Личный кабинет
Дневники

[attachment=6784:2б_11.JPG]
Лет пять назад прочитал у Александра Гениса, что дети американские полдня проводят в школе, а полдня – смотрят телевизор. Подумал – метафора. Ну как это: полдня – телевизор…

Теперь понимаю: не метафора. Действительно, всё свободное от школы время дети проводят за телевизором и компьютером. И днем, и ночью. Вот разговор, подслушанный в школьном автобусе: «Я будильник поставлю на 2 часа (ночи), проснусь и позвоню тебе, будем играть (на компьютере)»

И что ж? Загружать больше: задачками, книжками, упражнениями? Загружаешь – а они еще с большим остервенением…

Такое впечатление, что компьютер и школы – это сообщающие сосуды: чем больше школы, тем больше компьютера. Как два стороны монеты – орел-решка.

Чем мы больше загружаем ребенка школой – тем больше он разгружается за компьютером.

Делать что? Не интеллект грузить – а руки и сердце. Больше рисовать, лепить, играть, конструировать, мастерить, двигаться, заниматься самыми разными «искусствами и ремеслами». Ни математические задачки, ни великая классическая литература не в состоянии выбить из головы компьютер. Не по силам.

А искусства и ремесла могут. И если уж есть домашнее задание – то пусть оно будет таким: для рук и сердца.

Потому что компьютер – это предохранитель интеллекта. Чтобы он, интеллект, не расплавился после 6 часов школьной загрузки. Как 100 граммов водки в морозный день после работы на стройке.

Не работа в школе утомляет, а бессмысленность и однообразие. Если б в школе дети могли больше двигаться, говорить, делать что-либо своими руками, играть, смотреть хорошие фильмы и мультфильмы, занимались ежедневно спортом – они б спали по ночам, а устраивали б сетевые стратегии.
31.08.2009, 20:15
Рустам Курбатов

"Школа, я люблю тебя..."

Мое признание в любви... Восемь новелл о Школе (всего их - двадцать, остальные на этом блоге, в разделе "Легенды и мифы...") Из сегодняшнего номера "НОВОЙ ГАЗЕТЫ"
19.08.2009, 16:56
Рустам Курбатов

Яблони на Марсе

[attachment=6783:5.jpg]

Без изменения содержания образования разговоры о реформах просто неприличны. Без ответа на главный вопрос: ЧЕМУ учить в школе?

Парадокс в том, что каждый, почти каждый родитель, понимает, что Школа учит вещам мало нужным. Учителя тоже понимают. Но… Но Миф о Старой Доброй Школе, о лучшей в мире системе образования, не отпускает нас.

Программу сократить надо бы на половину, хотя бы на треть. Аргумент прост: спросите любого хорошо образованного взрослого: до какого класса он в состоянии помочь своему ребенку по всем предметам школьной программы. До седьмого-восьмого, как правило. Вот это и осталось в голове.

«Сокращение» - не совсем точное слово. Уменьшить объем материала – не для того, чтобы знать меньше. Чтобы знать по-другому. Чтобы было время на самостоятельную, исследовательскую работу. Чтобы можно было ходить на экскурсии, смотреть фильмы, разговаривать с людьми, проводить эксперименты, общаться друг с другом… Чтобы ученики могли сами додуматься до тех вещей, которые им сейчас преподносят в готовом виде. Чтобы было время подумать.

«Знать всё, что накопило человечество» – это из области коммунистической мифологии. Равно как обещание построить коммунизм к 1981 году: прилавки пустые, на улице грязь, но партия торжественно провозгласила – и сказка становилась былью.

Пусть американцы и французы читают учебники, где мало текста и много картинок. Психологи говорят, что дети в этом возрасте не могут усвоить такой объем информации? Это их дети не могут – а наши могут!

В Советском Союзе не только реки поворачивали вспять и выращивали квадратные арбузы, но и воспитывали детей новой формации – новой породы. И что дети капиталистических стран не могут – наши могут! Нужно-не нужно, какая разница?

