Личный кабинет

Они сошлись - вода и пламень: Как школьным администраторам и психологам удается работать вместе?


Они сошлись - вода и пламень: Как школьным администраторам и психологам удается работать вместе?

Константин Сумнительный, кандидат педагогических наук
Журнал "Лидеры образования", №2-2001.

 

Психологи пришли в школу на волне бурных споров о новой педагогике. Споры закончились, а психологи остались. Но их отношения со шко­лой сегодня складываются не легко. Зачастую администрация и сама толком не знает, чего хо­чет от психолога, или, вернее, ждет от него чуда. Чуда не происходит, и нередко этот пока еще экзотический для нашей школы специалист ос­тается в ней чужеродным элементом.

Сегодня о случаях счастливого совпадения - желания помочь и готовности получить квалифи­цированную помощь - мы говорим с психологами и директорами школ Западного округа Москвы. В круглом столе участвуют представители школ: 78,81, 1004, 1016, 1129, 1134, 1400, 1541, 1542.

 

ЗАЧЕМ ШКОЛЕ ПСИХОЛОГ?

 

О первой школе, в которой пришлось работать, Оль­га Игоревна Назаренко вспоминает неохотно. Ее вни­мательно выслушивали и даже выполняли какие-то рекомендации, но относились как к человеку «на побе­гушках».

«Деточка, съезди в управление, отвези докумен­ты», - и Ольга Игоревна ехала, не было сил отказать. «Мария Ивановна заболела, замените ее на третьем уроке», - и замены превращались в бесконечную че­реду уроков, не приносящих радости ей и пользы уче­никам.

И когда в новой школе № 1016 ее встретила доб­рожелательная улыбка директора и подчеркнутое вни­мание со стороны администрации, она воспряла ду­хом. Ольга Игоревна поняла, что может не только прийти и попросить о помощи, но и получить ее. А нужно было не только обустроить кабинет и приобре­сти хотя бы самые необходимые методические пособия, но и наладить отношения с коллективом. Это происходит тогда, считает Ольга Игоревна, когда ад­министрация четко понимает, чего она хочет от пси­холога, и помогает ему утвердиться в его професси­ональном статусе.

Неопределенность этого статуса, подвижность функциональных обязанностей, а подчас непони­мание и недоверие со стороны педагогов - самые серьезные проблемы в работе школьного психо­лога. Залог конструктивной работы - это сложив­шийся тандем между руководителем и психологом. Как показывает практика, не так важно, кто опре­деляет правила игры, главное - чтобы они удов­летворяли обоих. Конечно, лучше всего, когда ди­ректор осознает цели и задачи своей школы и ищет не только грамотного психолога, но и единомыш­ленника. Но это идеальный вариант. Чаще всего есть более или менее смутное ощущение, что шко­ле нужен психолог, и очень часто конкретные на­правления его работы формируются на ходу. Бо­лее того, иногда в процессе притирки меняется даже рабочая концепция, а их две. Первая пред­полагает, что психолог - это маленькая пожарная машина школы. Если разгорается конфликт, то на место происшествия с сиреной и мигалкой при бывает этакая бойкая команда, разворачивает по­жарный шланг и быстренько все тушит. Вторая кон­цепция предполагает включение психолога в пе­дагогический процесс.

Школьный психологШкола № 1134 практически начинала работать по первой концепции. Ее директор Ирина Анатольевна Попок призналась, что шесть лет назад пригласила психолога в надежде на то, что он поможет админис­трации и учителям в работе с трудными детьми. Ка­залось, можно отвести ребенка в кабинет психолога, там его приведут в порядок, разберутся и дадут ре­комендации учителям, что же с этим ребенком делать. Но оказалось, что такие случаи не предсказуе­мы, и работа психолога не видна. А тут еще в школе открылись гимназические и профильные классы. По­степенно выяснилось, что психологическая служба может дать администрации школы огромный пласт информации для регулирования учебно-воспитатель­ного процесса. Психолог стал членом администра­тивного совета школы, получив возможность непос­редственно участвовать в формировании ее целей и задач. Тогда-то и удалось сформулировать функции психологической службы. Перечень получился внуши­тельный. Школа хотела знать:

• уровень развития детей;

• уровень учебной мотивации, который, как ока­залось, резко изменяется к 6-7 классу;

•уровень утомляемости и перегрузки детей в учеб­ном процессе;

• психологический климат класса и возможности его регулирования;

• характерологические особенности детей.

