Личный кабинет
Дневники

06.04.2010, 23:06
Рустам Курбатов

Человек, который умеет смеяться

Смотрели в прошлом году с девятым классом «Здравствуйте, я Ваша тетя»… Смеялись от души.

Вообще-то, в Школе, как в бенедиктинском монастыре, смеяться не положено. В монастыре по уставу: «Христос никогда не смеялся!». В Школе – программа не предполагает.

А ведь смех - это то, что отличает человека от животного; животное, как известно, не смеется

Должна ли школа учить чувству юмора?

Образование вообще не задевает аффективную сферу человека. Это развитие интеллекта, рассудка. А развитие души?

Есть же специальные упражнения и задачки для развития логики. А смех - это упражнение для развития души.

Уметь смеяться – это уметь чувствовать, переживать, сострадать.

Вот определение Образованного Человека: он смеется - когда смешно и плачет – когда грустно.


***

Соня, теперь уже 10 класс: «А что Вы любите больше всего у Жванецкого? А, давайте, посмотрим Жванецкого на уроке…»
Какой должна быть «школа будущего»? Какие предметы изучать? Учебный план…

Если взять обычный список школьных предметов: от русского языка до ОБЖ и перевернуть его – получится как раз то, что нужно.

Самый важный предмет – ОБЖ. Уж точно, предмет всем нужный и жизненно важный.

На втором месте – физкультура. Часов 5-6 в неделю.

Потом - музыка и рисование. Надо и о душе подумать.

Биология, физика - чтобы понимать устройство мира.

История - чтобы быть гражданином.

Замыкает список математика - кое-кому и математика пригодится в жизни.

И теоретический курс грамматики – то есть «Русский язык»
01.04.2010, 11:22
Рустам Курбатов

Четырнадцать радостей

Вчера ходил по урокам. Вот 14 зарисовок. Как зеленые ростки через слой сгнивших листьев. Растет что-то новое.

***

Ирина Петровна с восьмиклассниками позавчера сняла фильм о школе. На английском языке. На одном уроке сняли – на втором устроили просмотр. Радовались все и громко.

В течение 24 часов был осуществлен монтаж и закачка. Просто пришли Паша и Дима и сделали. За 15 щепок (внутрення валюта) на человека. Наверное, прогуляли какой-то урок, правда. Но никто на это внимания не обратил

***

Разговор на перемене у школьного расписания.

Действующие лица:

Настя М, ученица 7 "А" класса

Директор школы.

Наталья Алексеевна, заместитель директора школы.

Ученица 8 класса.



- А правда, что теперь у нас физику Вадим Олегович ведет?

- Правда.

- Это на сегодня или до конца?

- До конца.

- Вадим Олегович... В 7 "А"? Навсегда!?

- Ну, да.

- Это Вы шутите опять.

Мимо проходит Наталья Алексеевна.

- Наталья Алексеевна, вот Р.И. говорит, что Вадим Олегович теперь в 7 "А" физику ведет, это правда?

- Да, Вадим Олегович...

Девушка из 8 класса:

- О, почему я не в 7 классе!?





***

Ольга Александровна, защита спецкурса. Богдан читает лирическую повесть о душевных смятениях тринадцатилетнего человека. До конца, правда, не дочитал – смутился.

Настя, разложив перед собой черновики, читает Новые приключения барона Мюнхаузена, главу за главой. Надо бы распечатать, книжечку подарить начальной школе.

***

Анастасия Юрьевна рассказывает восьмиклассникам о Шекспире. Ну, о том, что его не было на самом деле. Как они слушают! Анастасия Юрьевна рассказывает потрясающим образом: ни одного слова просто так, каждое – на вес. Может быть, рассказ на уроке – не такое уж плохое дело?

Через урок 8а в библиотеке читает т.н. Шекспира.

***

Андрей Николаевич. Перестройка в кабинете русского языка. Переставил парты. Дети счастливы. Куда они пришли: на урок русского языка или на футбол?

Андрей Николаевич как голкипер ловит реплики шестиклассников. Реакция!

***

Ирина Викторовна рассказывает десятиклассникам о биогеоценозе (или геобиоцинозе). Рассказывает так серьезно, по-научному. Но не долго, минут десять, в рамках концепции Лицея КОВЧЕГ. Слушаю неактивно, заполняю журнал за прошлый учебный год.

