Личный кабинет

Человеческие ресурсы: финансы в управлении


Деньги, деньги, деньги… Как-то так сложилось, что испокон веков люди считали, что учитель – особенная профессия, педагог работает не столько ради денег, сколько за идею.

Деньги, деньги, деньги… В наше время деньги из средства превращаются в цель. Директор школы слышит о деньгах от педагогов: «Хоть что говорите о модернизации -бесплатно работать не буду». От техперсонала: «За такие деньги хотите, чтобы было чисто?» От родителей: «Мне заниматься ребенком некогда. Он уже взрослый (а уж если и совершеннолетний, это произносится с чувством особого удовлетворения: не отвечаю за него по закону!) Мне деньги зарабатывать надо – семью обеспечивать!» Но ведь в школе должно быть все по-другому? Почему? Как-то так сложилось, что испокон веков люди считали, что учитель – особенная профессия, педагог работает не столько ради денег, сколько за идею. Поясню. Меня воспитывала одна мама – фельдшер, которая получала 70 рублей в месяц, всю жизнь работала на полторы ставки и буквально «тянула» меня из последних сил. Училась я очень хорошо, и в 80-е годы могла поступить в любой вуз. Несмотря на это, когда начался процесс моего профессионального определения, главенствующими в нашей семье были далеко не меркантильные критерии: учитель – профессия уважаемая, ты любишь детей, ты любишь литературу, разбираешься в языке, прекрасно пишешь сочинения… То, что учитель – профессия низко оплачиваемая, – об этом у нас речь не шла.

         Сейчас другое время! Так говорят сегодня многие. Может быть, потому, что сложились другие отношения в обществе, люди стали руководствоваться в выборе профессии иными ориентирами: востребована ли профессия на рынке труда, насколько в нынешнее время она «модна», уважаема той частью общества, представителем которого является либо хочет являться молодой человек. Обычно учительская профессия выбирается осознанно, если успешно сданы ЕГЭ. Либо выбор будущей профессии определяют родственники, которые оплачивают обучение. Либо поступают туда, куда хватает баллов ЕГЭ. И так далее… Этот ряд можно еще долго продолжать. Но, как показывает практика, к сожалению, учительскую профессию выбирают сегодня в основном те, кому не хватает баллов ЕГЭ для поступления на более престижный факультет, а обеспеченных родственников, которые могли бы оплачивать учебу, нет.

         Вот два совершенно противоположных примера. Учитель химии - большая умница: ежегодно прекрасно готовит детей к ЕГЭ (на 80, 90, 100 баллов!); ее ученики – призеры окружных, областных и всероссийских олимпиад и конференций; педагог самостоятельно разрабатывает и реализует программы элективных и предпрофильных курсов, владеет современными технологиями обучения. Предлагаю попробовать себя в конкурсе лучших учителей Российской Федерации в рамках национального проекта «Образование»: «Марина Александровна! У Вас все получится, есть победы, система работы, прекрасно организуете мониторинг, распространяете свой опыт, нужно только обобщить и привести в систему свои материалы!» «Что Вы?! – отвечает учитель. – Не нужно мне никакое денежное вознаграждение. Мне надо работать на детей, некогда этим заниматься! У нас впереди научно-исследовательская конференция, профильная группа требует решения задач повышенной сложности. Я не смогу уделить работе столько времени, как сейчас, если займусь бумагами!» Другая ситуация. Молодой специалист, устраиваясь на работу, задает вопросы о нагрузке: «Сколько часов? А как оплачивается работа в кабинете? А проверка тетрадей? Классное руководство возьму обязательно! Почему сразу не выплачиваются стимулирующие? Как их заработать? Какие критерии?» Отработав одну неделю, отказывается от классного руководства: «Не успеваю готовиться к урокам!» Предлагаю часть часов передать другому учителю, а классное руководство оставить и слышу в ответ: «Муж возмущается, что родители звонят вечерами. И вообще: адский это труд, а платят тысячу в месяц! Стоимость часов намного выше». Как же вести себя директору школы, управляя коллективом педагогов с разными жизненными ценностями и ориентирами, которые пришли в учительскую профессию разными дорогами? 