И на Марсе будут яблони цвести…

Миф о Советской Школе жив. И даже самые прогрессивные родители нет-нет, да и всполошатся: А вот мы учились… А вот у нас дисциплина была… И в тетрадях аккуратнее писали…
04.05.2009, 19:01
Рустам Курбатов

Тоска по Старой Советской Школе

С коллегами, французскими учителями, ходил по школе. Показывал им «хорошую школу». Входим в класс, урок истории, 9 класс. Учительница воодушевленно рассказывает о своей работе иностранцам. Дети сидят, 40 человек, 6 рядов, затылок в затылок. 5 минут, 10 минут, 20 – ни одного замечания, ни одного движения. Дети сидят неподвижно. Вот она, лучшая советская школа!

«Это невозможно! Ваша школа учит только послушанию и усидчивости! Современному обществу нужны инициативные и творческие люди! Ваша школа после развала СССР развернулась в прошлое. И это путь в никуда!»

Школа учит усидчивости.

Рассказ мамы Риты К.:

Весной звонила в школу «…»:

- Берете в 1 класс?
- Да
- Какие требования?
- Читать, писать, считать…
- Чему же вы учите в 1 классе?
- Послушанию.

Откровенно…

В Школе вообще чувствуется дух Реванша.

Большинство родителей высказываются за школьную форму. На поверхности – экономические проблемы. В глубине – желание «построить» и дисциплинировать ребенка.

То тут, то там возникают пионерские организации. Дескать, ничего плохого, дети нуждаются в организации, любят всякие мероприятия и проч. А в подсознании опять же – желание противостоять современному угару и дисциплинировать ребенка.

Но красные знамена – не главное. Главное – что большая половина наших сограждан (статистики нет, кто считал?) уверены, что старая школа была хорошей школой. Кажется, мы рассчитались уже со всеми мифами советской эпохи, но нет, один остался – Миф о советской школе.

Вот разговоры в учительской:

- Англичане (китайцы, японцы…) поняли, что советская система образования была самой эффективной и пересматривают свои национальные программы образования…

- Как же, советская система образования лучше западной, а уровень жизни в Европе выше…

- Так это всё наши люди: они уехали туда и сделали им науку...
[/font]

[font="Arial"]Что тут скажешь? Тоска. Тоска по Старой Советской Школе эпохи индустриализации и большого террора.





03.05.2009, 19:12
Рустам Курбатов

Новое слово на букву "Г"

Моя дочь неделю назад писала пробную ГИА. Новое слов на букву «Г». Кто не знает - типа ЕГЭ в 9 классе. Вот задание: «Словосочетание «сказал радостно», построенное по принципу примыкания, заменить на синонимичное, построенное по принципу управления».

Такое впечатление, что группа академиков и член-корреспондентов, для которых это «управление- примыкание» и есть вся жизнь, потому что в жизни они навряд ли что-то делать другое могут, так вот эта корпорация почтенных людей держит под контролем всю территорию страны. И всё население.

Они думают, что это и есть образование и хотят, чтобы все остальные думали также.

Скажите, ну где и зачем это может быть нужно? Где пригодится это «примыкание-управление»? Кому? Юристу, экономисту, врачу? И если практического смысла нет, может это нужно для развития каких-то особых психических свойств личности, каких-то, простите, понятийных структур?

Или это наш ответ на глобальные вызовы цивилизации? Или так мы понимаем модернизацию Российского образования? И может, это по статье «гуманизации»? Думаю, пока мы будем заниматься на главном школьном предмете – русском языке – этими «примыканиями-управлениями», нас не только Китай и Корея обгонит, но и Венесуэла.

23.04.2009, 23:10
Рустам Курбатов

Спецшкола для нормальных детей

Есть школы специализированные: физико-математические, театральные, с преподаванием ряда предметов на иностранных языках - так называемые школы для одаренных детей. Есть школы специальные: для детей, требующих «особых условий воспитания и развития». Конечно, особые категории детей нуждаются в особых школах.

