Личный кабинет

Потенциальная линия фронта


Потенциальная линия фронта

Ведина И. И., педагог-психолог гимназии № 19 г. Казани. 

Эффективность образования учебного учреждения невозможно оценивать по количеству отличников и поступивших в высшие учебные заведения. Главным здесь является успешный процесс передачи ценностных основ жизни. Ценности учащихся и педагогов находятся друг с другом в определенных взаимоотношениях и на данный момент эти отношения антагонистичны.

Перемены в современном мире, экономические, политические, культурные, с неизбежностью сказываются на психологическом самочувствии личности, влияют на выбор приоритетов, целей и средств достижения целей, изменяют отношения между людьми. Подрастающее поколение вынуждено адаптироваться к совершенно новым условиям, во многом незнакомым взрослым людям. Можно сказать, что в каком-то смысле нарушена преемственность поколений, потому что старшие порой не могут сориентировать детей, указать на верный выбор, поддержать и укрепить моральный дух, так как сами чувствуют растерянность и неуверенны во многих жизненных ситуациях.

У детей и подростков наблюдается усиление агрессивных наклонностей в силу множества причин, где не последнюю роль играет незнание истинного пути, отсутствие компетентных наставников, с развитой духовностью, которые могли бы помочь каждому отыскать свою дорогу. В школах в лучшем случае готовят для поступления в ВУЗ, консультируют по вопросам выбора профессии или учебного профиля, помогают в разрешении локальных конфликтов и трудностей в учебе. Зачастую отсутствие глубоких и доверительных отношений со взрослыми, возможности диалога с ними по мировоззренческим вопросам приводит к ощущению брошенности и покинутости, доминированию защитных механизмов, появлению депрессивных проявлений и суицидальных мыслей или поступков. Исследования самовосприятия подростков выявляют многочисленные факты инфантилизма, ощущения того, что настоящая жизнь еще впереди, а данный момент — это только ее предвкушение и ожидание («Сейчас — это не настоящая жизнь, а только подготовка к ней»). Их оценка окружающего социума пессимистична («Сейчас в основном люди скрытные и эгоистичные, каждый думает только о себе. Практически все стали озлобленными, и это осложняет жизнь»).

Время кризисных изменений, в котором находится подросток, диктует необходимость новых форм поведения и отношений. Личность переориентируется с внешних впечатлений на внутренние переживания. Двойственность подростка, сильная зависимость его от социальной ситуации развития и не менее мощное стремление к выбору собственного пути, эмансипация от окружения, лежит в основе кризиса идентичности. Именно в этот период возникают размышления о смысле жизни, добре и зле, приоритете духовных ценностей над материальными. Однако, социально-психологическую ситуацию развития, к сожалению, нельзя считать благоприятной для подростков.

Насколько в такой ситуации эффективно наше образование, насколько оно достигает своих целей, насколько сами эти цели определены и выношены участниками образовательного процесса? Ответы на эти вопросы можно получать из самых разных источников, и в одном случае они непротиворечивы, в другом — диаметрально противоположны.

Самой общей целью образования может быть актуализация процесса духовного роста, подъем вверх к наивысшим проявлениям человечности. Ступеньками на этой лестнице являются ценности, которые пронизывают практически каждое проявление внутренней и внешней жизни человека. Какие же процессы происходят в ценностной сфере наших учеников, и какова здесь роль педагогов, как субъектов образовательного процесса?

Мы исследовали ценностную структуру учащихся и учителей, предполагая, что вторая должна опосредованным образом влиять на первую. В самом деле, не учебник же воспитывает, даже хорошо пересказанный и перечувствованный, а, как мы очень хотим надеяться, Личность. Именно она должна транслировать свои ценности и свое понимание мира, оказывать благотворное влияние, пробуждать добрые чувства и мысли.

Результаты получились достаточно любопытными и вызывают множество дальнейших вопросов.

Выборы одних и тех же ценностей осуществлялись на двух уровнях — на уровне нормативных идеалов (убеждений) и на уровне индивидуальных приоритетов (реального поведения). Различия идеалов и поведения, которые фиксируются при этом, означают наличие группового давления, следование «своим» нормам поведения, невозможности по тем или иным причинам быть «идеальными».

Сходства в ценностных системах учителей и учащихся оказалось немного. На уровне убеждений их роднит а) выбор безопасности для других людей и себя; б) оценка низкой значимости стимуляции (стремление к новизне и глубоким переживаниям), власти (достижение социального статуса или престижа) и традиций (уважение и ответственность за культурные и религиозные обычаи и идеи), а также в) противоречивость идеальных ценностных систем (у учеников это выражено сильнее)

Основные и принципиальные различия заключаются в том, что совпадения в выборе значимых ценностей практически нет. Педагоги в качестве приоритета выбирают ценности универсализма, которые включают понимание, терпимость, защиту благополучия всех людей и природы и доброты как сохранения и повышения благополучия близких людей и личный успех. При этом гедонизм (наслаждение, удовольствие) имеет для них низкую значимость. Подростки же гедонизм и достижения выбирают как самые приоритетные ценности. При этом универсализм выбирают в последнюю очередь; доброта ценится ими ниже, чем наслаждения, чувственные удовольствия и личный успех.