А потом началось. Две команды, за каждый правильный ответ по баллу. Первые два вопроса десятиклассники похихикали, радостные от жизни. А потом начали чего-то говорить. Понял не всё, потому что не внимательно слушал объяснение учителя.

***

Наталья Алексеевна. Немецкий язык в компьютерном классе. «А как будет вилка по-немецки?» Никто не отвлекается, никого не надо уговаривать. Дети работают. Кто сказал, что они "ничего не хотят"?

***

Анна Владимировна. Защита спецкурса в 7 классе. Нарисовали игру, составили вопросы – пошли в первый класс. Не знаю, как насчет «когнитивного развития» - но на эмоциональном уровне был праздник. И для первого класса, к которому в гости пришли «большие». И для старших. Олеся радовалась как на собственном дне рождения.

***

Владислав Юрьевич. Сбросил пиджак – весна! Занял шахматами полэтажа школы. Каждую неделю добавляет по столу. Шахматы в нашей школе размножаются почкованием. Без учебного плана, без тематического планирования, без кабинета и без урока в расписании. Загадка для педагогической науки. Откуда берутся дети?

***

Вячеслав Ильич опять вырастил кристаллы. Правда, в отчете написал, что ничего не вышло: вода мутная в кране была и проч. Но кристаллы получились большие и синие. Шестиклассники смотрели на них как на драгоценные камни.

***

Александр Рудольфович.

- Что сегодня на спецкурсе: новая тема или старую доделываем?

- Новая? Здорово! Мы – к Александру Рудольфовичу!

- Старая? Отлично! Там, на стеллаже, стопка недоделанных газет – мы сейчас…


Александр Рудольфович где-то уже под потолком, со стеллажа сбрасывает газеты третьей четверти…



***

Елена Сидоровна. Выступили на районном театральном конкурсе со спектаклем "А зори здесь тихие..." Спектакль получился! Ну, понятное дело, Гран При опять прошел мимо нас. Ну, спасибо организаторам конкурса, что хоть разрешили выступить и сцену предоставили. Было б в мире положение попроще, обязательно б присвоили звание… Если все премии раздать частным структурам – что ж своим останется?

Однако, на День Победы попросили спектакль повторить.

***

Татьяна Леонидовна взяла штурмом, со второй попытки, Роспотребнадзор. Значит, лето будет дружным. Третью весну нам говорят: «Всё. В этом году мы вам лагерь не откроем». Но по интонации, с какой произнесено это «не откроем», улавливаешь ветер перемен в стране. На этот раз фраза была произнесена как-то помягче.

***

До комиссии по аккредитации осталось 9 дней.

30.03.2010, 18:30
Рустам Курбатов

Мебель определяет сознание

Саша, старшая дочь, студентка 4 курса, рассказывает, что преподаватель по социальной психологии пытался организовать на семинаре работу студентов в группах. Пытался на протяжении двух часов…

Наши первоклассники умеют это делать – работать в группах – к концу первой четверти.

Работа в группе. Мне кажется, это главный вопрос «гуманной педагогики». К чему разговоры о гуманизме, если урок остается уроком, если ребенок должен молчать сорок минут? Молчать и не двигаться.

Почему «гуманная педагогика» (педагогика сотрудничества) не стала практикой нашей школы, несмотря на надежды девяностых годов? Думаю, одна из причин – в том, что «гуманизму» так и не пришло подкрепление с методического фланга. Нужны другие методики, другие способы организации урока - более эффективные, чем инструменты старой доброй школы!

Я не буду говорить о том, что группы – это хорошо. Только технические детали.


***

Парты в «современной школе» должны стоять так, чтобы дети на уроке могли бы говорить, общаться, работать вместе, если надо – ходить с места на место. Что бы там ни говорили инспектора Роспотребнадзора. Такая расстановка мебели – атрибут современной школы, как ровные ряды – атрибут школы вчерашнего дня.

Это трудно для учителя. Хочется, чтобы ученики смотрели только на тебя и жадно ловили твое каждое твое слово. Очень хочется.

Месяца два назад я замещал урок. О замене узнал за три минуты до звонка. Вбегаю – ученики уже сидят: рядами, затылок в затылок, как в школе. Сидят и смотрят на тебя. Захотелось сыграть школьного учителя и провести обычный урок: «Откройте тетради, запишите тему…» Как всё просто.

