Личный кабинет
Дневники

01.05.2010, 13:23
Рустам Курбатов

О силе родительского слова

Марина, 9 класс, три минуты по телефону поговорили с мамой об «успеваемости» - вечером по электронной почте получил очень приличную работу. А до этого – два года разговоров и убеждений, зачем надо учиться, почему надо выполнять письменные задания и о смысле жизни вообще… Три минуты разговора с мамой – и вот результат.

Лиза , тот же класс, на следующее утро, на лестнице: «Р.И., я сегодня вечером Вам работу пошлю». С мамой Лизы я еще не говорил по телефону – только собирался…
25.04.2010, 22:27
Рустам Курбатов

Школа Зеро

Наша «модернизация образования» может стать движением назад – возвратом к старой школе.

Слушаю по телевизору...

В школьных учебниках полно ошибок, уровень образования падает, дети непослушны, через двадцать лет в стране не будет ни хороших инженеров, ни врачей, безопасность государства под угрозой… Необходима модернизация.

Какой вывод должен сделать обыватель?

Школа в тупике, и причина этого – реформы последних двух десятилетий. Ведь раньше не было таких глупостей как десяток учебников по одному предмету… И дети были послушны. И не было проблем с госбезопасностью.

Позади - старая добрая школа. Впереди ориентира нет. Куда идти-то? Вот и получается, что наша «модернизация» - это движение назад, к школе 30-50-х годов.

Другой дороги нет. Школа Зеро.
24.04.2010, 16:37
Рустам Курбатов

До таблицы Менделеева

Дети любят химичить – пока не начинается изучение таблицы Менделеева.

Обожают делать опыты – пока не начался курс физики.

Читают книжки – пока не приступили к чтению по программе.

Пишут рассказы и стихи.

Смотрят исторические фильмы.

Решают математические головоломки.

До тех пор, пока…
15.04.2010, 22:05
Рустам Курбатов

Смотрители рисовых плантаций

На протяжении всего учебного года, в самом пубертатном возрасте – в 9 классе, на главном школьном уроке – русского языка - чем мы занимаемся? Мы учимся ставить иногда до, иногда после придаточного уступки такую маленькую, еле заметную черточку...

Древние китайцы, мастера каллиграфии и тренировки духа, пришли бы в восторг от нашей системы образования! Когда внутри гормональная революция, тело растет в разные стороны, а голова трещит от вопроса, кого: Дашку или Марину пригласить в субботу в кино, - на протяжении года, каждый день, сосредоточив дух и освободившись от плоти, мы рисуем эту черточку. А если ты пропустил три черточки в итоговой работе – тебе никогда уже не стать смотрителем рисовых плантаций.

Вот оно, Образование!

05.04.2010, 19:49
Рустам Курбатов

Я прошу, хоть ненадолго...

По поводу акции Педсовета о сокращении бумаг в школе. Просьба к Государству.

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/038/33.html http://www.newsland.ru/News/Detail/id/357168/cat/10/

26.03.2010, 19:33
Рустам Курбатов

О макаронах с сыром

Наблюдение в школьной столовой за детьми, доедающими третью добавку макарон с сыром...

Дети, которые «не вписываются в Школу», любят покушать. У них хороший аппетит. Послушные дети часто страдают гастритом. Люди вообще делятся на две группы: послушные – кто «обломал» себя в Школе и вписался в структуру. Непослушные – кто остался сам собой. Головная боль и другие болезни – следствие послушания. Природа не выдержала такого насилия.

Строгая школа не страшна для троечника – у него иммунитет. Она ломает отличников – эти дети становятся жертвами манипуляций взрослых.

Мама Саши жалуется, что едут в Испанию, ребенок не хочет ходить по паркам и музеям, а хочет лежать на пляже. Для Саши это большой шаг вперед. Он честно говорит родителям, что хочет лежать на пляже. Наверное, два года назад он говорил, что хочет ходить по музеям. И думал на самом деле, что он хочет ходить по музеям.
20 лет назад я был совсем молодым и безбородым учителем истории – учителем, которого никто в классе не слушал, кроме двух-трех тихих отличников на первой парте. И одна учительница начальной школы с большим стажем, человек жизнерадостный и любящий школу и, конечно же, умеющий повести бровью так, чтобы класс замер, рассказывала мне время от времени всякие поучительные истории об искусстве управления детьми.

«У тебя в классе, - говорила она, - всегда должен быть ученик, ну не любимчик, нет… Но когда ты выходишь из класса, он должен следить за остальными и отвечать за порядок. Конечно, он будет у тебя на особом положении, и ты можешь разрешать ему чуть-чуть больше, чем остальным…»

«Следить за остальными, на особом положении… Это что-то напоминает», - мелькнула мысль. Но сказано это было так легко и весело, что я отогнал нехорошую ассоциацию и подумал: «Наверно, это не так уж плохо. Может, попробовать…»

«А знаешь, - продолжала она, - как приятно по утрам входить в класс. Дети здороваются, садятся, ты смотришь на класс сверху: ряд мальчиков в белых рубашечках, ряд девочек с красными бантами, а по праздникам – с белыми, а потом опять ряд мальчиков… Красиво!»

