Личный кабинет

Школьный музей. Его значение и организация

Цель подобного доклада сама собой понятна: в кратких словах показать важность наглядного преподавания и вызвать интерес к школьным музеям.


В настоящей брошюре я имею в виду поделиться с интересующимися учебно-воспитательным делом мыслями по вопросу об организации школьного музея, необходимого школе, как низшей, так и средней, и снабжения его наглядными пособиями. Предварительно, считаю нужным сказать несколько слов относительно тех соображений, которые вызывают необходимость такого

 

Н. Хитьков

Школьный музей
Его значение и организация

 

Киев. Тип. Бр. Я. и М. Кушнеровых, Б.-Владимирская 42., 1913 г.

 

Предисловие

Предлагаемая брошюра лет пять тому назад была составлена и прочитана в форме доклада на одном из съездов заведующих училищами Ю.-З. ж.д. Цель подобного доклада сама собой понятна: в кратких словах показать важность наглядного преподавания и вызвать интерес к школьным музеям.

Эта цель и была достигнута, т.к. вся сеть школ Ю.-З. ж.д. в последующие два-три года обогатилась обширными наглядными пособиями, а вопрос о широкой организации школьных музеев стал весьма близким к осуществлению.

Поэтому, зная по собственному опыту, какое влияние имеет слово, сказанное во время, а печатное — в особенности, я и решился на издание этого краткого труда отдельной брошюрой, искренно желая принести посильную помощь родной школе и ее учителю.

16 апр. 1913 г.
Ст. «Казатин», Ю. 3. ж. д.
Н. Хитьков.

Введение

В настоящей брошюре я имею в виду поделиться с интересующимися учебно-воспитательным делом мыслями по вопросу об организации школьного музея, необходимого школе, как низшей, так и средней, и снабжения его наглядными пособиями. Но, предварительно, считаю нужным сказать несколько слов относительно тех соображений, которые вызывают необходимость такого музея.

 

Значение школьного музея

Мы все знаем, что ребёнок по своей природе слишком нетерпелив и неспособен долго сосредоточивать свое внимание на отвлечённом предмете. Между тем, без ясного и точного представления невозможны правильные понятия, суждения и умозаключения. А ясное и точное представление ребёнок может получить лишь только тогда, когда предмет будет доступен всем его внешним чувствам.

«Как легко, — говорит К. Сент-Илер, — заставить учеников заучить, что термометр есть прибор для измерения температуры и что земля обращается вокруг солнца в течение года, причём ось ее всегда остается параллельной самой себе; но имеют ли какой-нибудь смысл эти слова, если они не соединяются с возможно ясным представлением».

Наглядность в преподавании необходима уже: хотя бы потому, что времени на усвоение затрачивается меньше, между тем, впечатление у ребенка получается наиболее сильное, и составленное понятие остается в его памяти надолго, а часто и навсегда.

Если мы припомним свое детство, то увидим, что правильность этих выводов может, быть проверена каждым из нас на собственном опыте. В моей, например, памяти и до сих пор сохранились представления не только о внешних признаках одной окаменелости, которую в детстве показал в классе учитель, но даже запах ее; между тем, как объяснения того же учителя, не сопровождавшиеся демонстрированием самого предмета, восстановить в своей памяти также ясно и точно — я не могу. И таких, примеров мы найдём много. Очевидно, в подобных случаях имеет наибольшее значение не объяснение учителя, хотя бы оно было выражено и целым рассказом, а наглядное и всестороннее знакомство с самим предметом. И чем наглядность эта полнее, тем представление будет, сильнее запечатлеваться в памяти ребенка.

Все это относится вообще к преподаванию в школе; что же касается отдельных предметов, то изучение, например, описательных естественных наук плодотворно только при условии наглядности и наблюдения, имеющих огромное значение в школе, особенно — в начальной, которая, так сказать, закладывает основание для дальнейшего развития. «Наглядное обучение, — говорит В.П. Вахтеров*, ­— должно лежать в основе всей системы обучения, т.е. предметное обучение, подобно зерну, содержащему зачатки всех органов растения, должно охватывать с первого же года обучения все главные отрасли естественных и умозрительных наук».

