Личный кабинет
Человек как воспитатель и воспитуемый

Рихард Штраус - окончание






На этот раз выкладываю "Метаморфозы" в фантастической записи с Гербертом Караяном.

«Четыре последние песни» - да! - но, конечно же, и еще одно из поздних – немыслимое по своей внутренней красоте и силе сочинение Штрауса – его, написанные в 81 год (не все, стало быть, еще потеряно!), «Метаморфозы» для 23-х солирующих струнных инструментов!

Можно бесконечно слушать эту музыку (что я и делал все эти дни, пока готовил вам эту рассылку) и каждый раз она заново поражает, и каждый раз раскрывается все в новых своих измерениях – невозможная, бесконечная музыка!

Только слушать ее нужно особым образом - не между делом, но - с предельной концентрацией, в каждом ее такте пытаясь слышать ее во всей полноте и многомерности составляющих ее «голосов» и, воистину без конца происходящих ее – внутренних, прежде всего – интонационных – «метаморфоз».

То, что метаморфозы эти, прежде всего, - внутренние, дает себя знать, как раз, в том, что самая их «структура» во внутреннем пространстве слуха - от прослушивания к прослушиванию, а не только по ходу развертывания звучащей ткани музыки внутри одного прослушивания – не остается одной и той же, но удивительным, загадочным и непредсказуемым, но при этом в каком-то смысле – закономерным, образом тоже меняется – «метаморфоз метаморфозов!».

И это – оттого, быть может, что с каждым вслушивающимся в эту музыку прослушиванием в движение приходит самый слух. С ним тоже (а не только со слышимым) что-то происходит, он выводится из равенства себе, и также – внутри и через слышащее слушание этой музыки – вступает в ряд метаморфоз.

Причем, быть может, весьма даже радикальных.

Начинаешь слушать эту музыку одним «ухом», а заканчиваешь – уже другим, новым.

Конечно, нечто подобное, как я уже, по сути, сказал, происходит и при слушании других сочинений Штрауса – всех тех, о которых я говорил вам.

Но, по крайней мере «на себе» я испытал особую «трансмутирующую» слух силу именно этого штраусовского сочинения.

Только, повторяю – слушать эту музыку нужно не так, как мы обычно ее слушаем, но - бодрствуя в каждый миг, не позволяя себе «засыпать» в зачарованности отдельными прямо-таки гипнотизирующими своей бесконечно щемящей красотой мелодическими линиями.

Пусть это и не «канон на 23 голоса», но в каждый миг живут – каждая своей жизнью - и развертываются по своей (к тому же, на ходу меняющейся, «логике») и претерпевая свои метаморфозы – несколько со-гласных движений – так и хочется сказать: виртуальных «существ» и «жизней».

Об «Альпийской симфонии» и «Метаморфозах» Рихарда Штрауса в записи с Гербертом Караяном

(К этой части письма о Рихарде Штраусе, где я говорю о караяновском исполнении «Альпийской симфонии», позволю себе присовокупить упущенный мной в предыдущей части рассылки пассаж о караяновском же исполнении «Метаморфоз».

То есть, эта часть моего письма о Рихарде Штраусе есть, одновременно - мой гимн великому Гербу).

В этой части рассылки выкладываю несколько частей отмечаемой и Гульдом (правда, с оговорками – и тут все различие в нашем с ним восприятии музыки Штрауса, музыки вообще) циклической «Альпийской симфонии» Штрауса (оp.64, 1911-15), 22 части которой располагаются по «кругу дня»: музыка рождается из тьмы ночи, проходит полный «круг дня», в конце которого разражается буря, и, затем - через возвращение в музыке к начальным тематизмам - все вновь погружается («возвращается») во тьму ночи.

Выкладываю самое начало симфонии (части 1 и 2: «Ночь» и «Восход солнца» и последние ее части (20 – «Заход солнца», 21 – «Эпилог» и 22 – «Ночь») - как раз, - ту удивительную, типично «штраусовскую», (впрочем, идущую от Брукнера) бесконечную «коду», которая нашему Гульду кажется «неоправданно затянутой».

И тут симптоматична гульдовская нечувствительность к «внутреннему» музыки: «ведь в музыке - сказал бы он - давно уже ничего не происходит!» - происходит, дорогой мой Гульд, происходит - тут-то и происходит - главное!

Только – снова и снова - не в звуках музыка, не в звуках!

Выкладываю – специально для вас извлеченные фрагменты - и тут (уж простите меня) самого поразительного – караяновского исполнения.

Которое просто пробирает – что тут делает старик!