А когда дети сидят за «большими столами», традиционный урок не пройдет. Никто тебя не будет слушать больше пяти минут. Нужно думать, как иначе организовать работу учеников.

Кто-то сказал, что тоталитаризм отличается от демократии способом расстановки мебели. По крайней мере, современная школа отличается от традиционной способом расстановки парт.


Мебель определяет сознание...



Будет продолжение





20.03.2010, 00:31
Рустам Курбатов

Урок длится пять минут

Самое утомительное в школе – сидеть и слушать. Безделье утомляет. Надо было б сократить до минимума традиционный урок, когда учитель «разговаривает с классом», реально с 2-3 учениками или кто-то что-то чертит на доске.

Урок – это убийство времени.

И когда учитель жалуется, что не успевает, что не хватает часов, что не можно работать без домашнего задания, хочется спросить тоном фининспектора: «А куда делось время? Как истрачены были часы?» Можно «дать» и 6, и 8 часов в неделю, но если это будут традиционные уроки – и этого будет мало.


Итак, время урока делится на три части (как круг – на эмблеме Мерседеса).

ФРОНТАЛЬНАЯ РАБОТА. Учитель versus класс. Ставлю песочные часы: «Вот пять минут – поиграем в серьезную школу: руки на парту, смотреть на меня и слушать!» Да, это как в школе, как на уроке – но урок длится 5 минут. Не шевелиться!


За пять минут я должен сказать, что мы сегодня будем делать, объявить правила работы. А потом – работа!
Честно говоря, за 5 минут не укладываемся. Еще одна пятиминутка – в конце, чтобы подвести итог.

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ РАБОТА. Разные дети – разные задания, как правило, 2-3 уровней. Это время Тихой Самостоятельной Работы. Есть вопрос – подними руку, я подойду. Звучит Вивальди, Бах или Моцарт.

РАБОТА В ГРУППЕ. 16 человек в классе, 4 группы по 4 человека. Говорить можно шепотом. Трудно, особенно для учителя. Больше всего мешает ученикам на уроке работать… учитель. То он начинает на весь класс комментировать чью-то ошибку, а то отвечает во весь голос на вопрос кого-нибудь из учеников.

Конечно, не строго на три равные части делится время. Но когда нам удается так организовать работу, дети меньше изнывают от неподвижного безделия.


Работа в группах радует и дает силы, индивидуальная работа тоже не изнуряет. А 10-20 минут из 80, когда «руки на парте» можно и перетерпеть.

Тогда и не страшно ставить расписание «парами», по два урока. Отчего или от кого устает ученик? От учителя? Но в начальной школе учитель ведет 4 урока в день. От предмета? Устает от однообразия работы. А урок "на три такта" - это вполне терпимо.

Жить можно.


17.03.2010, 00:48
Рустам Курбатов

Щепки-2

Щепки - это отдельные, отлетевшие фразы и мысли. "Лес рубят - щепки летят..."


***
Индивидуальная работа «по карточкам» и «индивидуальным планам». Каждый тихонько занимается своим делом. Здорово! Но... Для мышления надо обсуждение - сомнение. А просто читать книгу и делать потом доклад – само по себе это та же схоластика. Та же школа.


Школа кончается с сомнением, удивлением, вопросом. Вот задача учителя – научить сомневаться. Там, где нет обсуждения, нет мышления.



***

Природа не терпит пустоты. Если в школе нет ничего, что задевало бы душу – душа наполняется гламуром. Ни литература, ни история – не трогают. Проходим, пролетаем – по касательной. Читаем то, что и взрослые читать не будут. На всю жизнь, навсегда - нелюбовь к великой литературе.

Подростки с пивом, взрослые с чтивом и порнофильмами – разочарование образованием. Не дает образование ничего, за что можно зацепиться.


***

Задание было – прочитать главу из «Занимательной Греции» Гаспарова и сделать записи в тетради – «написать план»:

- Ну, кто написал?..

- …

- Ну, хоть один пункт… Кто написал – поставьте себе в дневник пятерку…

- …

Настя:

- Я составила план, 41 пункт…

- Поставь себе 41 пятерку!


