Личный кабинет

СВЕТ МОЙ, ЗЕРКАЛЬЦЕ, СКАЖИ


СВЕТ МОЙ, ЗЕРКАЛЬЦЕ, СКАЖИ

ОБРАЗОВАНИЕ РОССИИ В СВЕТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Автор: Константин Сумнительный
Журнал "Лидеры образования", №1-2 2005. Подписаться

Что бы там ни говорили недруги и злопыхатели, у нас, россиян, есть два достижения, которыми мы всегда можем гордиться по праву. Это наш балет и, самое главное, наше образование. То, что народ у нас самый читающий, а школы и вузы самые лучшие – до недавних пор представлялось почти аксиомой. Даже такое неприятное явление, как утечка мозгов, служило косвенным подтверждением качества нашей педагогики – ведь готова же заграница выкладывать немалые суммы в твердой валюте за выращенные у нас мозги! Казалось, престиж нашего образования подорвать невозможно. К сожалению, так только казалось. Международные сравнительные исследования качества образования (PISA и TIMMS), проведенные в 2003 году, принесли обескураживающие для россиян результаты. Россия оказалась лишь на 29-31-м месте из 40 стран, принявших участие в программе! И это не единственная неприятная новость. Российское образование тестируется не год и не два, а уже целых десять, что дает возможность проследить динамику, которая тоже не радует - показатели снижаются с каждым годом. Что означает эта тенденция и можно ли ее переломить? Обсуждению этих вопросов был посвящен круглый стол, прошедший недавно в Высшей школе экономики.

МЫ - ДРУГИЕ?
Спор о корректности международных исследований качества образования идет давно. Есть те, кто считает, что общих критериев здесь быть не может. Наше образование не хуже, утверждает они, просто оно другое – как писал поэт, «у нас особенная стать». Которую, как известно, общим аршином не измерить. Но можно ли хотя бы определить, в чем именно она заключается? Такую попытку предприняли специалисты Национального фонда подготовки кадров. Проведенное ими исследование показало, что ученики наших школ:
* всегда работают только со специально подготовленными текстами;
* получают особо точные инструкции при решении задач;
* усваивая логику предмета, не могут связать его с жизненными ситуациями;
* имеют дело с задачами, которые не затрагивают их личный опыт.
Как заметил министр образования и науки Самарской области Ефим Коган, «наша школа не столько фундаментальна, сколько академична». Это наблюдение подтвердил и декан факультета «Менеджмент образования» Московской высшей школы социальных и экономических наук Анатолий Каспржак. По его словам, наши школьники оказываются на высоте лишь в решении задач, требующих точного числового ответа. В этом им нет равных. Но как только требования выходят за эти рамки – например, возникает необходимость оценить, увеличивается или убывает скорость движения представленного в задаче объекта, - наши тут же теряются.
Еще на одну не слишком радостную тенденцию обратила внимание заведующая Центром оценки качества образования Института содержания и методов образования РАО Галина Ковалева. В России оказался очень низким процент тех, кто в ходе тестирования справился с продвинутыми задачами. Другими словами, крайне тонка прослойка тех, кто может претендовать на статус интеллектуальной элиты. Для сравнения: в странах-победителях тех, кто справился с продвинутыми задачами, оказалось почти 70 процентов.
Нельзя ли объяснить низкие результаты наших учащихся их слабым знакомством с типовыми задачами, встречающимися в международных тестах, или, допустим, языковым барьером? Едва ли, ведь, если верить исследователям, ни культурная и речевая адаптация школьников, ни даже специальное натаскивание их на тестовые задания PISA и ТIMMS не позволяют существенно улучшить результат. А значит, причину неудач следует искать в другом. Может быть, все дело в недостаточном финансировании нашей системы образования?

ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ?
Данные, полученные в процессе международных исследований, позволяют сделать удивительный вывод: качество образования далеко не всегда зависит от уровня его финансирования. Например, Новой Зеландии за несколько лет удалось значительно улучшить свои показатели без дополнительных расходов. А вот Германия, существенно увеличив вложения в образовательную систему, наоборот, пошла вниз. Следствием этого стала отставка министра образования. Однако в России, как утверждали докладчики на круглом столе в ВШЭ, зависимость между вложенными деньгами и полученным результатом выражена куда более четко, провалы нашей педагогики связаны с ее бедностью. Что вложили, то и получили. И в этом пункте разгорелся нешуточный спор. Директор школы № 1060 Анатолий Пинский утверждал, что пока в образовании не начнут действовать рыночные механизмы, дело не сдвинется с мертвой точки. Не помогут никакие финансовые вливания.  По убеждению Пинского, выход в пересмотре структуры управления школой, введении механизма нормативного финансирования образовательных услуг и изменении системы оплаты учительского труда.
Ему возразил директор другой школы Александр Тубельский. По его мнению,  образование - не сектор рынка, одними деньгами его мерить нельзя. Надо просчитывать не только чисто экономические, но и социальные,  культурные, гуманитарные аспекты проблемы, а также принимать во внимание интересы родителей, сегодня уже привыкших к тому, что им приходится самим вкладывать силы и материальные ресурсы в школу, на которую в бюджете вечно не хватает денег. Осталось только прислушаться к призыву Тубельского и перестать врать согражданам о всеобщем и бесплатном образовании, объявив, что у России средств на школу не хватает.
Тезис о том, что достойного финансирования образования нам придется ждать еще долго, подтвердил и ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Долго, но сколько именно? По его расчетам, при сохранении нынешних тенденций - не меньше десятка лет. И главная проблема заключается в том, что хотя новые механизмы финансирования уже нормативно приняты и запущены, результатов их действия предстоит ждать тоже несколько лет. И только тогда можно будет сделать вывод об эффективности новшеств. Пока же отношение к ним неоднозначно. Работают они лишь в отдельных регионах, с переменным успехом, и еще не превратились в реальную, отлаженную, дающую результат систему.

ВЫБОР ЦЕЛИ
Выступление министра образования Самарской области Ефима Когана повернуло дискуссию в новое русло. Не оттого ли, задался он вопросом, наши школьники не могут справиться с тестами в рамках PISA, что необходимые для этого качества у нас в стране попросту не востребованы? Возможно, наше образование не ставит задачи растить людей, способных самостоятельно принимать решения?
Как считает Коган, сегодня в мире образовательные системы ориентированы либо на воспитание предприимчивых, самостоятельных и независимых людей, либо на формирование дисциплинированных исполнителей, готовых  беспрекословно подчиняться начальству и встраиваться в сложную иерархию, где бремя принятия решений лежит исключительно на вышестоящих инстанциях. Таким образом, система образования зависит в первую очередь от социального и экономического устройства страны. Одним государствам нужны пассивные исполнители, другим – активные граждане. Кто нужен нам? От ответа на этот вопрос зависят наши успехи в международных программах тестирования качества образования. Ведь лучших результатов в них, как заметили многие из выступавших на круглом столе, добиваются страны с динамично развивающейся экономикой, для жителей которых предприимчивость и умение использовать имеющиеся знания играют самую серьезную роль. Культурные различия при этом не так важны. Показательно, что в проведенном международном исследовании приняли участие не только европейские страны, но и «азиатские тигры» с совершенно иными традициями в сфере образования. Несмотря на это, среди лидеров наряду с Финляндией оказались Япония и Сингапур. Что лишний раз доказывает: национальное своеобразие здесь не при чем, самое важное – политический выбор, сделать который должно наше руководство. Этот выбор определит судьбу образования, дав заодно и ответ на реплику, которую обронил в дискуссии Анатолий Пинский: «Больше всего удивляет спокойствие…» Это спокойствие, отсутствие внимания к результатам  PISA ничуть не удивительно, если мы приняли решение идти по протоптанной в нашем недавнем социалистическом прошлом дорожке, если нам нужен человек-винтик в бюрократической машине. От того, по какому пути мы двинемся, считает Ефим Коган, будет зависеть и содержание образования, и выбор педагогических технологий, и способы организации образовательного пространства, и в конечном итоге те качества, на формирование которых будет настроена вся система обучения и воспитания.
Может быть, неопределенностью этого выбора и объясняется безразличие к содержанию образования, на которое сетовал Александр Тубельский? Может быть, поэтому не складывается диалог о современной школе между властью и обществом? О необходимости широкой дискуссии, в которую включились бы не только профессиональное сообщество и бизнес, но и родители, говорили многие участники круглого стола.
Косвенно это подтвердил и министр образования и науки Андрей Фурсенко, заявивший в своем выступлении, что от его ведомства не стоит ожидать спущенной сверху законченной стратегии, что он готов прислушиваться к мнениям всех заинтересованных сторон и видит себя в качестве силы, интегрирующей и согласующей различные точки зрения. Загвоздка лишь в том, что сегодня у нас нет профессиональных и общественных структур, готовых к серьезному диалогу и способных сформулировать внятные предложения. И все же многие участники круглого стола высказали мнение, что без сильного, готового говорить на равных с властью игрока со стороны общества не стоит ждать серьезных позитивных изменений в образовательной системе. Появится ли такой игрок? Кто и как сможет консолидировать разрозненные силы? К таким непростым вопросам привело обсуждение результатов международного исследования качества образования.

