Личный кабинет

Приемка школы. Пожарный инспектор

В прошлом году я написал рассказ "Приемка школы", в котором описал мысли директора во время проверки готовности школы к учебному году. Сейчас я попытался представить мысли пожарного инспектора


Мы, директора, в ожидании комиссии встаем в позу взволнованного суриката и заранее недолюбливаем всех, кто сунет нос в наши дела, забыв, что они обычные люди, просто работа у них такая, и претензий лично к нам у них нет. Или всё же есть?

Дорогие читатели! В прошлом году я написал рассказ "Приемка школы", в котором описал мысли директора во время проверки готовности школы к учебному году. В новом рассказе я попытался представить мысли одного из проверяющих, а конкретно пожарного инспектора. Мы, директора, в ожидании комиссии встаем в позу взволнованного суриката и заранее недолюбливаем всех, кто сунет нос в наши дела, забыв, что они обычные люди, просто работа у них такая, и претензий лично к нам у них нет.

Или всё же есть?

"Господи, это когда-нибудь закончится? Как же задолбала меня эта приемка. Бумаги, бумаги, бумаги, никакого просвета. Жил себе спокойно, нервы не тратил, тушил пожары, спасал людей - ни забот, ни хлопот. И надо же, чтобы именно меня шеф послал по садикам-школам с проверкой. Хорошо, что сегодня пятница. Завтра попрошу дежурство, может, пожар какой случится, хоть отдохну от этой нервотрепки.

Все, приехали, на сегодня последняя школа! Ба! Моя родная. Сколько же я тут не был? Лет десять. И кого я вижу? Изольда Матвеевна, учительница первая моя. Директором стала. Это хорошо. Сейчас я вам припомню детство мое золотое. А вежливая-то какая! "Максим Сергеевич да Максим Сергеевич. Вы меня помните?" Да, я вас, Изольда Матвеевна, и не забывал никогда. Мымра! Все помню. Чуть что: "Окурков, к директору. Окурков, ты разгильдяй. Окурков, приведи родителей". Никогда не забуду, как вы, Изольда Матвеевна, перекрестились у входа, когда я аттестат забрал. Сейчас ваша очередь отвечать на мои вопросы. И не про Герасима-садиста и образы литературных героев, а про пути эвакуации и запертые на ключ запасные выходы. И посмотрим, какой пингвин сейчас будет прятать тело жирное в утесах, спасаясь от меня, буревестника. Буду суров и беспощаден. Я могу пожалеть, а огонь нет. Блин! Хорошо сказал, как в кино.

 

Так-так. А где тут приказы? Есть. А инструкции? Тоже есть. А журналы инструктажа? Блин, да что это такое - тоже в наличии. Ладно. Тут не прокатило, но ничего, все равно что-нибудь найду. Пожарный шкаф. Пыль, значит, рукава не перемотаны. Открываем и…Черт. Чистота и порядок.

Обед? Хорошо, прервемся. Пока ем, обдумаю, где косячки найти. Вкусно, а кусок в горло не лезет. От жары и от обиды, что докопаться не до чего. Пивка бы сейчас, да на бережок. Разбежаться и плюхнуться в холодную водичку. И как это Изольда Матвеевна все успевает? И детей учить, и столько документации перелопатить. Она же старенькая уже, под пятьдесят, наверное. А ничего еще, бодрячком держится. Блин, дайте уже компот.

Продолжим. Сигнализацию включили и… Сработала! И сигнал прошёл на пульт? Удивительно. Что, и двери на путях эвакуации открылись? Как так? На магнитных замках! Супер! Фантастика! Ну, Изольда! Ну, молодец! А что это она так язвительно улыбается? Точь-в-точь, как тогда, когда я в третьем классе горящую сигарету в кармане спрятал, и штаны загорелись. Помню я этот взгляд. И слова её помню: "Ну, что, Окурков, огнеборцев подождем или сами тушить будем?" Ох и испугался же я, вдруг не успеют. Наверное, именно тогда я понял, что стану пожарным. А все благодаря Изольде. Может не такая уж она вредная. Просто мы такими были? Оп-пань-ки! А это что такое? Вижу, что огнетушитель. Сколько же ему лет? Пятнадцать! На память храните? Обо мне? Не понял! А, вы про это! Да уж, прикольная была история. Помню, помню. А что, нормальный поступок настоящего мужчины - спасти мир от мухи. Муха, она же источник заразы, сами говорили! Где я мог в столовой газету взять? А чем еще? Конечно, огнетушителем. Распылил, думал, струей убью, не знал же, что он порошковый. Ну, осталась вся школа без обеда, зато весело было! Все белые, только глаза хлопают. А, вы об этом? Так я же не думал, что у заведующей производством сердце слабое. Вылечили ведь. Заикается? До сих пор? Когда поет-то нормально? Вот и хорошо. Пусть готовит и напевает, еда вкуснее будет.

Ладно. Буду заканчивать, замечаний по моей части нет. Да и к Изольде претензий нет. Ведь сделала из меня нормального человека, не отступилась, хотя могла. Спасибо вам, дорогая Изольда Матвеевна, учительница первая моя".

Максим Сергеевич Окурков вышел из здания. Он, конечно, не видел, что директор школы Изольда Матвеевна облегченно вздохнула и перекрестилась, второй раз за всю жизнь.

 

    avatar 04.08.2018 | 11:38
    Олег Черняк Участник

    Читайте мои рассказы на http://www.proza.ru/avtor/chernyak77


     

Добавлено: 28.07.2018
Рейтинг: 7.9333333333333
Комментарии:
1
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+