Такой счастливой Насти я никогда не видел. Хохотала полурока: посидит немножно спокойно – и опять смеется. Наверно, представляет себе: прихожу вечером домой, а папа строгим голосом, как обычно: «Ну, давай дневник», я достаю так спокойно и протягиваю его папе, а там…»


Теперь уже Настя закончила школу и можно сказать: учеба ей давалась не просто, училась на троечки, а папа был строгий и хотел хороших оценок.


***

Данила, 5 класс: «Можно я возьму домой компьютерную программу по истории?» Хочется ли ему быть хорошим или действительно заинтересовался?


***

Память, мышление, интерес… Куда как проще. Задача школы другая – сохранить жизненную силу. То, что заставляет утром подняться с кровати. «Возращение желания» – красивое название для книжки о школе.



***


Четвертый класс. Поездка в Ростов Великий. Сказали рисовать – рисуют. Сказали есть – едят. Спать – спят. Что будет в пятом классе? И все ж, послушание – хорошая вещь.


В столовой...

- Дети, что будете есть?

- Пиццу!


- Лучше бы сосиску с пюре…

Заказали сосиску. Сосиска несъедобная, пюре ненатуральное. Великолепно: «Я знаю, что тебе надо есть»! Чем плоха пицца? Пирожок с начинкой… Протест взрослого против этого пирожка носит символический характер. Семантика пищи! Пицца – это что-то не наше. Пицца – это то, что объединяет детей против взрослых.


- Пиццу! Пиццу!


Кстати, о послушности. Самые послушные люди служили в гестапо и НКВД.





05.03.2010, 17:25
Рустам Курбатов

О вкусной и здоровой пище

«Повтори еще раз! Ну, теперь ты понял это...» - обычные слова на уроке.

Но, что такое «понять»?
Суметь повторить, пересказать?
Приходит ли понимание от многократного повторения одного и того же?

Наверно, да: народная мудрость говорит, что «повторение - мать учения». Наверно, да: текст параграфа надо прочитать несколько раз, иначе ничего не поймешь.

Но речь идет просто о заучивании, а не о понимании.
О заучивании формул, определений, выводов и резюме.
Схоластика? Да, и переживет всех нас!

И пусть Рабле хохотал над квинтээсенциями сорбоннистов.
Монтень призывал просеивать через сито изречения древних.
А Френе, каждый раз после слова «Школа» вставлял слово догматизм или схоластика.

Школа без схоластики - это противоречие в определении!

Более того, эти сухие выводы и крученые формулировки называют понятиями.
И призывают детей мыслить ими: «Абстрагируясь от частностей, выделяя общее...». При том, что сами педагоги не любят «отвлеченностей»: «Нам надо знать, как конкретно, на уроке, с нашими двоечниками...»

Первая страница учебника Естествознания для 1 класса: «Природа делится на живую и неживую».
Первая страница учебника Истории (для любого класса):
«История народов - это история цивилизаций». Л
учше бы о производственных отношениях и производительных силах!

Схоластика не выкорчевывается. Новые концепции, учебники, методики… И на смену старой - Новая схоластика.

Не может Школа без таких «понятий»: это удобный формат для перекачки информации Но наша задача другая: не информировать - а учить думать.

И надо б отказаться от готовых выводов, как от вещи бесполезной - дети их не запоминают. И вредной - создается иллюзия понимания.

Вместо выводов - факты. Задача учителя - не обобщать, а отбирать. Отбирать те факты, которые волнуют, производят в-печатление - за-печатлеваются.

Что от-печатывается в сознании легче и быстрее всего? Увиденное своими глазами - «Лучше один раз увидеть...». Эти «картинки» не обязательно на бумаге – они рисуются в голове, мысленно.

Их можно было б назвать «мысленными образами». Мысленные образы - хлеб мышления, здоровая пища для детского мозга. Из этих атомов в голове выстраиваются молекулы настоящих понятий. А определения - как чипсы: вроде как сыт, но полезного для организма мало.

Будем кормить детей «вкусной и здоровой пищей». Показывать картинки на бумаге и, главное, «рисовать» их в голове.

Как? Слово учителя может тронуть душу ребенка, заставить его чувствовать, переживать.

Хуже с учебниками. Кажется, из них сознательно убрали все, что может «производить впечатление». Учебники - это сухой остаток жизни, из которой выбросили все живое.