Но есть еще группа детей, нуждающаяся в особой – другой – школе. Это обычные дети. Потому что обычная школа становится невыносимой для них.

Отличники хорошо приспособились к школе и не очень страдают. Двоечники тоже не страдают: они поняли, что в школе можно ничего не делать. Тяжело приходится тем, кто не умеет прогуливать уроки и не в состоянии сидеть неподвижно.

Трудность в том, что Школа требует усидчивости. В прямом смысле слова: способности сидеть неподвижно и молча десять часов в сутки. Семь уроков и три часа – домашняя работа. А это не каждый может. Физиологически.

Я был в гостях у коллеги, учителя математики одного французского лицея, в Нанте. Его сын, Юан, 13 лет, в течение трех часов французского ужина не умолкал ни на минуту. Спрашивал о России, рассказывал о своей лошади (Юан занимается конным спортом), показывал коллекцию монет... Не обращая внимания на разговоры взрослых, перекрывая часто своим голосом наши профессиональные беседы. Первая мысль была – какой невоспитанный юноша. Потом прислушался, привык к громкому голосу: умный, веселый, жизнерадостный человек. Способен говорить со взрослыми на равных.

Подумал: «Как же в школе он молчит на уроках?..»

Через полгода Жоэль, его отец, пишет: «Юан перешел на экспериментальную форму обучения: две недели ходит в школу, две недели работает, ухаживает за лошадями…» И письмо самого Юана: «Дорогой Рустам! У меня всё здорово, эта зима во Франции теплая… Извини, у меня нет времени больше писать – надо покормить лошадей»

Юан перешел на экспериментальную форму обучения… Обычная школа не просто трудна – она невыносима для таких детей. По одной причине – в школе надо молчать.

Может быть, Юан – не совсем обычный подросток. Большинство детей все ж могут немного помолчать и послушать взрослых: пять, может даже 10 минут. Но не семь же часов в день!

Таких как Юан много: и во Франции, и в России. Реже встречаются такие как Жоэль, его отец. Преподаватель математики в лицее, он понял, что его сын не может ходить в школу. И Юана освободили от Школы. Думаю, это решение семье далось не просто. Кстати, мама мальчика – воспитатель детского сада, тоже, можно сказать, педагог…

Такие дети были всегда, только раньше никто их спрашивал: Хочешь ли ходить в школу? Трудно ли сидеть на уроках? Нравы меняются. Пороть детей, тыкать носом в чернильницу, рвать тетрадки - как-то неприлично. Ребенку дали немножко свободы, к нему стали прислушиваться… Прислушались – а он говорит, что не хочет идти в школу…

Я очень рад за Юана. Думаю, он все ж научиться молчать и слушать учителей в течение двух недель месяца – потому что знает, что потом его ждет любимая работа, его лошади! Ради этого можно потерпеть.

Юан – обычный ребенок. Таких очень много. И именно таким – обычным! – детям нужна другая школа. Не знаю, смог бы Юан учиться в нашем Лицее. Наверное нет, мы всё ж довольно респектабельная школа. Но мы стараемся…

18.04.2009, 18:08
Рустам Курбатов

Процветаете?

Обычный вопрос при встрече с отдаленным знакомым на улице: «Ну как там Лицей КОВЧЕГ? Процветаете?» Процветаем мы или уже плодоносим? Но часто в этом вопросе читается подтекст: «Как, вас еще не закрыли?»

И второй вопрос: «Ну а в какие институты поступают ваши выпускники?» Смысл вопроса ясен: «Ну, разве куда-нибудь можно поступить после вашей школы». Дескать, хорошо, что вы к детям хорошо относитесь, ну что потом? И так думают даже вполне приличные и образованные люди…

«А в каких институтах учатся Ваши выпускники?» Все равно, что у врача спросить: «А на каком кладбище лежат Ваши бывшие пациенты?» Ясно, что все там будем… Но 11 лет жизни!