СПРАВКА
TIMMS
- мониторинговое исследование качества математического и естественно-научного образования.
PISA - программа по тестированию уровня подготовки выпускников основной школы к жизни в современном обществе.

МНЕНИЕ
Ефим Рачевский, директор Центра образования «Царицыно»:

- В своей школе мы провели исследования среди младших школьников. Они показали, что ученики 9 лет обладают способностью к:
* рефлексии;
* сбору и анализу информации;
* работе в проблемных ситуациях;
* ведению диалога с другими людьми, независимо от их возраста.
Дальнейшее пребывание в школе эти способности подавляет.

Ирина Хакамада, политик:
- Это глубокая ошибка - сравнивать школу с предприятием, которое выпускает определенную продукцию. Предприятие может обанкротиться и перестать производить продукт. Образование себе этого позволить не может. Образовательные услуги, как и медицинские - это обязательные услуги, и эту специфику должна учитывать система управления. Но при нынешней зарплате учителя и состоянии основных фондов работа в школе не только не престижна, но и антипрестижна. При существующем положении дел молодые люди в школу работать не придут.

Юрий Афанасьев, президент РГГУ в интервью «Новой газете» № 8, 2005 г.:
- Первой целью нынешних реформаторов образования можно считать стремление контролировать все соответствующие денежные потоки, второй - сокращение (любой ценой!) государственных вложений в образовательную сферу.

Александр Адамский, ректор института образовательной политики «Эврика»:
- Такое ощущение, что сегодня мы имеем систему образования, вполне адекватную той примитивной экономике, которая у нас сейчас есть, и тому линейному политическому устройству, которое возникает и закрепляется. И либо внешняя среда, изменившись,  задаст потенциал развития, либо мы будем играть в Мюнхгаузена, который попал в болото и пытается сам себя вытащить за волосы.

Евгений Бунимович, депутат Московской городской Думы:
- Если лучшие результаты в международном тестировании у Финляндии и Канады, то получается, что лучшее образование - в странах с просвещенным социализмом. Но тогда почему все канадские выпускники хотят учиться в США, которые, согласно данным исследований, не намного нас опережают? При всем этом я согласен с Ефимом Коганом в том, что самое важное для нас - выбор цели. От него зависит, как мы будем интерпретировать результаты PISA. Если мы хотим, чтобы наши «Жигули» продолжали делать не то, что все прочие машины, то это одна модель, и она существует. Я могу назвать несколько стран, которые делают все, не как остальные. Они живы и по-своему развиваются. Но насколько успешно?

Добавлено: 19.05.2006
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2831
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+