Вместо учебников в Мастерской - книги. Исторические документы, описания природы, рассказы об экспедициях. На литературе дети читают все же подлинные тексты, а не краткий пересказ их. Почему же не сделать тоже самое на уроках биологии, истории, географии?



03.03.2010, 22:11
Рустам Курбатов

О методе

На семинаре в институте усовершенствования учителей шел разговор о современных западных дидактических системах, о проектно-исследовательской работе на уроке. Поднимается учитель со стажем, ветеран советской школы: «Всё это хорошо, но если мы хотим добиться прочных знаний, то ничего лучше объяснительно-иллюстративного метода нет и не может быть…»


Как учил меня один очень опытный учитель химии, методист городского управления образования: «Ты на уроке даешь им новый материал – следующий раз они должны всё вернуть тебе целиком»


Объяснение – закрепление – контроль.

Это формула объяснительно-иллюстративного метода. Первый или десятый класс, математика или литература – не имеет значения. Формула универсальная, другого не придумать. И если хотим «получить результат» - мы обязаны ей следовать.


Объяснение – с использованием иллюстративного материала, с элементами беседы. Закрепление – прочитал, пересказал, выучил, составил таблицу. Контроль – опрос у доски, фронтальный опрос, тест, контрольная работа, экзамен. Технология проверена веками. Только в случае ее соблюдения гарантирован результат: прочные знания, универсальные умения, отработанные навыки – лучшая в мире система образования!


И еще один результат - невозможность и нежелание думать. Потому что прочные знания – это мертвые знания. И потому что важнейшим элементом этой технологии является принуждение - насилие. Невозможность и нежелание думать - это уже не школьная проблема.


***
Суть исследовательского метода очень проста: ученик наблюдает за реальностью, ставит вопросы и сам ищет на них ответы

Наблюдение – Удивление – Ответы.


Простейшая цепочка, молекула мышления. Так и бывает в жизни. Человек сталкивается с новым явлением. Он не может объяснить его с обычной точки зрения. И ищет другой способ объяснения - другую точку зрения.

Наблюдение – не объяснение материала. Объяснение - это разложенная действительность, препарированная учителем-методистом. Расфасованная в таблицы, уложенная в алгоритмы, упорядоченная как товары на полке в супермакете. «Этот учитель хорошо объясняет» - сомнительный комплимент учителю…


Наблюдение – это столкновение с реальностью, какой-она-есть. Эксперимент без подсказок, фильм без объяснений, текст без комментариев. Настоящая, не разжеванная пища.


Алгоритм никогда не дается заранее - это точка раскола с традиционной педагогикой.
Потому что в школе, в хорошей школе, учитель всегда объясняет «как», дает «четкие определения».
Или подводит ученика к «понятиям» так близко, что у ребенка возникает иллюзия, что он сам додумался. Собственно, в этом и есть сущность школы – «школьность».
Схоластика, другими словами.


«Столкновение с реальностью» порождает вопросы. И эмоциональный взрыв.
Если театральный спектакль задел за живое, можно заняться и чтением книги - это литература. Если поход в лес и сосиски на костре – событие, то можно написать рассказ. Это русский язык.


***
Второй шаг - вопросы ребенка.

Наверное, это самое ценное – умение удивляться, не понимать, недоумевать. Хороший вопрос лучше хорошего ответа.

Если мы идем с детьми на ферму, рассказывал кто-то из учителей школы Френе, мы стараемся не говорить детям: главное - обратите внимание на то, какие рога у коровы и проч. Пусть ребенок сам выделит то, что ему покажется интересным – это и будет главным.

Меня удивляет, я не понимаю, мне кажется странным – это здоровая реакция ребенка на новое. Новое не вписывается в привычную сетку координат, ему нет обычного объяснения. Если этого момента сомнения-непонимания нет, то невозможно будет и настоящее понимание.

Удивление ломает решетку сложившегося знания, заставляет искать новые ходы, создавать новые связи. Эта ломка – и есть мышление


***
Среди учителей есть люди умные и добрые. Но их становится меньше с каждым годом – они уходят из школы. Потому что школа невыносима не только для подростков – она невыносима и для взрослых.

Изнуряет необходимость все время заставлять – подавлять – детей. Скучно повторять одно и то же по многу раз. Учителя понимают, что так нельзя. Но как?