Детский сад – подготовка к школе. Школа – подготовка к институту. Потом – поиск работы. А там не за горами старость. Пора уж о пенсии думать. А где жизнь?

Беда Школы – не в низких зарплатах и не в ЕГЭ. Беда в том, что Школа рассматривается родителями как подготовительные курсы в институт. Одиннадцатилетние подготовительные курсы.

Кстати, все наши ученики поступают. В разные вузы. В те, в которые хотят поступать.

[font="Arial"][/font]
08.04.2009, 22:52
Рустам Курбатов

Признания слабого учителя

На двадцать пятом году учительской карьеры (скоро пенсию оформлять за выслугу лет) я понял, что я – слабый учитель. То есть не сильный. «Сильный учитель» - о, как это звучит! «А у вас в школе сильные учителя?» - спрашивают родители. «Мне повезло, у нас в школе были сильные учителя…», - со вздохом вспоминают взрослые люди. «Сильный учитель» - это посильнее, чем «заслуженный учитель» или «отличник системы просвещения»!

Я не могу заставить детей сидеть неподвижно и слушать меня. Особенно в тех классах, где работаю не первый год. Вот приходят 16 юношей и девушек в класс, после урока на химии, где они составляли уравнения окислительно-восстановительной реакции, после «Бедной Лизы» на литературе, теоремы Виета на математике, после десятиминутной перемены, на которой некоторые успели все-таки выбежать на крыльцо глотнуть воздуха, но еще до обеда: обед на следующем уроке, а процесс выделения желудочного сока уже начался, - так вот, приходят эти 16 пубертатных существ и смотрят на меня. Что сказать им?

После 5 часов сидения я должен потребовать от них еще 40 минут неподвижного внимания.

Андрей снял свитер и уткнулся лицом в него – так легче переждать эти 40 минут; Глеб тихонько рисует на листочке свой выдуманный мир – он повзрослел и понял, что не надо провоцировать учителя; Никита смотрит усталым взглядом – у него, отличника, по истории «тройка», не знал, что такое кустарное производство; Вадим – он единственный, кто еще готов играть в футбол, и мой урок для него – скамья штрафников; Карина еще не обсудила с Машей новую прическу Марины; а вот другая Маша, моя дочь, так рада, что она увидела папу и может с ним поговорить – и что? Сели – открыли тетради?

Они смотрят на меня – некоторые в надежде, что я смогу сегодня им сказать что-нибудь такое, что перебьет урчание в животе, желание поиграть в футбол или просто – желание поспать. Мне неловко от этих взглядов. Сейчас потребую тишины и внимания. Смогу ли я им сказать действительно что-нибудь важное?

Трудно учить тех, кого любишь.
28.03.2009, 23:18
Рустам Курбатов

Перегруз

Аннотация к медицинскому препарату, типа «Бай-бай» или «Спи, малыш»: «Препарат снимает стрессы, вызванные школьными перегрузками». Трудно выполнить школьную программу без медикаментозной поддержки…

Из психологической книжки про то, как надо ребенка готовить к школе: «У ребенка в 1 классе вследствие психологических перегрузок могут наблюдаться скачки артериального давления, нарушение сна, сердечная аритмия…» Аритмия вследствие перегрузок? Это про шестилетнего ребенка – а не про космонавта! Да, действительно, к школе человека надо готовить долго и серьезно – как готовят космонавтов к полетам…

Перегрузки. Дело не в том, что задачки по математике стали труднее или учебники по истории толще – причина в другом.

Школа требует от ребенка абсолютно невозможного, противоестественного, физиологически невыносимого - неподвижности.
21.03.2009, 14:23
Рустам Курбатов

Вот нам всем и Юрьев день...