И тогда в голове у меня что-то щелкнуло. В этих рядах - мальчики в рубашечках, девочки с бантами - есть какая-то особая красота. Красота парада, военного строя, красота плаца. Ведь неспроста Павел I любил смотреть на марширующих солдат: то доставляло ему совершенно особое, эстетическое, наслаждение.

Да и Пушкин не скрывал восторга от «стройно зыблемого строя». Что ж, поэт не смог придумать синонима и повторил два раза одно слова на строчке? Не смог. Ведь это не просто строй – он даже зыблется стройно! Это строй в квадрате, предельно совершенный строй.

Советская Школа обладала особой эстетикой. В ней была своя красота - красота строя. Но видна вся эта красота была с одной лишь точки обзора – с точки зрения учителя, стоящего над строем. Смотрящим сверху на него.

А тут еще в руки попалась книжка Селестена Френе о «Новой французской школе». Зашел в магазин, купить какую-нибудь книжку о том, как сделать, чтобы дети тебя слушались. Книга была серой и некрасивой, но стоила 90 копеек. «Начальная школа, скучно, - подумал, - но вроде недорого». Купил.

И вот слушал я эти истории об «белых бантиках по праздникам» и читал Селестена Френе. О том, как мальчик Жан обрызгал из шланга на школьном дворе мальчика Жака. После чего этот Жан (а может, Жак) решил подготовить доклад об истории орошения, нашел книжку, сел тихонько в уголок классной комнаты и начал читать ее, а потом выступил с этим докладом перед всем классом. А в это время Пьер, у которого были проблемы в спряжении глаголов в passй compose, решил заняться грамматикой: подошел к ящику, где хранились карточки с грамматическими заданиями, выбрал нужную карточку, сел на свое место и начал работать… И так 25 учеников класса: кто-то решает математические задачки, кто-то пишет письмо друзьям из Бретани… Каждый занимается своей работой: делает то, что ему интересно, или просто работает над ошибками. Если надо, он подходит к учителю, или берет нужную карточку в картотеке, или ищет книжку на стеллаже. Ребенок может двигаться по классу…

От нервно-мышечного возбуждения я не мог сидеть – ходил из угла в угол. Почти как те дети в классе у Френе. Да, возможна другая школа. Школа, где дети не сидят затылок-в-затылок. Один решает математические задачки, другой печатает на компьютере, третий - смотрит видеофильм (надев наушники, чтоб никому не мешать), кто-то шебуршится у стеллажа с книгами, а еще трое или четверо рисуют газету, разговаривая вполголоса… Радостно смотреть на спокойно работающих детей. Красиво.

Это другая красота – не красота строя.

Я понял, простите, Андрей Донатович, за перефраз, что у меня нет никаких раногласий с Советской школой: ни политических, ни методических. Только эстетические.
«А сам-то знаешь, что делать?» - иронично спрашивает один хороший знакомый. В смысле, что делать с этой нашей самой школой…

Не знаю. Часто кажется, что из Школы нет выхода. Город Зеро.

Гуманизация, реформы, нацпроекты, модернизация… А она не меняется.

А может, есть выход…

Итак, план реформ. Простой – два пункта.

Первый – платить больше. Платить, чтобы пришли в школу другие люди, иначе думающие, свежие, молодые и задорные. И не надо никаких нацпроектов – они столько себе проектов напридумывают… Предложение, понимаю, утопическое.

Второе предложение – наверное, еще более смешное - дать учителям чуть больше свободы. Главное, что это «чуть больше» не потребует ни рубля федерального бюджета, а, напротив, сэкономит много денег.

В чем это «чуть больше»? В отказе от всяких бесконечных планирований: тематического, поурочного, календарного… Пусть будет программа: на полстраницы по объему, с перечнем обязательного материала, - путь будут критерии выполнения и способы контроля. Но не надо расписывать всё по темам и часам, не надо планировать уроки апреля в начале сентября.

Больше всего учителей в школе раздражает ложь. Эти планирования – ложь очевидная, ложь по определению. Хороший учитель никогда не будет выполнять свою поурочную программу – всё зависит от класса, настроения, погоды… Надо просто отказаться от этих планирований.

Государство с нами – как с маленькими детьми. Хочет проверить каждый час, каждый шаг, каждую букву. Час влево, час вправо – государственное преступление.

Не надо. Мы уже большие. Определитесь, уважаемые, что проверять будете: процесс или результат? И то, и другое слишком дорого.

И уж если нужно проверять – так пусть результат.