Да, это он, Герберт Караян «убил», как о том возвестил один авторитетный «демократический» («пусть цветут все цветы» - нет, да не будет так!, хотя бы в музыке) «музыкоспасатель», только - не «классическую музыку», но (о, если бы – действительно, и, когда бы - раз и навсегда!) – всякую посредственность от музыки, которая рядом с ним сразу же обнаруживает всю свою несостоятельность, и, с очевидностью, лишается права на существование!

Чтобы вы могли ощутить всю дистанцию между чудовищной силой этой караяновской записи, караяновских записей вообще, и всеми прочими (среди которых есть и выдающиеся).

Вот выложу еще (если поместится) тот же конец симфонии в уникальной, раритетной записи 1941 года из мюнхенского Зала Немецкого музея, где Баварской государственной капеллой дирижирует сам композитор (Штраус, по общему признанию, был одним из выдающихся дирижеров своего времени).

И дело тут вовсе не в несопоставимом, конечно же, качестве записи, но – в каком-то прямо-таки нечеловеческом караяновском «слухе», который превосходит уже даже – простите мне и эту «ересь» - и слух самого композитора.

Но так ведь и должно быть.

На самом деле в этом нет никакой ереси.

Выслушивающий музыку - своим «ухом=исполнением», своим «чтением» («герменевтика»!) - Караян «вос-принимает» и «пере-дает» дальше – нам - «то, что» вы-слушал своим «ухом-письмом» Штраус – по необходимости «продолжая» (вспомните удивительные – «еретические» - слова Пастернака о его переводе «Фауста»!) «воспринятое» - только так и можно передавать это, как живое (как «бытие=со-бытие», сказал бы философ), ибо передается тут самая Жизнь, но – Жизнь, («пой-этически») преображенная, или, быть может, точнее даже: Жизнь in statu nascendi, в состоянии рождения, - второго рождения, которое есть – Преображение.

И тут нужно было бы сказать уже и прямо ересь: чтобы «вос-принять» передаваемое нам Караяном – им вос-принятое от («через»!) Штрауса - мы и сами должны суметь, смочь сделать «то же самое»: пере-дать – ибо вос-принимать то, что тут пере-дается («из рук – в руки»!) можно только, пере-давая! - и «продолжить», ибо пере-давать «то же Самое» здесь значит: про-должать, про-двигать, или точнее, быть может: позволять передаваемому «продолжаться», «про-двигаться».

То есть, ересь и «страшное самомнение» тут состоит в том, что, дабы «слышать Караяна», мы должны слышать «больше», чем Караян!

Да, только так мы можем слышать Караяна!

Можем вообще воспринимать то, что он передает.

Можем вообще слышать!

То есть, - только так, в конце концов, мы можем слышать самого Штрауса, самую его музыку, слышать музыку вообще, вообще - слышать!

Ну, и хорошо, что в вас тут все протестует против этих моих слов – хоть иногда, значит, я говорю вам что-то не очевидное.

Но это – так, друзья мои - так!

Что ж, выложить вам для демонстрации этого (хотя тут, конечно, и нельзя ничего доказать!) еще и ту самую часть - «Бурю» - которая в других исполнениях (включая и собственное штраусовское) становится действительно чем-то внемузыкалько мотивированным, не «романтической» даже программной музыкой (от обвинений в чем открещивался Малер и к воздержанию от чего заклинал он молодого Штрауса), но – какой-то «импрессионистической» сценой (и тут я солидарен с Гульдом – слушать это невыносимо), но ведь Рихард Штраус – это же вам не … - стоп! – я же обещал не называть имен!

Для меня было, надо сказать, сюрпризом получить сразу от нескольких адресатов моих рассылок просьбу выложить-таки те оркестровые версии «Метаморфоз» Рихарда Штрауса, о которых я упомянул в последней своей рассылке, то есть - в записи с Фуртвенглером и Караяном.

Мне известна одна – естественно старая, от 27 октября 1947 года, и потому – моно и неважного качества, но, как всегда у великого маэстро – невероятно сильная запись с Берлинским филармоническим оркестром под управлением Фуртвенглера и, по странному совпадению, от того же 1947 года, тоже моно и тоже плохого качества, но, быть может, не уступающая по силе фуртвенглеговской, ранняя запись с его - как мы знаем, главным «соперником» в эти годы – Гербертом Караяном, а также – еще одна, гораздо более поздняя и несравненно лучшая по качеству караяновская же запись на Deutsche Grammophon 1968 года.

Но выложить все три записи я, конечно же, не могу себе позволить.