Такие авторитеты в педагогическом деле, как Амос Коменский, внёсший наглядность при обучении чтению; Песталоцци, проводивший мысль, что наглядность есть основание всякого познания; Д. Дистервег, не признававший иного способа преподавания, как только наглядный; К. Ушинский, находивший наглядность необходимым и неизбежным делом при первых занятиях с детьми, а также — Корф, Водовозов, Бунаков и др., видевшие в наглядном способе преподавания залог успешности обучения, — служат для нас образцами настойчивости, с какой они, встречая на каждом шагу противодействия, проводили идею наглядного преподавания в жизнь школы.

Но время гонений для наглядного преподавания прошло, и наступила новая пора, дающая русской школе надежду на лучшую постановку учебного дела.

А насколько эта лучшая постановка нужна в нашей школе, об этом излишне и говорить. Во Франции Мин. Нар. Просвещения и общественные учреждения всеми возможными способами поощряют устройство школьных музеев: составляют инструкции для собирания коллекций, изыскивают средства для покупки того, что невозможно собрать своими силами, учителей, устроивших при своих школах хорошие музеи, общество поощряет, частные лица дарят шкафы для коллекций, снаряды для собирания насекомых, растений и т.д. Почти тоже можно сказать и о других государствах. В Германии, например, учитель, переезжая в новую школу, везёт с собою, кроме знаний, еще и ценный научный багаж, в виде коллекций, приборов и других наглядных пособий, собранных и приготовленных им со школьной скамьи. Об американской школе и говорить нечего.

В настоящее время и у нас в этом смысле многое уже делается; различные общественные учреждения организуют выставки учебных пособий, земства устраивают мастерские для наиболее дешёвого изготовления их, в больших городах учреждаются окружные педагогические музеи, среди коих наш Киевский педагогический музей имени Цесаревича Алексея — есть украшение всего государства, лучшие педагогические силы выступают с чтением лекций по вопросу о наглядном преподавании, а учительские семинарии, как например — Гатчинская, устраивают курсы по изготовлению учебных пособий и т.д.

Теперь уже нам не приходится слышать таких резких, ни на чем не основанных возражений, как бывало раньше, когда даже самую мысль о каком-то школьном музее находили сумасбродной.

Наоборот, — теперь мы видим полное общественное сознание необходимости наглядного преподавания, от которого не напрасно ожидают, что оно вдохнуть в школу живую струю, внеся в ее жизнь точность, осмысленность и интерес. Но при этом мы должны помнить историю школы и те случаи, когда и при наилучшем отношении общества, и при наличии достаточных материальных средств, — дело развития наглядного метода не только не подвигалось вперёд, а даже совершенно гибло, благодаря только тому, что с самого начала поставлено было неправильно.

Для успешного развития наглядного преподавания нужны умелые исполнители среди педагогического персонала школ; тогда и успех развития школьных музеев, значение которых для школы не подлежит никакому сомнению, будет обеспечен.

Это и вынуждает нас обратить внимание товарищей-педагогов, интересующихся этим вопросом, на правильную постановку наглядного преподавания, в целях недопущения тех ошибок, которые имели место в 70-х годах прошлого столетия и которые послужили тогда роковой причиной упадка только что начавшегося у нас развиваться предметного метода.

Не имея возможности в настоящей небольшой брошюре распространяться обо всех тех ошибках, которые неосмотрительно допускались при наглядном обучении, низводя этот лучший метод до смешного, а также — не видя надобности излагать здесь подробно те нормальные способы и приёмы наглядного преподавания, которые уже давно разработаны в прекрасных руководствах наших лучших педагогов: Ушинского, Вахтерова, Лубенца и др., — я позволю себе указать только на то, что в Швейцарии, Франции, Германии, Бельгии и др. западных государствах главной причиной удивительно успешного развития наглядного метода являются учительские съезды и курсы, где учители имеют возможность получить то, чего не может дать им ни одна педагогическая школа.

Из всего сказанного можно вывести одно только заключение, что дело наглядного преподавания, по своей исключительной важности, требует к себе особенно внимательного, отношения и наиболее правильной постановки.

