Личный кабинет

Любимые башмаки


Близкие, друзья. Чего ради них не сделаешь.

 Лелька носилась по кухне и на столе волшебным образом появлялись вкусняшки к чаю. В кухонной круговерти она, мимолётно бросив взгляд на мою сосредоточенную физиономию, остановилась:          

      - Ты чего, подруга? Совсем раскапустилась, как я погляжу, - Лелька пребывала в лучезарном настроении ожидания прекрасного времени отпуска, ожидания поездки к морю в тот самый наш возвернутый. А потому для неё всё было прекрасно-радостно. Я из её счастливого бытия выпадала напрочь.
      - У меня скоро американец приезжает. Думаю, куда пристроить, - чуть проныла я.
      - А, гостиница? – Тут же отреагировала подруга

      - Нет, гостиница – это не вариант. Я у них жила в доме по-домашнему, с ними вместе. А гостиница – это казённо, бездушно и неуютно. Я так не могу, - объяснила я.

      - А, когда прибудет твой американец?

      - Через неделю, - пасмурно ответила я.

      - Ага, это ж пятое число! Так пусть у нас живёт. Квартира месяц пустовать будет, - обрадовала подруга.

      - Да, ладно, - не веря в нечаянно свалившуюся радость обалдело-восторженно выдохнула я.

      - Чего смотришь? Тоже не вариант?

      - Вариант-вариант, ещё какой вариант! – радостно закивала я, благодарно, посмотрев в её весёлые глаза.

      Лелькина стильная квартира выглядела вполне презентабельно и поселить в неё гостя было совсем не стыдно. О лучшем не мечталось. В день отъезда в Крым Лелька пообещала позвонить и передать ключи. На том и порешили.

      В назначенный день я терпеливо ждала звонка. И дождалась его только к вечеру. Наконец, в трубке затарахтела скороговоркой долгожданная Лелька:
      - Привет! У меня к тебе дело на миллион.

     Я напряглась, начало не обещало ничего хорошего. А Лелька вываливала свою миллионную просьбу:

      - Мы пару часов назад мимо поста ДПС проезжали, и нас тормознули. Пока муж с ними разбирался, я решила переобуться. Туфельки мои любимые такие плотные, жаркие, и я решила босоножки надеть. Переобулась, да в суете свои любимые башмаки оставила на обочине дороги в траве. Так и уехали. Сижу всю дорогу и страдаю. Жалко, не могу! Удобные, классные, такие фиг купишь! Складненькие были башмаки. Слушай, может, они там ещё стоят? Съезди, глянь, а?

      И Лелька, не дожидаясь моего согласия, начала объяснять, где и как я могу найти её башмаки, и как они выглядят. Её трескучую скороговорку я уже почти не слышала, моя голова пылала, пытаясь сообразить, почему же её любимые башмаки должна искать я. У меня зашевелились нехорошие смутные подозрения, и я осторожно предложила подруге:

      - У меня сейчас машины нет. Она в ремонте. Так сама-то съезди, да забери. Какие проблемы?
      - Ты что? – взвыла в трубку Лелька, - какое сама? Мы к Москве подъезжаем!
      У меня что-то рухнуло внутри: в суете подготовки к отпуску она забыла про наш уговор и про ключи:

      - Как к Москве? А ключи?

      В трубке плотно встала тишина, в которой, казалось, вскипают Лелькины мозги. Наконец, она растерянно спросила:

      - Какие ключи?
      - Здра-а-а-сьте, пожалуйста! От твоей квартиры. Мы же договорились, что американец у тебя поживёт, - упавшим голосом напомнила я.

      - Ой, ё-ё-ё-ё! И правда. Совсем забыла, чёрт! – Простонала Лелька.

      Снова повисло молчание. Передо мной встало Лелькино растерянное лицо, пытавшееся собрать мысли в кучку. Так и хотелось крикнуть ей в трубку: курица ты безмозглая! Но я мужественно держалась. И правильно делала, как оказалось. Лелька снова затарахтела:

      - Не переживай, мы сейчас с соседкой из тридцать восьмой на вокзале увидимся и я ей передам ключи. Ты её знаешь. Заедешь и заберешь, не проблема.
      Только сейчас я почувствовала, как ослабли ноги и мне захотелось присесть. И тут Лелька снова включила свою тему:

      - Ну ты съездишь, башмачки мои поищешь?

      - Съезжу, съезжу, - ворчливо буркнула я.

      После разговора я долго сидела с трубкой в руке, собираясь с мыслями о том, куда и как то ли бежать, то ли ехать. Машины нет, значит, надо просить мужа. А не хотелось. Ему, известному хирургу в городе, только и дело, что носиться Лелькины башмаки искать. Не хватало ещё его к столь великому делу подтягивать. А самой не добраться. Пост ДПС далеко, ни на чём, кроме авто, не доехать. Всё-таки придётся звонить мужу. И я, нехотя, набрала знакомый номер:

      - Дорогой, - нежным и ласковым голосом осторожно начала я, - как ты там? Домой скоро будешь? Я тут пельмешки сделала.

      - Ждёшь, значит? Это хорошо, - удовлетворенно произнёс муж. – Буду через часик, где-то около восьми.

      - А, ты по дороге домой не мог бы в одно местечко заглянуть? – снова осторожно закинула я крючок.

      - Загляну, конечно, - легкомысленно согласилась трубка.

