувствует себя хорошо.

 К сожалению, по одному вузу нельзя делать обобщающие выводы о состоянии всего сектора негосударственного образования. Отрадно то, что многие, стремящиеся получить качественное высшее образование, выбирают все-таки не госвузы. Но многие «покупаются» на недобросовестную рекламу.

Что касается Университета Натальи Нестеровой, то в вузе на данном этапе постарались уйти от ошибок, которые были в самом начале их деятельности. Это учреждение сейчас добилось достаточно стабильных результатов и предоставляет неплохое образование. То, что они на Тверской организовали приемную комиссию,  это, надеюсь, эффективный PR-ход.

В целом же положение в негосударственном секторе высшего образования за последние годы в России, к сожалению, ухудшилось. Прежде всего, это произошло из-за отмены льгот по выплате налога на имущество — настоящий удар по уже состоявшимся вузам. Государственным учебным заведениям гарантируется компенсация, хоть и с задержкой, негосударственным же — никакой поддержки. Такой парадоксальной ситуации нет ни в одной стране мира. В негосударственном секторе обучается наиболее активная часть населения не только США, но и Юго-Восточной Азии, Австралии. В Японии студенты негоссектора составляют 85 процентов!

Хотелось бы также отметить, что во многих негосударственных вузах России осуществляется не только обучение, но и серьезная научно-исследовательская деятельность. Данные разработки конкурентоспособны в мире. Например, РосНОУ — первая образовательная структура в Москве, которая питает целый студенческий городок электроэнергией от ветрогенераторов. Наряду с этим разработан прибор компьютерной кардиодиагностики, он за считанные минуты определяет гемодинамику сердечно-сосудистой системы человека. Этот прибор внедряется в практику во многих странах мира. В РосНОУ создан бизнес-инкубатор, технопарк... И ни один из этих проектов не имеет какой-либо поддержки со стороны государства.

 Государство не поддерживает, но лучше пусть не мешает? Понять такую позицию властей можно: под прикрытием негосударственного образования часто практиковалась продажа дипломов. Возможно, картину и портили «паршивые овцы», но страдать приходится теперь всему «стаду».

 Я бы хотел этот тезис усилить. Недоверие касается не только негосударственных вузов, а в целом вузов всей системы высшего образования России. Уже в течение 20 лет делаются неоднократные попытки ее модернизировать, но ни к чему хорошему они до сих пор не приводили. Сейчас в стране с рыночной экономикой, где больше 80 процентов ВВП производится в негосударственном секторе экономики, в образовательных учреждениях существуют как бюджетные, так и платные места: соединяем абсолютно несоединимые вещи в единое целое и говорим: «Давайте развивайтесь!»

 Вот у нас сотовая связь развивается идеально, по рыночным законам. Потому что ее раньше в России не существовало. Не было бы образования, может, тогда и проблем тоже было бы меньше. Шучу, конечно...

 У нас действительно было концептуально лучшее образование в мире, но для того времени. Как можно сравнивать тоталитарную систему и постиндустриальное общество? Почему в России не продвигается дальше определенного предела процесс модернизации? Потому что мы живем в стране с рыночной экономикой и предпринимаем действия в сфере образования, используя социалистические методы. Например, что произойдет, когда Россия вступит в ВТО? Не постигнет ли наше образование судьба отечественного автопрома? На отечественный рынок придут зарубежные монстры образования. А что у нас? «Оранжерея», никакой зависимости от качества. Долго велись дискуссии про госзаказ, а потом аккуратненько перешли на госзадание для госвузов, то есть на получение ресурса независимо от качества продукта. Чтобы быть конкурентоспособными на мировом рынке, необходимо, прежде всего, внутри системы создать конкурентную среду.

Государство нам поможет?

 Попробуем понять государство. Оно не может решить проблему, потому что есть инерция, позиция ректорского корпуса. Усилить рыночный эффект правительство пытается через форму автономных учреждений, который способен изменить экономику вуза и, если заглянуть вперед, — менеджмент. Мне кажется, наоборот, через некоторое время у нас будет расцвет негосударственного образования. Выживут сильнейшие. Разве нет?

 Не совсем так, это то же самое, что ребенка в детстве кормить только черным хлебом. Он вырастет слабым.

 Но ведь открываются же новые негосударственные вузы и сейчас!

 РосНОУ создавался с нуля в 1991 году. И механизм создания был проще. Наш начальный капитал, необходимый для начала работы вуза, составил в то время стоимость «москвича». Сегодня для старта в столице нужно иметь минимум 300—400 тысяч долларов (в провинции, конечно, дешевле). После отмены льгот по налогу на имущество руководители образовательных учреждений еще сто раз подумают. Налог один и тот же: как для офисного центра, так и для торгового ларька, но у образовательного учреждения цель немного иная и соответственно отдача другая — IQ страны; в финансовом эквиваленте это даже несопоставимые суммы, вуз работает на достижение основной задачи — дать студенту фундаментальное университетское образование, расширить его мировоззрение во всех сферах деятельности, обеспечить выраженный университетский уровень знаний.