Свобода для земледельца – в праве перехода от одного барина к другому.
Для учителя - в праве говорить, что думаешь и учить детей, как считаешь нужным.
Что на правом уровне закрепляется в понятии «программа курса».
Итак, насколько свободен учитель в составлении этой самой программы?

Двадцать лет, в ту далекую крепостную эпоху, ясное дело, свободы не было. Была Единая Программа: и инспектор из Москвы знал, что к изучению правописания корней «раст» - «рос» учащиеся великой страны приступают в среду второй недели ноября, в 11-40.

Потом началась Эпоха Великих Реформ. Учителя почувствовали свободу и стали чуть-чуть отходить от Программы. Чиновники забеспокоились: «Не дадим разрушить единое образовательное пространство! Соблюдение прав ребенка при переходе из одной школы в другую!»

А тут еще и обсуждение Госстандарта. И, поразительное дело, этот стандарт казался шагом вперед к освобождению. Государство проверяет только результаты, результаты «на выходе»! А что, как и в какой последовательности – решает сам учитель. Свобода! Свобода, подтвержденная Законом:

«Содержание образования в конкретном образовательном учреждении определяется образовательной программой (образовательными программами), разрабатываемой, принимаемой и реализуемой этим образовательным учреждением самостоятельно» (Закон об Образовании, статья 14, пункт 5)

Самостоятельно - это означает, без согласования с управлениями, департаментами и министерствами. Без методистов и экспертных советов. Школа сама утверждает программу курса! Ограничение одно – «на выходе», то есть в конце 9 и 11 класс должен быть выполнен «госстандарт».

На протяжении 15 лет мы имели ПРАВО – закрепленное в Законе право – говорить и делать то, что мы считаем нужным.

Осознали ли мы это право? Успели ли воспользоваться? Или просто переписывали и ксерили к началу каждого года старые программы и поурочные планы?

А пока мы ксерили, управленцы поняли, что тогда в 1991 году со свободой хватили через край. Как это, школа сама утверждает программу?

И вот полтора года назад в 5 пункт 14 статьи Закона об образовании была внесена поправка:

«Содержание образования в конкретном образовательном учреждении определяется образовательной программой (образовательными программами), утверждаемой и реализуемой этим образовательным учреждением самостоятельно. Основная образовательная программа в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении разрабатывается на основе соответствующих примерных основных образовательных программ и должна обеспечивать достижение обучающимися (воспитанниками) результатов освоения основных образовательных программ, установленных соответствующими федеральными государственными образовательными стандартами или устанавливаемыми в соответствии с
пунктом 2 статьи 7 настоящего Закона образовательными стандартами. (п. 5 в ред. Федерального закона от 01.12.2007 N 309-ФЗ)»

Написано не просто, давайте еще раз… Итак, школа сама составляет программы… Но, позвольте, откуда взялась «примерная образовательная программа» и что такое «на основе» этой программы?

«Примерная программа» - это та же, извините Государственная программа.

Что такое «на основе» никто не знает. Методисты говорят стыдливо: «Можешь менять треть материала». Менять – это значит «переставлять местами», «заменять на другой материал»? Да и где написано про эту «треть»? А много ли будет смельчаков-энтузиастов, меняющих эту «треть», понимая, что каждая строчка от себя будет красной тряпкой для инспектора. Многие ли готовы стать матадорами?

Нет, лучше уж спокойно и по старинке. Возьмем готовое планирование и отксерим его.

А ведь это, несмотря на иронический тон, очень серьезный вопрос. Если у учителя есть возможность «составлять программу», пусть даже он не будет пользоваться этой возможностью – все-таки это надежда на то, что в школе будет хоть немножко жизни, хоть какое-то движение мысли. В противном случае - только бездумное и бездушное следование букве инструкции.

Это кризис. Посерьезнее финансового.

Так вот после 15 лет свободы, которой мы и не заметили почти, мы вернулись к своему прежнему крепостному состоянию. Вот нам всем и Юрьев день.

footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+