          На первый взгляд, все абсолютно просто: использование финансов в управлении человеческих ресурсов – это методы, инструменты, с помощью которых можно наиболее эффективно сотрудничать с персоналом и получать ожидаемые результаты. Любое использование человеческого труда требует оплаты. И у руководителей существует утверждение, что лучший метод использования человеческих ресурсов – это финансовая мотивация. Конечно, деньги – это вполне понятная мотивация и оценка труда. Работники позволяют собой управлять, потому что они знают, что за свою работу они получат заработную плату. Но, на мой взгляд, это не совсем правильно. Если рассмотреть понятие мотивации более глубоко, то можно понять, что это причина в будущем, которая стимулирует совершить какое-то действие уже сегодня. И, конечно же, это действие надо сделать хорошо. То есть деньги – это оплата того действия, которое уже случилось, то есть оно в прошлом. Хорошая работа в прошлом – оплата в будущем. Таким образом, деньги – не столько мотивация, сколько справедливость! А как же быть, если работники по-разному выполняют эту работу, а получают зарплату, исходя из одних и тех же принципов? И приходит разочарование. А разочарование обычно становится причиной отсутствия желания делать работу хорошо в будущем либо вообще работать.

          Еще одним способом эффективного управления человеческими ресурсами можно назвать стимул. Стимулирование – целенаправленное воздействие на поведение всех сотрудников в целом и каждого в отдельности. Стимулирование реализуется через создание условий, которые изменяют трудовую ситуацию таким образом, что у работника возникает желание стремиться к эффективной деятельности по выполнению тех задач, которые ставит перед ним руководитель.

          В настоящее время, с одной стороны, директору в плане стимулирования педагогов стало работать намного проще: работникам гарантируются стимулирующие выплаты по определенным критериям, причем часть из них определяется в каждой школе самостоятельно. Например, размер стимулирующих выплат педагогам нашей школы составляет от 300 рублей до 7000 рублей. Учитель, хорошо, качественно работающий над реализацией тех задач, которые поставили перед ним государство, региональное министерство образования, школа, получает за свою работу справедливо. Справедливое поощрение деятельности лучших педагогов Российской Федерации предполагает реализация национального проекта «Образование». В Самарской области педагогам, подготовившим призеров региональной и всероссийской предметной олимпиады, выплачивается достойное денежное вознаграждение. В нашем округе ежегодно за успешную работу с одаренными детьми учителя получают грант от Благотворительного Фонда «Виктория» до 40000 рублей.  С другой стороны, есть и трудности. Как оказалось, не всегда проблема в управлении человеческими ресурсами заключается в отсутствии финансирования, возможна и другая трудность: справедливо и максимально эффективно распределить имеющиеся финансы.

          В нашем образовательном округе действует программа модернизации образования, в соответствии с которой школы делятся на основные, реализующие образовательные программы начального и основного общего образования, и образовательные центры, реализующие программы основного и среднего (полного) образования. Именно эта программа помогает нам реализовывать в округе индивидуальные учебные планы на основе выбора каждого учащегося в школе старшей ступени. Наша школа стала образовательным центром в 2002 году. Именно тогда старшеклассники со всего города приходили в школу, чтобы учиться в профильных классах. В школе старшеклассники обучались в параллели из 4-5 классов. Таким образом, у образовательного учреждения появилась возможность реализовывать по 4-5 профилей. Однако в полном объеме                      о реализации индивидуальных учебных планов говорить не приходилось, поскольку при существующей системе финансирования невозможно реализовать выбор каждого отдельного старшеклассника: выбор элективных курсов, выбор учителей-предметников, набор предметов на базовом и профильном уровне, не традиционный для существующих профилей обучения. Решить эту проблему самостоятельно в рамках одного образовательного учреждения было невозможно. В 2009 году школа включилась в региональный эксперимент по организации профильного обучения. Образовательному учреждению в рамках эксперимента стали поступать дополнительные средства из расчета 14 часов в неделю на каждого старшеклассника. Казалось бы, проблема решена. На самом деле, проблемы в грамотном и справедливом управлении образовательным центром только начались, поскольку механизма распределения этих средств никто не предложил, не было подобного опыта.