Оставляя в стороне вопрос о способах и характере наглядного преподавания, разработанный, как мы сказали, подробно в специальной литературе, которая нами будет указана в примечаниях при обозрении каждого отдела, мы постараемся в дальнейшей части настоящей брошюры изложить вкратце некоторые соображения относительно организации школьного музея, как вспомогательного учреждения, необходимого при всякой школе...

Под наименованием «Школьный музей», разумеется, нельзя понимать такое учреждение, где собраны те, или иные, научные редкости. В школьном музее они только желательны и могут быть приобретаемы, в особенности те из них, кои характеризуют данную местность со стороны геологической и исторической, а также выясняют особенности окружающей флоры и фауны. Этим школьные музеи несомненно принесут пользу не только школе, но и науке, ибо не один десяток, не одну сотню научных ценностей, быть может единственных, сохранят потомству от разрушения времени и невежественного уничтожения малокультурными обладателями их. Во всяком случае, это не есть прямая задача школьного музея.

Музей, о котором мы хотим сказать, есть просто необходимое собрание коллекций, приборов, картин и вообще всего того, что повседневно употребляется в школе, где введено наглядное преподавание.

Поэтому и программа такого музея должна быть самая обширная и разнообразная, т.к. он должен заключать в себе все то, что может оказаться полезным при сообщении детям сведений по природоведению в самом широком смысле этого слова, а также — истории, географии, этнографии, механике, промышленности и т.д. Причём, все это должно быть систематизировано и, вообще, находиться в таком порядке, чтобы преподаватели могли легко и быстро ориентироваться, отыскивая то, что необходимо в данный момент, а главное — по данному вопросу.

Разбросанность же наглядных учебных пособий приносить делу обучения огромный ущерб, не говоря уже о том, что систематическое собирание и сохранение коллекций, требуя средств и огромных трудов, с наибольшим успехом возможно только при существовании школьного музея, как учебно-вспомогательного учреждения.

Если же мы примем во внимание дороговизну учебных пособий, а также бережливость и аккуратность, которые несомненно вносятся в это дело с открытием школьного музея, то необходимость организации такого учебно-вспомогательного учреждения, в отдельном помещении с необходимыми приспособлениями, станет еще более очевидна.

На западе, как нами сказано было выше, необходимость подобных музеев давно уже сознана и там они получили вполне заслуженное внимание и широкое распространение.

У нас такие учреждения теперь начали появляться при некоторых городских училищах в Петербурге, Москве, Киеве, а в последнее время и при железнодорожных училищах; причём на Ю.-З. ж. д. эта идея прививается особенно широко и прочно.

Переходя далее к составу школьного музея, необходимо иметь в виду, что значительная часть коллекций может и должна быть собрана самими учащимися: на экскурсиях, прогулках и т.д.

Такой способ собирания коллекций, в особенности, когда он сопровождается объяснениями преподавателя-руководителя, да еще по заранее обдуманному плану, — для детей в высшей степени приятен и полезен, т.к. удовлетворяет присущую им любознательность и развивает у них любовь к природе и ее Творцу, научая их, вместе с тем, читать эту обширную и поучительную книгу мироздания.

Что-же касается моделей, например: земледельческих и других орудий, жилищ, различных этнографических картинок и проч., то и это с успехом может быть изготовлено самими детьми при некотором руководстве любителя-педагога, особенно когда при училище введены ручной труд и лепка. При таких работах все будет утилизировано.

Мы не можем без восторга вспомнить, как, например, дети, в коробке из-под торта, при посредстве глины, мха, зеркальных стёкол, камешков и пр., изобразили «Жизнь на воде» со всем, что только может себе представить пылкое детское воображение. Бесспорно — такая модель может служить прекрасным пособием на уроках — естествоведения, географии, рисования, устном и письменном изложении мыслей и т.д.

Конечно, могут быть возражения, что не все под силу и самому педагогу, но ведь педагога без стремления к самоусовершенствованию и представить себе невозможно. Раз учитель самообразованием не занимается, дела своего не любит, — чему же он может научить?.. Это ремесленник, а не педагог, и место ему не в школе.

При желании же и любви к делу во всем он найдёт для себя полезное, даже иллюстрированные каталоги часто могут оказать ему ценную услугу, не говоря уже о прекрасных руководствах, появившихся в последнее время в продаже.

Наконец, работа по организации может быть распределена между несколькими преподающими, в зависимости от их специальности и особого интереса к тому, или иному отделу.

