Личный кабинет
Педагоги и их дети

МАМА ИЛИ УЧИТЕЛЬ?






[left]

[left]

Знакомство учительских детей со школой начинается гораздо раньше, чем у их сверстников. И начинается знакомство со школой не с праздничной линейки 1 сентября, а с ожидания своей мамы в соседнем кабинете, лаборатории, за последней партой в классе или слоняясь по школьным коридорам. А их первыми школьными друзьями становятся ученики из маминого класса. Именно тогда он и начинает понимать, что кроме него у его мамы есть еще «ЕЕ ДЕТИ», задается вопросами «А ЧЕЙ ТОГДА Я?». Праздничное настроение, с которым он идет 1 сентября в школу, сменяется недоумением, когда после праздничной линейки родители одноклассников спешат в класс, чтобы познакомиться с учителем, классом своего ребенка, а его мама уходит со «СВОИМИ ДЕТЬМИ».

[/left]А что же чувствует мама? Возможно, ей стыдно перед своим ребенком за то, что он ее не видит по выходным, за то, что не всегда видит рядом, за то, что для других детей делает гораздо больше, чем для своих, задвигая семью даже не на второй, а на третий план. И всегда ли хватает ей смелости признаться в этом самой себе?



Предлагаем вам материал Натальи Евсиковой, где автор выделяет несколько типов учительских детей с похожими проблемами и «конфликтными точками». А также нашим читателям, надеемся, небезынтересно будет узнать, кто же такие «учительские внуки».

Они — учительские дети. Они учатся в той же школе, где работают их мамы. Каждый день они вместе приходят в школу, проводят рядом там целый день и почти всегда вместе возвращаются домой. Они обращаются к своей маме, называя по имени и отчеству. Среди типичных школьных проблем им приходится решать такие, которые никогда и не возникнут перед их сверстниками.

То, как сложится школьная судьба учительского ребенка, зависит не только от него, его семьи, его одноклассников, первой учительницы, но и от отношений между учителями, особенностей развития школьного коллектива, его приоритетов и ценностей... С точки зрения психолога, в силу сложного взаимодействия всех этих серьезных факторов учительские дети составляют своеобразную «группу риска». Конечно, есть среди них те, у которых в школе все было замечательно. В других же случаях, не столь удачных, есть много сходного.

По сути дела, можно выделить несколько типов учительских детей с похожими проблемами и «конфликтными точками». И каждому типу ребенка будет соответствовать определенный тип мамы-учительницы. Понятно, что подобная классификация условна, в жизни редко встречаются «чистые типы». Однако в основе ее лежат достаточно сильные и очевидные тенденции.

Итак — «заложник». Чаще всего встречается в начальной школе. Как правило, это первый ребенок в семье. Его классная учительница заметно старше его достаточно молодой мамы, которой очень хочется, чтобы ее сын был во всем безупречен. В столь желаемой ею безупречности она надеется видеть отражение своего профессионального уровня, равенства с коллегами — «надо же, какая молоденькая, а какого чудного ребенка воспитала!». И поэтому любое, даже самое невинное замечание в адрес своего ребенка воспринимается ею как прямое указание на собственные профессиональные промахи. «Не доучил, забыл принести карандаш, — конечно, маме не до тебя!» «Шалил на переменке — немедленно идем разбираться к маме в класс...» Его молодая мама-учительница, действительно еще не так давно вернувшаяся в школу из отпуска по уходу за ребенком, не может найти в себе достаточно сил или уверенности, чтобы развести свои две основные роли — профессиональную и родительскую. Их смешение приводит к постоянному чувству тревоги, недовольства, раздражения... Ее сын (гораздо реже — дочь) становится «заложником» плохого маминого настроения — ведь даже похвала не столько радует ее, сколько усиливает недовольство: «Ведь может же, но почему же не всегда?!»

Проблемы с «заложником» могут уменьшиться при переходе к обучению в средней школе. Там много учителей, больше точек зрения. Да и сам ребенок подрос, его поведение стало гибче, богаче в своих возможностях. Однако, если действия нового классного руководителя будут продолжать «линию» начальной школы, «заложник» просто обречен на протест, начиная с обмана и заканчивая куда более серьезными проступками.