         Пришлось все начинать с самого начала – с целеполагания. Поставленная прежде цель «Формирование индивидуальной образовательной траектории учащихся» была не реализована прежде всего потому, что индивидуальные запросы старшеклассников было невозможно реализовать на основе 4-5 профилей обучения. Запросы старшеклассников «накладывались» на реальные возможности школы – и от них оставалось в лучшем случае изучение предметов на профильном уровне. Теперь с учетом дополнительного финансирования мы заявили такую цель, о которой раньше только мечтали, - «Формирование индивидуальной образовательной траектории на основе выбора учащихся».

         Затем назначенная приказом директора рабочая группа проанализировала существующие и отсутствующие ресурсы школы для реализации поставленной цели: материально-технические, кадровые, организационные. На основе анализа были выявлены основные проблемы.

         Одна из проблем: индивидуальные учебные планы потребуют сформировать внутри классов малочисленные группы, в которых набор предметов для изучения на профильном уровне будет отличным. Это приведет к тому, что при существующем в нашем регионе нормативном финансировании учитель, обучающий 8-10 старшеклассников, получит зарплату в 2-3 раза ниже, чем в классе из 25 человек. Но какая ответственность ложится на учителя, поскольку эти 8-10 человек ориентируются на сдачу Единого Государственного Экзамена! Кроме того, учитель разрабатывает программу изучения предмета на профильном уровне, использует новые, современные технологии профильного обучения.

         Вторая проблема связана с элективными курсами. Существуют утвержденные Министерством образования программы, рассчитанные в основном на 34 и 68 учебных часов. Да и набор их не велик. Говорить о выборе вообще не приходилось. Выбор учащихся требует все новых и новых программ. Кроме того, основная задача элективных курсов – дать учащимся возможность попробовать себя в разных сферах деятельности. Поэтому необходимы краткосрочные 17-часовые программы. Пригласить кадры из средних и высших учебных заведений – нереально: слишком мала оплата! А свои педагоги не умеют разрабатывать их самостоятельно, да и не хотят, если честно.

          Наконец, возникла еще одна проблема, о которой мы и не думали ранее: как организовать этот самый выбор учащихся предметов и элективных курсов, уровней изучения, педагогов? На первый взгляд, чего уж тут глобального? Но оказалось, это и есть самое важное – ответственность за свой выбор: неверно выбрал предметы для изучения на базовом и профильном уровне – не подготовил себя в достаточной мере к ЕГЭ – не реализовался в профессиональной деятельности; не нашел себя в той деятельности, которую предлагают элективные курсы, - не сумел проиграть те социальные и профессиональные роли,  которые соответствуют твоим способностям и возможностям. Чтобы этого не случилось, чтобы старшеклассники знали «условия игры» и учились делать осознанный выбор, их необходимо вести, консультировать, причем в основном индивидуально. Конечно, эту деятельность можно возложить на классных руководителей. Но ей нужно научиться, и она потребует массу сил, времени, подготовки.

           Указанные выше проблемы были трансформированы в задачи, продуманы их измерители. Так возникли новые для нас показатели качества нашей деятельности по реализации поставленных задач: 100% старшеклассников имеют возможность выбора предметов на базовом и профильном уровнях и элективных курсов и реализуют индивидуальные учебные планы; 100% педагогов умеют адаптировать 34-часовые и 68-часовые программы элективных курсов на краткосрочные 17-часовые программы; 75% педагогов, работающих в старших классах, самостоятельно составляют программы элективных курсов в соответствии с выбором учащихся; 100% педагогов, являющихся тьюторами учащихся, владеют технологиями индивидуального консультирования; 80% выпускников средней (полной) школы сдают ЕГЭ по профильным предметам и поступают в высшие и средние учебные заведения по направлениям, соответствующим профилям обучения.