Нет нужды составлять отделы сразу обширно и полно; достаточно начать дело с главнейшего и необходимейшего. Что же касается местной природы, а также кустарных промыслов и других занятий местных жителей, то эти отделы должны быть представлены возможно широко.

Перечислять подробно состав всех отделов школьного музея является излишним, во-первых потому, что собирать нужно все, что так, или иначе затрагивается программами данного учебного заведения и принятым учебником, а во-вторых — подробное перечисление желательного для музея интересующиеся могут найти в недавно вышедшей книжке Н.К. Дорофеева.

Тем не менее, я должен указать главнейшее из каждого отдела, предпослав, где это представится возможным, некоторые пояснения.

 

Организация школьного музея

Школьный музей может быть подразделён на следующие отделы: 1) Религия и нравственность; 2) История, археология и нумизматика; 3) Языкознание; 4) Математика; 5) География, космография и этнография; 6) Геология и почвоведение; 7) Минералогия и кристаллография; 8) Ботаника, садоводство, огородничество, лесоводство и полеводство; 9) Зоология, зоотомия, анатомия и гигиена; 10) Животноводство, пчеловодство, шелководство, птицеводство, рыбоводство и т.п.; 11) Физика, химия и метеорология; 12) Производства, ремесла и ручной труд; 13) Промышленность и торговля; 14) Искусства: рисование, выжигание, лепка, вышивание и т.п. и 15) Из жизни данного училища.

 

1. Религия и нравственность

Неподражаемые образцы наглядного обучения дал нам Божественный наш Учитель, выводя на простых примерах Свое высокое учение о Царстве Божием.

А между тем, к стыду нашему, в вопросах религии и нравственности мы совершенно игнорируем наглядность. Этим, быть может, и объясняется та индифферентность учащихся в области веры, которую мы наблюдаем в последнее время. И это, полагаю, есть самое ужасное, ибо отнимите у молодого поколения веру и в душе его ничего не останется, т.к. взамен веры вы ничего ему не дадите.

А без веры в святое, возвышенное, лучшее мыслима ли борьба юной души с житейскими невзгодами и несчастьями, подстерегающими ее в наш век на каждом шагу.

Отсюда ясно, что школа, совместно с семьей, должна всеми способами развивать в подрастающем поколении веру в Высшее Начало и любовь к ближнему, без чего оно не может идти по правильному пути духовного развития, составляющего для человечества одну из главнейших задач.

Здесь то, кроме личного примера, большую роль и должна сыграть наглядность в обучении.

А потому, кроме карт по Священной истории, этот отдел школьного музея обязательно должен иметь хорошие картины из истории Ветхого и Нового завета (Махаев и Гречушкин, Сидорский и др.), картины по истории апостольских деяний (Райкауф и Шмаук), виды Палестины (Прейшен и Дмитриев, 6 хромолитографированных таблиц, изд. Гросман и Кнебель); а также изображения храмов, монастырей, городов, замечательных в религиозном отношении, снимки с известных икон и церковных достопримечательностей и т.д.

Многие из этих пособий могут быть приобретены в изданиях Т-ва Сытина, Фесенка и др., весьма дешёвых и вполне пригодных для школы.

Можно еще указать на снимки некоторых картин известных художников в изданиях Ильина, например: Корреджио. Нерукотворенный образ Спасителя Мурильо. Иоанн Креститель Перуджино. Четыре апостола, но они сравнительно дороги и с успехом могут быть заменены приложениями и иллюстрациями из журналов.

Огромную услугу преподавателю может оказать также все, что относится к жизни и деятельности известных подвижников и проповедников. К сожалению, этот ценный материал, за малыми исключениями, не только в низшей, но и в средней Школе не обращает на себя и по сие время должного внимания.

 

2. История, археология и нумизматика

Каждому преподавателю должно быть известно, что «история представляет собою не столько изложение отвлечённых положений и выводов, сколько полную ярких красок и движений картину человеческой жизни. Как же тут обойтись без красочных, рельефных изображении?»

Если при изображении исторических действий, преподаватель, обладающей даром слова, может иногда обходиться без наглядных пособий, то при изображении в исторических описаниях состояний — без наглядности обойтись совершенно невозможно.