Конечно, сегодня все чаще крупные корпорации создают свои корпоративные вузы, в которых «взращивают» будущих сотрудников компании по разработанным ими же «лекалам». Например, на днях состоялась презентация нового корпуса «МИРБИС». Финансовая группа «Уралсиб» создала на основе «МИРБИСа» фактически новый негосударственный вуз корпоративного типа.

Убежден, что не должно быть государственной протекции в сфере высшего образования. Студенты Российского нового университета ежегодно побеждают в олимпиадах различного уровня. А что дальше? Ничего. Государственный же вуз, который даже не принимает участие в них и тем самым не доказывает качество подготовки специалистов в вузе, получает стабильно госзаказ.

 Прихожу к ректору госвуза: «Государство меня не обеспечило». Прихожу к ректору негосударственного, и снова слышу подобное. Вы председатель Совета Ассоциации негосударственных вузов России, член Совета при президенте РФ по науке, технологиям и образованию, почему же свои интересы не лоббируете?

 Рабочая группа Госсовета по проблемам образования четко отметила, что должна быть «равнодоступность вузов различной формы учредительства к государственным ресурсам». Каковы практические результаты? Решение взяли и отложили в длинный ящик, сказали — «нет, мы будем жить по прежним законам». Недавний пример конкурса инновационных вузов: 57 победителей, и все государственные. РосНОУ вышел в финал, и даже министр образования и науки РФ Андрей Александрович Фурсенко отметил с сожалением тот факт, что Российский новый университет недобрал полбалла до получения гранта. Основу программы вуза, представленной на конкурс, составила программа подготовки инновационных менеджеров, в которых сегодня страна так нуждается. РосНОУ являлся на тот момент единственным научно-образовательным учреждением страны, обладающим статусом стратегического партнера Microsoft. Плюс гарантированное софинансирование проектов вуза Евросоюзом, плюс научные открытия, на основе которых патенты и конкурентоспособная продукция, но, увы, результат тот же!

Что касается Ассоциации негосударственных вузов России (АНВУЗ), то она активно развивается, в ее состав входит более 400 вузов, практически две трети из 650 негосударственных высших учебных заведений страны. В каждом регионе, благодаря усилиям АНВУЗа, в президиуме Совета ректоров есть представитель негосударственного сектора высшего образования. Во многих субъектах Федерации министрами образования, лидерами общественных палат и советов являются руководители негосударственных вузов... Что говорит, по-моему, о значительном авторитете, высоком уровне профессионализма ректоров негосвузов и о том, что в профессиональном сообществе с их мнением считаются. Но остается надежда на то, что скромная просьба о выполнении принципа равнодоступности вузов различной формы учредительства к государственным ресурсам будет услышана и власть имущими.

Какая связь между спутниками и РосНОУ

 У меня остался традиционный вопрос, который я задаю всем в конце беседы. Как вы понимаете лидерство?

 Мне судьба подарила счастливый шанс обучаться у величайших ученых и работать с лидерами советской науки и ВПК. Пример настоящего лидерства  О. М. Белоцерковский, А. П. Александров, М. В. Келдыш, с которыми я хоть и немного, но имел честь общаться.

Почему С. П. Королев принимал на работу людей, которые с ним зачастую не соглашались? Они оспаривали отдельные моменты, доказывали свою точку зрения, добивались истины. И побеждали. Россия побеждала! Я понимаю лидерство так: не бояться приглашать к себе в команду людей умнее, чем мы сами. В этом я и вижу основной успех команды РосНОУ и перспективу активного развития вуза.

 Скажите, месторасположение вуза случайное или этот выбор намеренный?

 На самом деле место, где располагается главный корпус РосНОУ, а именно  ул. Радио, д. 22, стратегически очень важное для всей страны. Здесь была знаменитая «шарашка» ЦК Б-29 НКВД — бараки, в которых испытывались первые образцы спутников, победа, создание новых самолетов, мировая известность... Для справки: в шарашках использовали труд заключенных специалистов для выполнения научно-исследовательских и проектных работ по созданию новых типов военных самолетов, авиамоторов и двигателей военно-морских судов, образцов артиллерийского вооружения и боеприпасов, средств химического нападения и защиты. Все сотрудники шарашки знали: сделают проект — выйдут на свободу. Была даже такая поговорка: «Туполев — ключ от тюрьмы». Здесь на улице Радио им был создан фронтовой бомбардировщик «103» («Ту-2»). В этом здании работать плохо просто невозможно, уважая традиции и разработки тех ученых, которые в советские времена выкладывались и создавали остов технической мощи страны.

Добавлено: 09.10.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2109
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+