         Следующим этапом нашей работы стало планирование деятельности – шагов по реализации поставленных задач: создание нормативной базы (Положения об индивидуальном учебном плане, Положения о томе (новой форме классного журнала для групп, изучающих предметы на различных уровнях и состоящих из учащихся разных классов), внесение изменений в должностные инструкции педагогов, поскольку у учителей появились новые обязанности (разработка программ, ведение консультирования выбора учащихся); разработка модели учебного плана школы и модели индивидуального учебного плана старшеклассника; разработка модели поточно-группового расписания; составление плана внутришкольного контроля за реализацией поставленных задач и т.д. Но самое главное, что нам предстояло сделать, - запустить финансирование таким образом, чтобы учителям захотелось осуществлять эту деятельность, и не просто осуществлять, а сделать это в соответствии с выбором учащихся. Поэтому был создан еще один документ – Положение о финансовых механизмах организации профильного обучения. В общие положения этого документа мы  включили указания на действующее трудовое и налоговое законодательство РФ и Самарской области, раскрыли, как мы понимаем такие понятия, как профиль обучения, элективные курсы, заработная плата работника и т.д. Во второй части Положения описали методику расчета средств областного бюджета на финансовое обеспечение образовательной деятельности для организации профильного обучения учащихся. Наконец, в третьей части мы изложили механизм распределения в учреждении средств областного бюджета на финансовое обеспечение образовательной деятельности для организации профильного обучения учащихся. Эти средства распределяются педагогическим работникам в соответствии с приказом директора на оплату преподавателям часов на профильном уровне в малых группах (8-17 человек); ведение элективных курсов (почасовая оплата); консультирование тьюторами выбора учащимися индивидуальной образовательной траектории. Кроме того, мы предусмотрели установление учителям стимулирующих выплат.

           Уже запустив этот механизм, в ходе реализации индивидуальных учебных планов учащихся мы пересмотрели это Положение. Связано это было со следующим: нельзя ставить на одну плоскость старшеклассников с разными образовательными потребностями и уровнем базовых знаний и, самое главное, с разным желанием учиться и реализовывать свой выбор. Тем старшеклассникам, которые хотят не просто изучать предметы на профильном уровне, но и заниматься учебно-исследовательской деятельностью по узким направленностям, мы предложили включить в индивидуальный учебный план 1 час в неделю, в течение которого старшеклассник  пройдет все этапы своего исследования и его презентации. С этой целью ввели в механизм распределения дополнительных средств оплату педагогам-консультантам исследовательской деятельности учащихся.

         С 2012 года школа осуществляет профильное обучение уже не в экспериментальном, а в обычном режиме. Пора делать выводы о том, достигли ли мы тех показателей, к которым стремились 4 года назад. В настоящее время 100% старшеклассником обучаются по индивидуальным учебным планам. Набор в 10-е классы для нашего образовательного центра уже не является проблемой. В 2013 году мы выпустили 30 девятиклассников, 25 из них остались в 10 классе родной школы (5 выпускников основной школы поступили в средние профессиональные учебные заведения города и области). Летом этого же года из других школ города (как основных, так и средних!) к нам пришли еще 75 человек, которые выбрали из избыточного перечня предметов на базовом и профильном уровнях те, которые отвечают их образовательным потребностям. Кстати, мы получили один дополнительный эффект. С недавнего времени проблемой школы стал набор в 5 классы (в учреждении нет начальной школы). Но эта проблема связана не с отсутствием учеников, а, наоборот, с огромным количеством желающих у нас учиться в основной школе. Так, в 2013 году буквально за один день мы набрали запланированное количество учащихся (50 человек – 2 класса), но неудовлетворенные родители потребовали у руководителя управления образования открыть еще один класс. Возникли трудности, прежде всего, в обеспечении обучающихся учебной литературой! 

          Вернемся к профильной школе. В 2013 году 88% выпускников средней (полной) школы  поступили в высшие учебные заведения, 82% из них – по профилю обучения.

          Что касается проблемы с элективными курсами, то она практически тоже решена. Дважды в год мы предлагаем старшеклассникам на выбор избыточный перечень: 72 семнадцатичасовых элективных курса, 33 из которых разработаны самими педагогами. Если ученики не находят в этом перечне своего направления, педагоги готовы разработать новые курсы. Элективные курсы представлены пятью направлениями: предпрофессиональная подготовка, пропедевтика вузовских спецдисциплин, углубление отдельных тем обязательных предметов федерального компонента и обязательных предметов по выбору, общеразвивающие тренинги, профессиональные пробы и социальные практики. Ежегодно наши учителя представляют программы самостоятельно разработанных элективных курсов на региональный конкурс и ежегодно становятся его призерами: в 2011 году – «Основы потребительской культуры» (учитель истории и обществознания Пиняжина Т.С.), в 2012 году – «3D-моделирование в среде ArtCAM» (учитель информатики Кренделева Т.В.), в 2013 году – «Химия вокруг нас» (учитель химии Гербик М.А.).