Так как история тесно связана с историей культуры, а в частности с археологией и нумизматикой, то, кроме карт и картин, этот отдел следует пополнять археологическими находками и старыми монетами.

Из наиболее необходимых стенных карт следует иметь: карту Восточной Европы в половине IX в. и Руси в удельный период по 1240 г., карту Руси Московской и Литовской, Российской империи от Петра Великого (все три карты— Добрякова), карту всего древнего мира (Киперт), карту великого переселения народов (Балдамус) и карту мира для изучения открытий и колониальных владений настоящего времени (Майер и Лукш).

Из картин по истории наиболее дешевыми и весьма удовлетворительными надо признать изд. Сытина — «Русская история в картинах» (5 р.), из дорогих — «Картины по русской истории Князькова (50 р.); кроме картин по истории, сюда должны быть отнесены портреты царствовавших Государей, полководцев, государственных и др. деятелей, снимки исторических достопримечательностей, предметы и модели памятников русской старины, картины по истории культуры человека, модели жилищ и орудий первобытного человека и т.д.; по археологии желательно собрать все, что может быть встречено в данной местности и у частных лиц, которые часто жертвуют для музея и весьма ценные вещи; кроме того, весьма полезно было бы изготовить 1—2 модели древних погребений (курган в разрезе). Коллекции по нумизматике почти всегда составляются в школьном музее при посредстве детей, т.к. этого рода коллекции слишком обширны и дороги. Между тем — «более или менее полная коллекция монет и меновых знаков — это, можно сказать, наглядная политическая и социальная история государств».

Для пополнения этого отдела следует делать вырезки иллюстраций из журналов. Эти рисунки, пронумерованные и вложенные в папки, окажут большую услугу при освещении различных исторических моментов.

 

3. Языкознание

«Учите ребенка, — говорит К.Д. Ушинский, — каким-нибудь пяти неизвестным ему словам и он будет долго и напрасно мучиться над ними, но свяжите с картинками двадцать таких слов и ребёнок усвоит их на лету». Эти слова лучшего нашего педагога служат ярким доказательством необходимости картин вообще при обучении и в частности — при изучении языка; ибо рациональная постановка изложения мыслей, устно и письменно, имеющая огромнейшее значение в деле развития учащихся, только и возможна при наглядности в обучении. Как бы ребёнок не был молчалив и застенчив, картина, да еще художественная — развяжет ему язык и он заговорит так, как то нужно для дела.

Кстати, теперь появились в продаже такие превосходные издания, о каких во времена К.Д. Ушинского и не мечтали.

Лучшими, однако, нужно считать, как по художественности исполнения, так равно по цельности впечатления и дешевизне (5 р.) «Четыре времени года», издан. Сытиным, а также «Четыре времени года» Борзова. Весьма дешевы и недурны 20 карт. Гусева (2 р.) в изд. Гросман и Кнебель. Помимо картин, входящих вообще в этот отдел, должны быть, конечно, употребляемы картины, по мере надобности, и из других отделов.

Кроме картин, имеющих значение при обучении чтению и письму, в отделе языкознания должны войти различные таблицы: алфавиты строчных и заглавных букв, стенной букварь, портреты писателей, басни в картинах, а также коллекции моделей различных орудий и домашней обстановки, могущих дать детям наглядное представление при проработке изучаемых статей и вызвать их на обмен мыслей.

Конечно и в этом случае придется пользоваться большинством коллекций из других отделов, т.к. при изучении языка, а в особенности при изложении мыслей — нет возможности ограничиться только тем, что входит в этот отдел.

Поэтому-то, как сказано было выше, в школьном музее все должно быть пронумеровано, а для отдела языкознания — составлен специальный каталог с указанием также и тех №№, которые, хотя входят в другие отделы, но имеют отношение к содержанию прорабатываемого учебного материала. Тогда преподавателю легко будет использовать богатства школьного музея, а слово его, иллюстрируемое картинами, коллекциями, образцами, моделями и проч., станет действительно словом живым, способным привлечь детское внимание и вызвать захватывающий интерес.