При устойчивом неблагоприятном развитии событий переход в другую школу становится для «заложника» наиболее адекватным способом решения наболевших вопросов.

«Принц» — встречается в любом звене школы. Главная особенность — мама является классным учителем своего ребенка в начальной школе и классным руководителем в средней. Всем в классе (и детям, и родителям) известно «кто есть кто». При этом родители негласно занимают общую позицию — «ну уж для собственного-то постарается!». Дети внешне вполне доброжелательны к «принцу» — зачем портить отношения с учительницей? А «принц» сталкивается с основной проблемой — искренности отношений. «С кем дружить? Они хотят дружить со мной из-за меня или из-за мамы?» — вот те вопросы, которые неизбежно встают перед «принцем» (особенно в подростковом возрасте) и которые никогда не будут до конца решены им. «Принц» не может позволить себе обычную мальчишескую драку, даже самую справедливую, а «принцесса» — школьного романа. Даже простое дело — пригласить одноклассников к себе домой — становится весьма сложным вопросом. А как поделиться с мамой своими школьными переживаниями — вдруг сочтут, мягко говоря, ябедой или вовсе доносчиком? Хорошо если «принц» — мягкий, послушный, ведомый мамой ребенок. А если он обладает сильным и самостоятельным характером — здесь конфликты и с мамой, и в классе неизбежны. Хорошо если у мамы развито чувство справедливости, границ допустимых требований. А если нет? Если она вольно или невольно подталкивает «в спину» своего ребенка, выдвигает его в лидеры, облегчает ему жизнь, многое, решая за него?

Но может быть совсем по-другому, когда «принц» начинает использовать свое положение в классе, прямо или исподволь манипулировать одноклассниками...

При неблагоприятном развитии событий из класса, где учится «принц», отдельные дети потихоньку начинают переходить в другие школы, причем, как правило, под весьма благовидными предлогами. А перед мамой «принца» стоит все тот же вопрос — как развести профессиональную и родительскую роль?

Наталья ЕВСИКОВА, педагог-психолог школы №1243, научный сотрудник факультета психологии МГУ, мама двоих взрослых, вполне успешных детей

Постоянный адрес статьи: http://www.ug.ru/issues/?action=topic&toid=3720

[/left]




    22.01.2010 | 12:47
    Татьяна Никитюк Пользователь

    Я сама учительский ребенок, теперь моя дочь переживает маму и папу - учителей своей школы. Пока она гордится нами, но не прикрывается. Быть обыкновенным ребенком при родителях-учителях ей просто не дают ни дети, ни учителя. Я вижу трит типа отношения к ней: "всех учим - и твою научим" - снисходительное отношение к любым неудачам, доходящее до отказа от всяких требований. У детей это превращается в вечные подозрения: тебе подсказали, тебе родители помогли. "А еще родители - учителя" - удвоенная шкала требований и к ребенку и к родителям. Здесь всегда встречаются ябеды: а ваша Поля... "Ребенок как ребенок" - ровное, как и другим (но это редко-редко встречается!). Последний тип я с благодарностью у нашей первой учительницы наблюдаю, ни нас не дергает, не ребенка, на собраниях наравне со всеми.


     

    16.01.2010 | 11:46
    Вероника Воробьева Пользователь

    Мои первые ученики для моей старшей дочери были даже не друзьями, а ПАПАМИ и МАМАМИ, ведь мне было 20 лет, дочери 1,5 года, а "моим деткам" 16-17.


     

    16.01.2010 | 09:34
    Марина Пользователь

    Странно, что нет хотя бы еще одного типа учительских детей: обыкновенного ребенка при обыкновенной маме-учительнице или папе-учителе.Папа-учитель и мама-учитель - это одино и то же относительно ребенка-ученика в одной школе?


     

Дата регистрации: 12.01.2010
Комментарии:
3
Просмотров 29
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+