              Не буду скрывать, проблема, связанная с выбором элективных курсов, все-таки есть. Старшеклассникам легче выбрать элективный курс из избыточного перечня, нежели предложить педагогам тему электива самостоятельно. Выпускники 9-х классов, пришедшие в 10-й класс, практически не умеют делать выбор, и то, что они выбирают, зачастую не назовешь осознанным. В основном, ими владеет чувство, которое в народе называют стадным: идут туда, где друзья, одноклассники. Причина этого, скорее всего, кроется в том, что предпрофильная подготовка, которая завершает курс основной школы, организована в настоящее время на недостаточном уровне. В нашем округе используется сетевое взаимодействие: предпрофильные курсы проводят как учителя своей школы, так и преподаватели средних профессиональных учебных заведений, несмотря на то, что за преподавание такого курса группе учащихся из 15 человек педагог получает заработную плату в размере 300 рублей. Предпрофильный курс не готовит выпускников 9-х классов к выбору. Второй год подряд школа выпускает только один девятый класс. При одном часе в неделю учащиеся одного класса из 30 человек практически не имеют возможность выбирать: пробуют себя в том, что выбирает большинство. Самостоятельно изменить учебный план не можем. Выходим из положения, организуя встречи, экскурсии, выполняя различные проекты. В старших классах совсем другое дело: выбор не просто предлагается, ему обучают классные руководители-тьюторы, которые индивидуально консультируют по выбору/смене предметов на базовом и профильном уровнях, выбору элективных курсов, выбору предметов для сдачи ЕГЭ, выбору специальности и вузов и – самое главное – учат быть ответственными за этот выбор. Тех же старшеклассников, для которых обучение в школе – не просто обязанность, но и удовольствие, тьюторы учат выбирать предметы, по которым учащиеся готовятся к олимпиадам различного уровня, занимаются исследовательской деятельностью. Этот вид деятельности не обязательный. К нему старшеклассники приходят самостоятельно. 35-42% старшеклассников ежегодно принимают участие в окружных олимпиадах и научно-практических конференциях; до 60% из них являются победителями и призерами; до 20% - выходят на региональный этап; 2-3 ученика ежегодно становятся призерами областного этапа олимпиады, 7-9 учащихся – победителями и призерами областной научно-практической конференции школьников. Это тоже выбор старшеклассников, их первые шаги в науку, которые они делают с помощью тьюторов и консультантов исследовательской деятельности. Педагоги проводят консультации качественно и с удовольствием, поскольку, во-первых, они им оплачиваются, во-вторых, за результат они получают стимулирующие выплаты. В 2013 году группа учителей-консультантов исследовательской деятельности создала свой клуб и приняла решение стать тьюторской площадкой в округе с целью трансляции своего опыта и обучения педагогов округа технологиям профильного обучения, в частности, технологии консультирования исследовательской деятельности учащихся.

           Я считаю, что механизм распределения средств областного бюджета в 2009 году был сформирован верно и действительно стал способом эффективного управления педагогическим персоналом учреждения, а как результат – дал возможность старшеклассникам обучаться в современных условиях и достичь максимального результата при реализации своих образовательных потребностей. В настоящее время много говорят о ФГОС в системе среднего (полного) образования. Мне кажется, что первый шаг к нему мы уже сделали. Если кому-то из коллег нужны наши советы, консультации, готовы им помочь. Педагоги сделают это охотно, поскольку ощутили на себе результат, как моральный, так и материальный: средняя заработная плата учителя школы в 2013 году выше средней заработной платы по региону на 21%. Таким образом, удается удовлетворить и справедливо оценить всех учителей при условии их профессионализма и мастерства, какими бы путями они ни пришли в учительскую профессию. 

Добавлено: 03.03.2015
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2021. 12+