И, руководствуясь, прежде всего соображением качества записи (которое, естественно, все равно заметно страдает из-за МР3-сжатия) я выкладываю боде позднюю караяновскую.

Обе караяновские записи, прежде всего – беспрецедентны по чрезвычайно медленным темпам исполнения (если у Фуртвенглера, исполнения которого также отличались медленными темпами, сочинение длится 22 мин.:55 сек., то у Караяна в первой записи – 26 мин. 22 сек. а во второй, которую я и выкладываю – 27 мин. 38 сек.! – то есть, вообще может быть занесена в книгу рекордов.

Поразительно уже то, как Караяну удается при этом достигать и удерживать невероятную энергию музыкального движения и особый – внутренний – «драйв»!

Не говорю уже - про прямо-таки невероятную, часто недостигаемую даже в выдающихся камерных ансамблях (не зря я выкладывал вам камерную версию) и абсолютно недоступную другим дирижерам, работавшим даже с теми лучшими европейскими - венским или берлинским филармоническим - оркестрами, не говорю про вдохновенную, граничащую с «импрвизационностью» (когда кажется, что музыка рождается впервые вот здесь и теперь под пальцами изумленных музыкантов!) и вместе с тем – безупречную со-гласованность, воистину - «сим-фоничность» - и беспрекословную точность игры всех оркестрантов, не говорю про фантастическую, опять же – прежде всего, внутреннюю, смысловую и интонационную артикуляцию музыкальной ткани, когда буквально каждая нота находит свое, единственно возможное, место, и не говорю, быть может – про главное, про то, что определяет все остальное – про поразительное чувство и умение в каждом такте держать все - часто циклопических размеров – целое, и - целое, при этом, живое, движущееся и, больше того – непредсказуемо, с поразительной внутренней необходимостью развертывающееся (вспоминаешь тут непостижимые слова Моцарта о редких и, по его признанию - самых счастливых минутах его жизни, когда ему удавалось слушать какое-нибудь свое сочинение все целиком сразу – складывается впечатление, что Караяну это удается всегда, что без этого – в каждой точке исполняемого сочинения внутренне слышимого целого (Караян, как правило, дирижировал даже брукнеровскими и вагнеровскими партитурами напамять (!) и с закрытыми глазами, то есть – не видя оркестра!) - Караян не позволил бы себе и единого взмаха дирижерской палочкой!

Все это – и в превосходной степени вы найдете и в этой караяновской записи, в этом несравненном, на все времена шедевре.

Вслушайтесь в то место сочинения, о котором я говорил, кажется, в рассылке о Штраусе, или – в потрясающее место в конце записи, начиная с 20-й минуты – да, тут вершится маленькое чудо и таинство!

Кажется, нет таких, самых сокровенных, тайн исполняемого сочинения, которых бы не знал Караян, и, вместе с тем – нет такой караяновской записи или живого концертного исполнения, в которых Караян не предпринимал бы – нередко в который раз заново! – предельно серьезный и, часто – рискованный поиск, но всегда – не извне навязываемый сочинению, но «идущий по слуху».

Уф! Ну, как, Герб, кто-нибудь когда-нибудь писал о тебе такое?! о-то же.

Растите ушки, друзья, практикуя феноменологический подход!

А ведь это – только жалкие слова, разве что - только намеки, которые и не претендуют на то, чтобы дать хоть какое-то представление о чудесах, которые, почти в каждом исполнении, творил этот удивительный маг и волшебник!

Выкладываю для вас караяновскую запись «Метаморфоз» 1968 года.

Готовьтесь услышать нечто неслыханное.

А и я с вами еще раз послушаю.

Радуйтесь!

Но - вот оно – отмеченное Гульдом - «Каприччио».

Сочинение, воистину невероятное по условиям пространства и времени, музыка, по свидетельству самого композитора, в качестве прообраза имевшая маленькую реальную личную жизненную коллизию в его отношениях с супругой (талантливой певицей, первой исполнительницей многих посвященных ей, вокальных сочинений Рихарда, но очень непростой по жизни женщиной), музыка, написанная легчайшими, прозрачными красками, отмеченная мягким юмором и игрой, всюду соблюдающая дистанцию и, вместе с тем, в каждом такте живая и согретая особым деликатным участным присутствием, нигде не агрессивная.

Музыка, с улыбкой и мудрым прищуром говорящая о людях – героях этой маленькой среди бела дня свершающейся мистерии.