Анализ выбора этих же ценностей на уровне поведения показывает наличие вообще двух абсолютно разных систем. Между ними существует отрицательная корреляция. Ученики ценят стимуляцию (а в идеалах она не была ценной) и по-прежнему гедонизм и достижения (личный успех). Низкие значения имеет универсализм, традиции, конформизм и безопасность. (сравните: для учителей низкие значения имеют стимуляция, гедонизм и достижения). Получается, что сознательно преследуемые идеальные цели и реальное поведение педагогов воздействуют на учащихся по-разному. И если первые частично достигаются, то второе — это предмет не для подражания, а даже наоборот — противодействия и формирования противоположного поведения.

Почему же не происходит передачи ценностей? Почему духовное подавляется утилитарным и прагматическим? Можно было бы предположить, что педагоги плохо осведомлены о ценностях подростков, поэтому не знают, на что направлять воспитательные усилия. Однако проведенные исследования показывают, что это не так. Ответы учителей дают высокую осведомленность об идеалах и ценностных основаниях поведения учащихся. Следовательно, речь может идти о том, что учитель или не ставит целей формирования ценностей, или не может этого сделать, или его влияние значительно слабее других общностей и факторов.

Одной из причин такого положения является объективное положение учителя в нашем обществе. Низкий социальный статус не измеряется только лишь низкими зарплатами. Произвол чиновников от образования в самых разных формах (требование массы ненужных отчетов, использование учителей для выполнения поручений не связанных с их прямыми обязанностями, давление для обеспечения «качества» и пр.) делают учителя сверхзависимым и несвободным, снижают привлекательность личности учителя в глазах учеников и их родителей. Мало кто из сегодняшних выпускников хочет выбрать профессию педагога, причем в основе этого лежит убеждение в том, что учитель — это неудачник, который не смог хорошо «устроиться» в жизни. Следовательно, мало кто и будет подражать ему, перенимая его ценности и предпочтения.

Далее. Во взаимодействии учителя и ученика первый целиком и полностью вписан в статусно-ролевые рамки и чаще всего не выходит «за пределы учительской роли» (В. С. Библер). Личность педагога в большей своей части скрыта за страницами учебника, его интерпретаций и не имеет влияния. Общение педагога с учеником обеднено и не носит универсального характера. В развитии подростков усилиями учителей многообразие жизненных целей значительно обедняется и, по сути, подменяется единственной — учиться, учиться и учиться. Само по себе стремление к образованности — факт положительный, но если оно фетишизируется, занимая все время подростка (уроки, курсы, репетиторы), то искажения в развитии наступят непременно. К тому же учение — это еще не образование в широком смысле этого слова Образование — это создание образов. Они могут быть самыми разными и основываться на самом различном материале окружающего мира. Образование — это интеграция мира и внутреннего «Я». Оно является не только средством, но и целью. Причем во многом в этих двух качествах они не разделимы. Образовываться — это находить новые вопросы и ответы, которые удовлетворяют человека на данный момент. Это возможность думать и размышлять, видеть парадоксальность окружающего или даже конструировать эту парадоксальность, выворачивая обыденные вещи наизнанку. Образование — это бегство от рутины и скуки окружающего мира с потребностями есть, пить, сплетничать и жаловаться на жизнь, это способ сохранения своей индивидуальности и мучительный путь вперед. Мучительный, потому что проникнут постоянными сомнениями в своей интеллектуальной успешности, в своих знаниях и возможностях. Образование — это индивидуальный путь создания образов окружающего мира, соответствующих объективной реальности ровно настолько, насколько это нужно самому человеку для его жизнедеятельности, удовлетворения потребностей души и тела. Насколько учитель осознает именно эту миссию как свою?

Что касается поведения. Не каждым поведенческим актом человек формирует свое настоящее и будущее, но определенная их совокупность, в которой различим смысл, направление движения — это реальность, которую можно назвать судьбой для отдельной личности и общества в целом. Так, культивирование и предпочтение биологических форм поведения, приближенных к инстинктивным, будет формировать одно общество, а преображение природных качеств человека духовностью, совершенно другое. Выживет ли наше общество при таких ориентациях подрастающего поколения? Ведь предпочтение наслаждений и удовольствий в ущерб трансцендентным ценностям — один из важных признаков общества погибающего.

Использованная литература:

Зинченко В. П. Посох Мандельштама и трубка Мамардашвили. Новая школа, М., 1997, 336 с.

Карандашев В. Н. методика Шварца для изучения ценностей личности. Речь, СПб, 2004, 70 с.


Добавлено: 30.09.2006
Рейтинг: -
Комментарии:
1
Просмотров 1909
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+