Я не рассказываю скандинавские сказки, где, говорят, вообще нет инспекций и о работе школы судят по результатам ее выпускников. Такого у нас не будет, понимаю. Но не заставляйте нас обманывать: обманывать вас, дорогие методисты, ребенка и самого себя – когда в журнал пишешь одно, а на уроке делаешь другое.

Я понимаю, что второе предложение – еще более фантастическое, чем первое (хоть и не требует бюджетных денег). И знаю, почему. Бумаги – это проявление власти. Потребовать бумагу – это значит установить властные отнрошения. Определить, кто тут начальник. А вопрос власти серьезнее вопроса денег.
20.02.2010, 21:25
Рустам Курбатов

Запутались в нулях

В тех странах, где приходилось бывать, при случае интересовался: а сколько у вас получают учителя?

Турецкий полицейский мне объяснил, что его жена-учительница получает чуть меньше, чем он. Думаю, это не очень плохо.

Жена польского таксиста получает небольшие деньги, с точки зрения таксиста, - но ее зарплату «нищенской» никто назвать не может.

Когда я объяснял французским коллегам, что учитель получает меньше, чем девочка, делающая в офисе кофе, они думали, что я шучу. И просили сумму написать на бумажке, предполагая, что я со своим французским языком запутался в числительных. Запутался в нулях.


Кстати, около половины учителей начальной школы во Франции – мужчины. Понятно, почему...

***

Этот текст написан в жанре сочинения для старшеклассников: «Если б я был министром…» Серьезно относиться не надо.


Так вот, если б я был министром образования, то я бы сделал две вещи.

Первая – понимаю, что фантастическая. Я бы боролся за повышение зарплаты учителя в 2-3 раза.

Не стимулирование «лучших учителей» и не гранты молодым. Хотя я понимаю логику правительства в Год Учителя. Гранты «лучшим» - на порядок дешевле для бюджета, чем банальное повышение зарплаты всем. Да и молодых надо как-то привлечь и удержать. Вроде, правильно.

Но… Кто будет выбирать «лучших и молодых»? Извините, никого не хотел обидеть. Вот и станет наша модернизация возвратом в эпоху развитого социализма.

Да, увеличить зарплату всем: молодым и старым, либералам, и крепостникам. Просто увеличить зарплату. Я не экономист, и я не могу рассчитать, как это отразится на инфляции. Хотя понимаю, что при дорогой нефти денег в стране много. По крайней мере, было много до кризиса.

Сейчас платят учителям – чего скрывать? – по принципу: «И за такие деньги работать будут». И ведь правильно. Работают же.

Но если думать не только, чтобы продержаться еще 10-15 лет, а о большой перспективе… Чтобы школы выпускала в жизнь здоровых и хорошо образованных людей, чтобы в стране были инженеры, врачи и чтобы (в конце концов) не возникало проблем с безопасностью государства – учитель должен бы получать не просто «и-так-не-никуда-не-уйдет», а хорошую и достойную зарплату.

Приходится слышать возражение: повышение зарплаты не изменит школу, учителя будут работать как работали. Не изменит сразу. Но через несколько лет, возможно, в школу захотят прийти молодые и образованные люди – и положение потихоньку изменится.

Положение изменится само собой, без директив сверху и национальных проектов - просто с приходом в школу нового поколения людей: веселых, задорных, думающих по-другому, свободных...

Правительство сверхдоходы от нефти аккумулирует в Стабилизационном фонде – это «подушка безопасности» страны, забота о будущем поколении.

Деньги, которые будут потрачены на повышение зарплаты учителям – это тоже своего рода Стабфонд России.
25.01.2010, 21:08
Рустам Курбатов

Наш ответ Хиллари Клинтон

Три дня назад услышал по радио, что Хиллари Клинтон назвала блоги «самиздатом наших дней». Почувствовал прилив сил.

Мой друг Пьер, француз, забыв о том, что я у него в гостях, в воскресенье утром садится в машину, чтобы, преодолев 200 километров, опустить избирательный бюллетень на выборах в Законодательное собрание. «Я не могу, - очень серьезно говорит Пьер, - пренебречь правом, ради которого мои предки два века назад жертвовали жизнью»

Мои предки два века назад ничего не слышали о народном суверенитете и представительной власти. И шли, с вилами и топорами, подозреваю, на тех, кто нес нам эти Либерте и Эгалите. Да и я, сказать честно, не всегда хожу на выборы.

Но я не могу пренебречь другим правом – возможностью свободно говорить и писать. Тридцать лет назад «мои предки» если не жизнью жертвовали, то рисковали свободой и благополучием ради этого права.

И пока интернет в нашей стране не регулируется государством, как в Китае и Белоруссии, пока мы можем не только свободно говорить на кухне, но и свободно писать – надо пользоваться этой возможностью.

Свобода слова для русского – что избирательное право для француза.

Я продолжаю вести свой блог.

И вообще, я думаю, что каждый учитель должен был бы вести блог, ведь в этом суть нашей профессии: говорить и писать, что думаешь.
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+