Объяснительно-иллюстративный метод подразумевает принуждение и зубрежку. И если учитель верит, что «с детьми можно по-доброму», нужен другой метод. Исследовательский, проблемный, поисковый – названия могут быть разные. Кроме того, на каждом предмете – своя специфика.

Но есть общее. Суть подхода, в одной строчке: ученик наблюдает за реальностью, задает вопросы и ищет на них ответы.


18.02.2010, 22:38
Рустам Курбатов

Образование ЧЕЛОВЕКА!

Образование - это не умение заполнять тесты.
И не "связная монологическая речь".

Писать без ошибок, решать задачи с интегралами, ставить коэффициенты в уравнении окислительно-восстановительной реакции - вряд ли это можно назвать словом Образование.

Изначально Образование - это создание Образа Божьего.
Всё остальное - обучение, информирование, натаскивание, подготовка...
Но не Образование.
Так в христианской культуре.

Другие культуры использовали другие слова: "Идеальный гражданин полиса", "Благородный муж", "Естественный человек", «Полноценно функционирующая личность» - но суть не меняется.

Образование - это больше, чем знания.
Это попытка обретения сущности, попытка человека стать более человечным.

Образование человека! - русский язык не оставляет сомнений по этому поводу.

А для всего прочего: тесты, пересказы, разборы - есть другое слово.
Обучение - простое слово, без претензии на смысл.
Обучать можно и собаку, и попугая.
Образование - это для человека.

Раскрытие того, что заложено природой - того, что внутри, в неявной форме.
Раскрытие способности.
Не будем говорить – таланта. Очень громко.
Хотя, никто не знает, на что способен человек (и ребенок!)

Что такое «способности»?
Это и развитие тела: ловкость, сила, выносливость.
И развитие мышления.

Именно мышления, потому что это больше чем интеллект или разум.
Мышление – это и Ум, и Сердце.
И второе, быть может, важнее, для ребенка.

Сердце: умение чувствовать, переживать, воображать, представлять.
Интуиция, образное мышление.
Это то, чего обычно не бывает в школе…

Не надо формул, схем, абстракций.
Не надо разборов, звонких и глухих, твердых и мягких.
Не надо таких «понятий»

Говорить с ребенком на его языке: языке чувств и впечатлений.
На языке Сердца.
Экскурсии, фильмы, картинки, волнующие рассказы, сказки, опыты и наблюдения.
Чувство, эмоции, переживания, душа – это тоже способ познания мира.
По крайней мере, когда мы говорим о ребенке.

Пусть мы, взрослые, уже не способны к этому.
Нам надо разложить сказку на 38 мотивов.
Природу – на живую и неживую.
Историю – на 5 формаций.
Слова – на буквы и звуки.

Оставим же хотя бы ребенку возможность принимать мир таким, каков он есть.
Не раскладывая его по частям.
Сохраним в ребенке ребенка, хотя бы из прагматических соображений.
А вдруг вырастит гений?
Потому что гений, как говорят психологи, - это тот, кто сохранил в себе ребенка…

И – второе основание мышления – способность удивляться.
Удивление – как противоядие от школьной схоластики.
Как средство от глупой уверенности.
Как реанимация «почему?» пятилетнего ребенка

Что тебе непонятно?
Что кажется странным?
Что тебя удивляет?

Сомнение лучше мнения.
Непонимание – понимания.

Без этого «не»: неуверенности, незнания, непонимания, -
мы становимся объектом манипулирования.
Со стороны рекламы, начальника, государства.
Какая тут свобода и ненасилие…

Сомнение – начало критического мышления.
Или – просто – мышления.

17.02.2010, 19:34
Рустам Курбатов

Одна педагогическая утопия

Я хотел бы назвать этот рассказ «Один день ученика нашей школы». Но это было бы нечестно. Текст, написанный пять лет назад, так и остался «проектом» - иначе говоря, педагогической утопией.

Рабочий день ученика: два «урока», два часа тихой самостоятельной работы и два часа Свободного полета – когда сами дети решают, чем они хотят заниматься, - увы…


Мы почти приблизились к этому идеалу четыре года назад, но надвигалась очередная государственная аккредитация, и чувство самосохранения взяло верх. Реалпедагогик.