      И я, не давая мужу открыть рот, подробно стала объяснять ему про любимые Лелькины башмаки. На что трубка подозрительно долго молчала, потом вздохнула и чуть уныло проговорила:

      - Понял, попробую
      - Прости, дорогой, но, знаешь, очень надо, - виновато закончила я разговор и мысленно последними словами обозвала и Лельку, и её башмаки, представив усталого и голодного мужа за поисками потерявшейся обувки.

      Через час у поста ДПС остановилась серебристого цвета «Ауди», из которой вышел худощавый интеллигентный мужчина в очках и медленно побрёл по обочине дороги, что-то выискивая в траве. Постовой с интересом смотрел на него несколько минут, затем решительно подошёл к мужчине и, кивнув в сторону «Ауди», строго проговорил:

      - Извините, здесь стоять не положено.

      Мужчина, поправив очки, мягко сказал:

      - Я знаю. Простите, вы тут туфли не видели?

      Постовой удивлённо и несколько подозрительно уставился на интеллигентного мужчину. Во взгляде дэпээсника читалось: может, выпил, раз туфли приехал искать. Но нет, на пьяного не похож.

      - Какие ещё туфли? У нас тут на траве туфли не растут.

      А интеллигентный тем временем объяснял:

      - Да, вот друзья тут пару часов назад проезжали, их остановили. И пока муж разбирался, жена решила переобуться. Переобулась в босоножки, да в суете снятые туфли тут где-то на траве и оставила. Позвонила, просила найти.

      - Туфли, значит, говорите, - чуть задумчиво произнёс постовой, сдвинув фуражку назад, - Я их не останавливал. Наверное, мой напарник знает, но он отъехал.
      И вот уже двое мужчин бродили по обочине, опустив глаза долу. За этим занятием их и застал тот самый напарник, молодой весёлый парень. Он с интересом понаблюдал за ними пару минут, а потом спросил:

      - Вы чего? Грибы что ли ищете? Много ль нашли?

      - Туфли ищем, - отозвался первый постовой.

      И вновь зазвучала история любимых Лелькиных башмаков, но уже в интерпретации постового.
      - Так я их помню, - улыбнулся молодой.

      - Пару или башмаки? – сверкнул очками на второго дэпээсника мужчина из «Ауди».
      - И мужчину с женщиной и туфли. Туфли-то я не сразу увидел. Парочка уже уехала. Ну я и отнёс обувку в мусорный бак. А куда ж их девать? – И парень махнул рукой в сторону синего мусорного контейнера, стоявшего неподалёку от будки постовых.

      Через минуту вся троица уже копалась в мусорном баке в поисках злосчастных башмаков. Проезжающие притормаживали, как и положено у поста, с любопытством поглядывая в сторону странной троицы, изучающей содержимое мусорного бака. Кто-то винтил пальцем у виска: «Перегрелись гайцы, видать, за день на солнце-то», а кто-то усмехался: «Да-а-а, дожили, уже в сору роются. Честные, видать, вот на жизнь и не хватает!»

       А троица, переворошив тем временем всё содержимое бака, туфли нашла на самом дне. Находку, источавшую вполне мусорное амбре, упрятали в пакет, а потом в багажник. «Н-да-а-а! В какой бы пакет себя теперь упрятать? Сам – ещё те «духи», подумал интеллигентный мужчина в очках и снял пиджак с рубашкой, тоже  определив их в пакет. Где-то была старая футболка. Хорошо, что не успел ею машину протереть. Футболка нашлась. А брюки? Они тоже амбре источают. Но заменить их нечем. И машину пачкать не хочется. Ладно, застелю сидение и сяду, не ехать же мне без штанов, в конце концов. На том и порешил.

      Услышав звонок, я кинулась к двери. На пороге стоял странно одетый, уставший и сердитый муж, двумя пальцами, словно противную жабу, держал пакет, в котором благоухали Лелькины башмаки и одежда мужа. Я поняла всё и молча взяла у него из рук пакет-жабу тоже почему-то двумя пальцами и аккуратно положила его на пол в ванной, чтобы после ужина заняться приведением в порядок вещей.

      После принятого душа муж немного отошёл от скверного настроения и за ужином поведал мне о поисках ставших такими легендарными башмаков.

     - Спасибо, тебе, солнышко, - сказала я виноватым и подлизывающимся тоном, чмокнув мужа в щёку.

      Спустя час, я стояла над тазиком в ванной, отмывая Лелькины башмаки. Представив, как мой интеллигентный муж, известный в городе врач, вместе с двумя дэпээсниками рылся в мусорном бачке на виду у проезжавших горожан, извлекая эти башмаки, я не выдержала и, сев на край ванны, безудержно расхохоталась. Спустя минуту, дверь ванной комнаты осторожно приоткрылась и в щель просунулось вопрошающее лицо мужа:

      - Ты чего?

      - Да представила «картину маслом» как трое приличных мужиков рылись в мусорке на виду у кучи людей.

      Муж посмотрел на меня с укором:

      - Втравила меня в башмачную авантюру, а теперь, конечно, можно и посмеяться над глупым любящим мужем.

      Я смутилась, но, видимо, картина ему тоже показалась смешной, и он, присев рядом со мной, тоже расхохотался. Отсмеявшись, произнёс:

      - Чего не сделаешь ради женщин. Вон, гоголевский Вакула на чёрте за черевичками к императрице летал.

      - Да Вакула рядом с тобой не стоял. Ты круче! Подумаешь, на чёрте прокатился, да ещё к императрице. Сплошное удовольствие. Попробовал бы он в мусорном бачке покопаться.

Добавлено: 26.09.2015
Рейтинг: 8.4166666666667
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+