 

4. Математика

Область математики, как наиболее отвлеченная в курсе начальной школы, требует не только широкой наглядности в обучении, но и активного участия детей в работе при помощи внешних чувств: зрения, осязания и слуха. И чем менее развиты дети, тем более они нуждаются в, так называемом, лабораторном способе обучения, 1) когда, для усвоения отвлечённых понятий, урок сопровождается черчением, рисованием, лепкой, вырезыванием, склеиванием и т.п. работами, дабы ребёнок собственным опытом пришёл к известному выводу. Таков современный взгляд лучших педагогов на дело преподавания математики в младших классах школы.

Отсюда станет ясен тот характер, который должны носить учебные пособия, входящие в состав настоящего отдела. Поэтому в достаточном числе следует иметь кубики, шарики, палочки, фасоль, горох и т.д. Затем — разные таблицы, меры веса, длины, жидкостей, сыпучих тел, различные приборы для определения времени, а также площади и объема, прибор Лая, прибор для изучения дробей Байера, русские арифметические счеты, таблицы монет и т.д.

Для изучения геометрии, кроме набора геометрических тел, конечно, необходимо иметь и некоторые измерительные инструменты: мензулу, нивелир, астролябию и т.п., но, к сожалению, большинство встречающихся в продаже этого рода учебных пособий носят характер скорее игрушек, а не измерительных приборов, годных для практических работ.

Если школа не располагает средствами на приобретение этих инструментов из более лучшего сорта, то рациональнее изготовить их домашними средствами, тем более, что участие детей в изготовлении простейших приборов и геометрических тел весьма полезно и в целях чисто учебных. Вообще надо заметить, что большая часть предметов настоящего отдела может быть изготовлена самими детьми.

 

5. География, космография и этнография

Наглядных пособий по географии и тесно связанных с нею космографии и этнографии в продаже очень много, как дорогих, так и очень дешёвых, а между тем большинство начальных школ, где наглядность наиболее необходима, довольствуются глобусом да несколькими картами и лишь изредка теллурием. Неудивительно поэтому, что и познания по географии бывают наименее глубокие и наиболее непрочные, улетучиваясь из детской памяти чуть ли не в первый год по окончании не только низшей, но и средней школы.

И это приходится констатировать относительно такой науки, как география: живой, интересной и способной дать массу ответов на те бесконечные вопросы, которыми обыкновенно дети засыпают и дома, и в школе взрослых. Очевидно, постановка географии в школе должна быть несколько иная.

Непонятно также, почему такая наука, как космография почти отсутствует в низшей школе, если не считать тех отрывочных сведений, которые сообщаются в учебниках географии.

А между тем, знакомство детей, например, с астрономией, преследующей исключительно идеальные цели, принесло бы неоспоримую пользу молодому поколению.

«Взгляните на звезды, — говорит Клейн, — когда они беззвучно, в немом величии проходят свои небесные пути, вспомните об океане времени и пространства, о котором говорят эти сверкающие точки, и вас невольно охватит предчувствие вечности. Звёздное небо поистине самое возвышенное из зрелищ, доступных взорам смертного».

А что школа должна делать, в особенности в наш век эгоизма и безверия, как не будить лучшие чувства в детях, обращая их взоры к небу.

«Самоубийства, эти кровавые показатели пессимистического мировоззрения, — говорит тот же автор, — почти совсем не находят жертв среди астрономов».

Отсюда ясно, что вопрос этот весьма важен, и в школьном музее необходимо иметь пособия и по космографии.

В Бельгии, например, М. Н. П. давно предписало «приобрести телескопы для всех школ».

Конечно, мы, пока, не можем мечтать о таком благе и для наших школ, но, во всяком случае, — школьный музей должен обладать некоторыми пособиями и по астрономии.

Что же касается пособий по этнографии и антропологи, то, как справедливо замечает Э.Ю. Петри, маленькой школьной коллекции приходится останавливаться лишь на самых основных предметах, обзаводясь, кроме картин, лишь небольшими моделями утвари, оружия и проч.