Обладая этими данными и постоянно «держа руку на пульсе», администрация смогла не только пере­строить учебный процесс, но и понять, насколько эффективна воспитательная работа. Взялась психо­логическая служба и еще за одну задачу - оказывать психологическую поддержку детям в момент опреде­ления профиля обучения к концу 8-го класса.

Этапа формирования и уточнения функциональ­ных обязанностей не избежала и старейшая психо­логическая служба 81-й школы. Пятнадцать лет на­зад Марина Владимировна Мельникова, став дирек­тором, долго искала психолога, выкроив для него став­ку, которой еще не было в штатном расписании об­разовательных учреждений. Она уже тогда поняла: чтобы нормально работать, надо знать, какие про­блемы возникают в школе. «Как мы до этого работа­ли? У нас был учебный план, мы проводили анализ успеваемости, а все, что за этими рамками, для нас было терра инкогнито», - вспоминает Марина Влади­мировна. Не один психолог прошел через кабинет этой энергичной женщины. Кого-то отпугивала четкая по­становка проблем, кто-то осознавал, что не справит­ся. А требования были жесткими:

• четко спланировать работу;

• неукоснительно выполнять все, что запланиро­вано;

• выдать конкретный, ощутимый результат.

Последнее, видимо, пугало больше всего. Какой мо­жет быть результат в таком тонком деле, как психоло­гия? Ведь не с болванками работаем, а с чужой душой. Тем не менее психолог 81-й школы Ирина Михайловна Осипова привела конкретный пример. Не так давно ди­агностика выявила, что дети стали слишком утомляться. Совместно с администрацией решили искать выход. Прежде всего определили для себя, что обычное распи­сание, 45-минутные уроки, традиционные четверти шко­лу больше не устраивают. Директор со своими замести­телями начали эксперимент по переводу системы обу­чения в триместровую форму. Психологи, измерив уро­вень работоспособности и утомляемости учеников, за­фиксировали значительные улучшения. После этого вся школа перешла на новую систему.

Конечно, легче рассказать, чем сделать. Успех при­ходит в результате сложной и кропотливой работы пси­холога и администрации. Так, не один месяц и даже год, школа № 81 перестраивала всю работу с началь­ными классами. Общеизвестно, что детям, перешед­шим из детского сада в школу, трудно неподвижно высидеть целый урок. Им не хватает двигательной на­грузки. Психологи внесли ряд конкретных предложе­ний, и администрация их приняла. Были введены уро­ки ритмики, специальные разминки на перемене, пе­рестроены уроки физкультуры, а в конце концов даже переоборудованы холлы младших классов.

Сегодня директор 81-й твердо уверена, что психо­логическая служба помогла школе из обычной, массо­вой превратиться в такую, куда дети с удовольствием приходят и где с увлечением учатся.

 

ЗАЧЕМ ПСИХОЛОГУ ШКОЛА?

 

Юлия Олеговна Прибылова сразу после оконча­ния вуза попала в школу № 1004 педагогом-психоло­гом. Коллектив встретил настороженно. Ждали про­фессионала, а пришла молоденькая девочка, больше похожая на старшеклассницу. Да и она побаивалась, потому что в вузе предупреждали: «Школа консерва­тивна. Те гуманистические тенденции, которые уже органично вошли в психологию, в педагогике востор­жествуют еще не скоро». Началось знакомство. Пер­вый год педагоги присматривались. Кто-то побаивал­ся: а вдруг она что-то обо мне вычислит? Другие смот­рели с чувством превосходства: чему она, такая мо­лодая, может нас научить? Сегодня, спустя три года, директор хвалит психолога взахлеб. Сама же Юлия Олеговна уже может сказать с высоты своего опыта: «В каждой системе есть свои ресурсы, которые мож­но использовать. Нельзя хвататься за голову и гово­рить, что все кругом ужасно, а я один такой гениаль­ный и меня никто не понимает. Прежде всего, надо на­лаживать контакты с руководителем и педагогическим коллективом».