Музыка, пронизанная удивительно тонким и чистым лиризмом, и, в свою очередь - пронизывающая обыденность своей, почти неземной, красотой и, тем – преображающая и «спасающая» ее в «неслышимом».

Музыка, снова и снова заставляющая вспоминать моцартовскую «Волшебную флейту».

Послушайте хотя бы небольшие фрагменты этой музыки, хотя одну, изумительную по своей чисто музыкальной изобретательности, красоте и остроумию, 11-ю сцену из второй части «Каприччио».

Вот и здесь, как и везде, и в этой - язык не поворачивается сказать: «опере», нет - маленькой музыкальной драме – почти волшебной сказке для тех взрослых, в которых хоть что-то еще осталось детского - Рихард Штраус, прежде всего – милостью божьей, удивительный, тончайший музыкальный лирик.

И это, к сожалению – все, что я могу себе позволить, и так уже опять разогнав свою рассылку до четырех уже – «тяжелых» - частей (как вы все это терпите, не говоря уже – слушаете, ума не приложу!).

А как хотелось бы, чтобы вы услышали еще и его поздние камерные сочинения, в частности цикл его сонатин «Из мастерской инвалида», да и другие его песни в замечательных записях той же Элизабет Шварцкопф или знакомого вам Дитриха Фишера-Дискау (среди которых есть и книга «Песен востока» на стихи Хафиза и китайских поэтов, в переложениях того же самого Бетге, о котором я писал вам в связи с малеровской «Песней о земле» - одну из них я все же выложу тут).

Или – хотя бы фрагменты - той же «Соломеи», о которой в письмах, которые я выкладывал в первой части рассылки, пишет Густав Малер (который, кстати – чтобы вы чувствовали экзистенциальный контекст - в это самое время только что закончил свою грандиозную Восьмую симфонию (которую даже Гульд признает – «отчасти»), и уже приговорен врачами к неминуемой и скорой смерти).

Рихард Штраус – воистину необъятен. Это - многие и многие часы непростой, но невозможно прекрасной музыки.
К счастью, теперь его часто исполняют и много записывают лучшие в мире исполнители.

Только на ЮТЬЮБе – под 2000 (!) роликов (весьма посредственного, правда, что касается звука, качества).

Но есть ведь еще и «Погружение в классику» и «Классика онлайн», да и «Горбушка» с «Савеловским» еще есть ((2012: уже – нету)).

Словом, кто хочет – тот найдет.

Но попробуйте начать с того, что найдете в моих рассылках.

Лучше – как следует - вслушаться в эту – немногую, отобранную мной - музыку (для чего каждое сочинение - слушать не раз, и не два!) и «поймать», установить контакт с ней, хотя бы в немногих «точках», а потом попытаться «расширить» его.

И, если вам удастся-таки начать слышать эту музыку, вы не сможете ее не полюбить и, быть может, удивитесь даже - как удивился однажды я - тому, что до сих пор жили без нее, и, думаю, также как и я, испытаете тогда благодарность по отношению к этому, несмотря на успех и признание, быть может - как ни один другой из великих музыкантов двадцатого века - одинокому, ибо до конца шедшему своим, только ему открытым и - для него только и возможным - путем, гению – через которого, в конце концов, столько прекрасного вошло в наш, совершенно «противопоказанный» этому, мир.

Не верьте спекулянтам и фарцовщикам от музыки, до сих пор, как жирные мухи вьющимся вокруг Рихарда Штрауса (как, впрочем, и вокруг Рихарда Вагнера) – безразлично даже – делающим из него сомнительного своего идола или втаптывающим его в грязь - не берите даже в руки их дурно пахнущую писанину.

Верьте самой его музыке.

И тогда вы поверите, быть может, как поверил однажды я, и самому этому удивительному мастеру - Рихарду Штраусу.

Рене
[attachment=45413:1_1_Einleitung.mp3] [attachment=45414:1_16_Tan...epied_96.mp3] [attachment=45415:2_13_Sce..._Diener_.mp3] [attachment=45416:2_17_Las...afin__96.mp3] [attachment=45417:2_18_Las...afin__96.mp3] [attachment=45418:richard_...._Рене__.jpg] [attachment=45419:richard_..._Рене___.jpg] [attachment=45420:richard_...ой_маски.jpg] [attachment=45421:Об___Аль..._Штрауса.doc] [attachment=45422:Рихард_Ш...._Штраус.mp3] [attachment=45424:Рихард_Ш...д_солнца.mp3] [attachment=45425:Рихард_Ш...jan___69.mp3]



Дата регистрации: 21.10.2006
Комментарии:
0
Просмотров 66
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+