Из имеющихся в продаже учебных пособий по географии, а также космографии и этнографии многие по своей цене совершенно недоступны для начальной школы; поэтому я укажу только следующие наиболее необходимые и сравнительно недорогие: глобус земной с полу-меридианом (изд. Гросмана 25 с/м. в диам.—5 руб.), теллурий с бесконечным винтом, годичник — для объяснения происхождения времён года, лунник — для объяснения движения и фаз луны, картушка — для определения созвездий, зрительная труба с астрономическим окуляром, картины по физической географии (20 карт. и Кнебеля — 2 руб.), картины по географии России (27 картин Борзова — 20 р. 25 коп.), народы России (24 табл. Янчука — 6 руб.), типы племён (10 лепн. головок, изд. Вятской мастерской — 4 руб. 50 коп.), коллекция стереоскопических снимков по географии (в Варшаве сотня снимков Ундервуд-Ундервуд стоит весьма недорого), модели по этнографии, гравюры и иллюстрации из журналов и т.п.

Из географических карт для начальной школы по цене доступны пока только изд. Ильина, т.к. заграничные издания слишком дороги, не исключая и лучших орогидрографических карт Сидов-Габенихт (изд. Гросман и Кнебель).

 

6. Геология и почвоведение

В книге «Программы и наставления для наблюдения и собирания коллекций» есть прекрасные указания о цели и способах собирания коллекций по геологии и почвоведению. Помимо того, что эти коллекции могут принести пользу на уроках географии, а в особенности — естествоведения, он дадут много поводов к беседам о происхождении земной коры, возбудят любознательность в детях и осветят многие вопросы по сельскому хозяйству. Собирание таких коллекций не представят особенного труда.

Образцы почв всегда могут быть составлены детьми под руководством учителя; что же касается различных окаменелостей и отпечатков, то они могут быть собраны главным образом детьми, так как без таких зорких помощников, в местности мало интересной в геологическом отношении, весьма трудно бывает отыскать что-нибудь подходящее. Стоит только заинтересовать детей, и они в короткий срок соберут массу полезного.

Для школ, совершенно не имеющих возможности, по характеру данной местности, составить подобные коллекции собственными средствами, — можно рекомендовать обмен характерными экземплярами своей местности со школами других районов.

Кое-что из пособий этого отдела можно найти и в продаже, например: 15 экземпляров окаменелостей (коллекц. от 3 руб. до 11 руб.), образование почв из порфиритового диорита (2 руб.), коллекция типичных почв из 10 образцов (3 р.) и т. д.

Из картин и таблиц необходимо приобретать все, что так, или иначе может быть полезно для дела. К сожалению, дешёвых картин по геологии с русскими надписями в продаже, пока, нет, между тем картины геологических эпох для детей были бы крайне интересны и полезны. В большинстве случаев, при пополнении этого отдела рисунками придется довольствоваться вырезками из иллюстрированных журналов.

 

7. Минералогия и кристаллография

При преподавании минералогии самыми лучшими пособиями, конечно, нужно считать натуральные коллекции, привлекая к составлению их самих учащихся. Дети очень охотно принимают участие в работах, в особенности, когда ими руководить при определении минералов.

Для приобретения можно рекомендовать коллекцию минералов по системе Дэна, которая может быть недорого приобретена в мастерской Уральского О-ва Любителей естествознания, в г. Екатеринбурге. Там же могут быть составлены коллекции к любому учебнику.

Из картин и рисунков необходимо иметь те, кои иллюстрируют месторождение и разработку ископаемых богатств, как в России, так и за границей. Крайне необходимо иметь шкалу твердости, паяльную трубку, приборы для определения удельного веса и некоторые руководства по классификации.

По кристаллографии необходимо иметь типичные стеклянные модели с осями, хотя бы главнейших 6-ти систем, пополняя постепенно важнейшими комбинациями, придерживаясь в дальнейшем принятого учебника.

При изучении краткого отдела кристаллографии, особенное значение придается практическим занятиям детей, как-то: вырезыванию и склеиванию кристаллов из картона, на котором грани кристаллов предварительно перебиваются из таблиц, имеющихся в продаже, или приложенных к учебнику, изготовлению кристаллов из дерева, или глины, вырезыванию кристаллов из картофеля и корнеплодов, причём оси в этом случае делаются из проволоки, или шпилек.

Как ценное пособие, следует иметь коллекцию отдельных кристаллов пород, доступных приобретению, строго систематизировав их. Такая коллекция обойдется очень недорого, если непосредственно снестись с Уральским О-м Любителей Естествознания в г. Екатеринбурге, которое всегда с большим вниманием относится к составлению коллекций по минералогии.