У Юли все еще впереди, а в словах ее более опыт­ной коллеги звучит отдающий горчинкой полемичес­кий запал. «У нас педагогика и психология не сходят­ся», - считает Галина Владимировна Пикалова. В цен­тре работы психолога стоит личность. Но личностные проявления только мешают учебному процессу, вхо­дят в противоречие со всеми его структурами: по­урочной системой, учебной программой. У ребенка нет свободы выбора. Он должен прийти на урок по расписанию и усвоить тот предмет, который стоит в программе. В той же степени в школе не свободен и учитель. Если педагог, послушавшись психолога, на­чинает работать с личностными особенностями учени­ка, ему приходится перестраивать учебный процесс. Поэтому учителя видят в психологе угрозу, и первая их инстинктивная реакция - отторжение.

Впрочем, Галина Владимировна не считает поло­жение безвыходным и сама отвечает на вопрос: «Что может психолог?». А может он, вроде бы, не много. Всем своим поведением и отношением к возникаю­щим проблемам демонстрировать другую модель их решения. «Когда ты показываешь, что альтернатив­ное решение приводит не к худшим последствиям, учителя начинают понимать, что на самом деле в психологических подходах и знаниях нет угрозы», - за­канчивает Галина Владимировна свой монолог-раз­думье.

В любой школе возникают кризисные и конфликт­ные ситуации. И тут каждый психолог решает для себя: активно влиять на происходящее или бессильно развести руками.

Скажем, в конфликте участвуют преподаватель, дети и родители, постепенно в него втягивается весь коллектив. Директор в таком случае вынужден принимать административные жесткие решения. Психолог же может выступить посредником между участниками кон­фликта. Попытаться перевести его в позитивное русло. То есть не искать виноватых, а представить объективные причины конфликта, которые помогут найти реальный выход из сложившейся ситуации.

Важно наладить работу с родителями. Когда с ними устанавливаются доверительные отношения, многие конфликты удается погасить в зародыше. Ведь не­редко человеку достаточно выплеснуть негативные эмоции, выговориться внимательному и сочувствующему собеседнику.

Как бы ни работал психолог, что бы он ни делал, важно, чтобы он помнил: в школе есть четыре сторо­ны - ребенок, учитель, родитель и администрация. Психолог же сродни переводчику с четырех разных диалектов на общий для всех язык.

 

 

МНЕНИЕ

Светлана Беличева, доктор психологических наук, профессор, президент Консорциума «Со­циальное здоровье России»

 

В образовании России насчитывается свыше 35 000 психологов. Наиболее бурное и интенсивное становление школьной психологической службы при­шлось на последние 5-6 лет. Так в 1994-1995 учеб­ных годах, когда Консорциум «Социальное здоровье России» начал работать с психологами школ Запад­ного округа, было всего 15 специалистов, теперь же в школах их 140.

Однако далеко не все безоблачно в школьной психологической службе. Об этом может свидетель­ствовать достаточно высокий процент текучести. В течение учебного года в том же Западном округе из школ увольняется около 30 процентов психоло­гов. Дело не только в низкой зарплате, а прежде всего, в том, что психолог не готов к практической работе в школе, и в том, что администрация школы выдвигает требования не адекватные его роли и возможностям.

Необходимо серьезное методическое сопро­вождение школьных психологов. Управление об­разования Западного округа привлекло специали­стов нашего Консорциума, поставив задачу выст­роить содержательную учебную программу для психологов.

Решение пришло в поиске: мы вместе с первы­ми школьными психологами округа за чашкой чая начали выяснять первостепенные, насущные пробле­мы. Во-первых, оказалось, что официальная подго­товка школьных психологов строилась на концеп­ции «психологического сопровождения нормально­го развития нормальных детей», а на практике к пси­хологу шли в первую очередь с проблемами деза-даптированных детей. В этом новом стратегичес­ком направлении мы и начали планировать семина­ры с психологами.

Следующая проблема - выделение адекватного диагностико-коррекционного инструментария. Кри­терии адекватности методов оказались практически не сформированными в отечественной академичес­кой психологии. Мы определили такие критерии:

кого тестируем;

какие проблемы и с какой целью выявляем;

кому адресуем результаты (учителю, родителям, психологу, администратору и т.д.).

Такой подход заметно снизил область выбора из существующих тестов и методик. Третий, чрезвы­чайно важный принцип в работе школьного психо­лога можно охарактеризовать русской пословицей «Один в поле не воин». Психолог должен научиться взаимодействовать с педагогическим коллективом и стать необходимым педагогу. Это, пожалуй, одна из самых сложных и важных задач.

Обсудить на форуме »

Добавлено: 20.01.2006
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 3114
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+