И всё ж, такая школа могла бы быть. И выпускники ее были бы здоровыми и счастливыми людьми. Но разве это цель нашей системы образования?

Может быть, лет через тридцать-сорок, если вдруг в нашей стране что-нибудь изменится, кто-нибудь сможет сделать такую школу. И тогда этому тексту можно будет вернуть его настоящее название - «Один день ученика нашей школы»


МАСТЕРСКИЕ ПО ПРЕДМЕТАМ.


Это чуть-чуть напоминает уроки: весь класс, один учитель, программа курса.


Но речь не идет о буквальном выполнении Программы.
Наша «программа» - это разные интересные дела, которые учитель делает вместе с детьми. Ее составляет сам учителем, предугадывая детский интерес. Или вместе с учениками. Мы можем делать то, что нам интересно – но в рамках предмета

Это не очень похоже на привычные уроки.


Нет сухого объяснения и разучивания алгоритмов. Есть много экспериментов, опытов, демонстраций, видеофильмов. И яркие рассказы учителя, обращенные к Сердцу ученика.

Нет монологов у доски и созерцания стены.
Есть работа: групповая и индивидуальная. Хорошо организованный труд не утомляет, а приносит радость.

Нет бесконечных повторений и ответов на наводящие вопросы.
Есть возможность самому спрашивать, не понимать, удивляться. Потому что без этого настоящего мышления не будет.

Это, скорее, не урок – а Мастерская.

Как в средневековой мастерской - мастер передает секрет ремесла ученику. Работает вместе с ним, учит не на словах, а на практике. А итогом является первая самостоятельная работа ученика – его шедевр.

Уроков не много: может быть, два урока в день.


Но ведь урок – всего лишь одна из форм работы.
Результат зависит не от количества аудиторных часов – а от вовлеченности ученика. Продолжение уроков будет на Самостоятельной работе. А если удастся по-настоящему увлечь - вовлечь – ученика, то и на Спецкурсах.


ТИХАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА


То, что раньше считалось домашним заданием.

Делается в школе, помогает учитель.
Объем и сложность работы определяет ученик. Как? Каждый учитель предлагает задание на самостоятельную работу.

По математике – задачи разного уровня сложности.
По русскому – упражнения. По английскому – упражнения (письменные и устные), в т.ч. компьютерные программы. По истории, естествознанию – работа с книгами, компьютерными программами, видеофильмами.

Это не совсем «самоподготовка» - там «учитель задал».
Здесь иначе: Я сам выбрал эту работу.

Дети разные: есть «сильные», есть «неудачники». Но все хотят быть успешными – то есть успевать! Поэтому предлагаются задания 2-3 уровней сложностей.

Программа – не бетонированное шоссе, по которому мчатся машины. Скорее, это отдельные тропинки. У каждого – свой путь прохождения программы.

Самостоятельная работа проходит в Библиотеке или Компьютерном классе.
Библиотека - стеллажи с книгами. Компьютерный класс – десятки программ по каждому предмету.

Два часа в день - на Уроки Самостоятельной Работы.
Два часа спокойной, сосредоточенной работы. Каждый делает свое дело.


СПЕЦКУРСЫ.


Спецкурс – это форточка школы, открытое наружу окно.
Потому что там, снаружи, живет реальный детский интерес.

Ребенок приходит в школу со своими вопросами и интересами.
Вокруг этого строится работа на спецкурсах.

Кому-то интересно узнать, почему вымерли динозавры – вот фильм и книги.
Или заняться историей моды – вот книги и фильм. Или читать книжку, необязательно по программе. Или писать: стихи, рассказы, романы, статьи в газету. Или ломать голову над головоломками. Или делать опыты по химии, запускать модель вертолета, рассматривать букашек в микроскоп, звезды - в телескоп.

Вот оно, начало всякого познания -
детское любопытство и желание. Как организовать этот хаос?

Пятнадцать кричащих детей, половина из которых не знают, что им в жизни интересно.
Может ли один учитель охватить все? Объединяется несколько классов - например, 4 класса, 60 учеников. Работает 4 учителя, каждый ученик выбирает себе руководителя. Выбор делается на четверть. Итог – защита "шедевра" перед учениками другого класса.

Другое название спецкурсов - Свободный Полет.
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+