Относительно настоящего отдела вообще нужно заметить, что в начальной школе не только кристаллография, но и минералогия не могут иметь места самостоятельных предметов, т.к. преподавание их должно носить динамический характер. Вследствие этого, в школьном музее особое внимание должно быть удалено динамическим процессам, т.е. образованию и беспрерывным изменениям земной коры; тогда этот отдел, в связи с живой природой, явится необходимым дополнением к выяснению многих биологических вопросов.

 

8. Ботаника, садоводство, огородничество, лесоводство и полеводство

В виду того, что страна наша по преимуществу земледельческая и от благосостояние этой отрасли труда зависит развитие всех прочих, — промышленности, торговли и т.д., — настоящий отдел в Русской школе приобретает исключительное значение.

По ботанике главным пособием должны являться, конечно, живые экземпляры растений, но так как ими не всегда возможно бывает пользоваться, а иногда является необходимость демонстрировать предмет, или его части, в увеличенном размере, то отсюда и вытекает необходимость иметь в школьном музее, кроме гербариев, еще картины и модели.

В настоящее время картин по ботанике появилось очень много, начиная с весьма дешёвых (изд. Сытина) и кончая очень дорогими, причём — с каждым годом появляются новые издания. Поэтому выбор их должен быть предоставлен преподавателю, в зависимости от средств и данного курса школы. Тем не менее, из дешёвых картин можно рекомендовать «Среди цветов» (50 таб. 3 руб.), изд. Сытина. Гербарий необходимо составлять из представителей местной флоры и с соблюдением известной системы.

Очень полезно было бы иметь хотя главнейшие приборы и реактивы для опытов по физиологии растений.

Что же касается разборных моделей из папье-маше, то небогатой школе лучше приобрести вместо них хорошую лупу и микроскоп, который принесёт детям огромную пользу, если будет приобретён в подходящей комбинации.

По садоводству, огородничеству, лесоводству, полеводству и луговодству следует вносить в школьный музей все то, что может так, или иначе расширить кругозор детей по данным вопросам; а потому полезно собирать: насекомых, вредных в растениеводстве, гербарий хлебных и кормовых злаков, коллекцию мхов и болезненных образований, помологическую коллекцию, модели садовых инструментов и орудий обработки, модели парников, дендрологическую коллекцию в обрубках и дощечках и т.д. Из картин и таблиц заслуживают внимания: Шлицберген «Наши культурные растения, их друзья и враги» (12 таблиц — 12 руб.), Зенгер — «Таблицы плодоводства для школ и дома» (2 табл. — 1 руб.) и таблица образцов прививок.

К этому отделу необходимо также отнести собрание искусственных гнёзд (скворечниц) в натуральную величину, изготовленных обязательно с соблюдением всех правил и снабжённых описаниями, для каких полезных птиц они предназначены и на какой высоте должны быть помещаемы.

 

9. Зоология, зоотомия, анатомия и гигиена

Современная педагогия в основу изучения живой природы (зоологии и ботаники) полагает биологический метод, а не изучение систематики. Следовательно и наглядные пособия должны представлять главным образом те живые организмы, которые дают наибольший биологический материал и выясняют единство жизни в природе, способствуя «раскрытию закона изумительной целесообразности в природе и того Великого Разума, которым все создается и управляется в природе и во всей вселенной».

В настоящее время труд преподавателя по составлению биологических коллекций значительно облегчается тем обстоятельством, что такие коллекции и руководства начали появляться и в продаже.

Со времени введения в курсе начальной школы анатомии и гигиены отдел этот в школьном музее приобрел еще большее значение. А между тем стоимость хороших пособий по анатомии так велика, что приобретение их для небогатой школы часто совершенно невозможно. Можно посоветовать тольк

    avatar 14.10.2015 | 15:15
    Леонид Титов Пользователь

    Уважаемые коллеги!
    Прошу извинить, что вывесил материал не до конца. Как так получилось не знаю. Полностью весь материал по ссылке: http://www.simvolika.org/project15_04.htm


     

Добавлено: 07.10.2015
Рейтинг: 7.6583333333333
Комментарии:
1
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+