Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Зубр отечественной педагогики

Сын сельского священника, ученый-педагог Петр Каптерев слишком много выступал за свободу, самоопределение и индивидуализацию. Поэтому в советское время получил ярлык «не понявшего значения Октябрьской революции для народного образования». Работы Каптерева, которого студенты называли Зубром, не переиздавались вплоть до 80-х годов прошлого века.

По мнению Каптерева, чтобы быть педагогом, нужно сначала быть антропологом, то есть знать психологию и физиологию. Он доказывал, что педагогика не искусство, причем у каждого народа свое (как утверждал Ушинский), а общечеловеческое знание. Выступал за эвристические методы обучения. Считал, что дети могут самовоспитываться.

Сегодня Каптерев известен больше профессионалам, поскольку ввел в обиход широко используемые понятия «педагогическая психология» и «педагогический процесс». Но многие его идеи звучат по-прежнему свежо и актуально не только для педагогов, но и для родителей.

Петр Каптерев

Петр Каптерев

Петр Каптерев родился в 1849 году, в бедной семье сельского священника, который вскоре умер. Мать считала своим долгом дать всем восьмерым детям образование. Как дети священника они имели право бесплатно учиться в духовных учебных заведениях – училищах и семинариях. В Московскую духовную академию он попал как один из лучших выпускников семинарии. В то время духовные академии были единственными высшими учебными заведениями в России, где читалась педагогика, учителями же в школах работали без специального педагогического образования. По окончании Академии Каптерев не стал монахом или священником, но обязан был шесть лет проработать преподавателем Санкт-Петербургской духовной семинарии. Несмотря на блестящие успехи в этом деле, Петр Федорович не чувствовал себя на своем месте: его научные интересы не соответствовали уставу. В это время, в двадцать с небольшим лет, он писал одно из своих главных произведений – «Педагогическую психологию для народных учителей, воспитателей и воспитательниц». Понятие педагогической психологии вошло в научный оборот благодаря этой книге (она появилась в 1876 году).

 

Здание Санкт-Петербургской духовной академии, где Каптерев начал свою педагогическую карьеру

Здание Санкт-Петербургской духовной академии, где Каптерев начал свою педагогическую карьеру

Ощущение-понимание-действие

Если учитель знает, как происходит в мозгу ребенка усвоение новых знаний, он может помочь этому процессу. По Каптереву, процесс обучения проходит через три стадии: ощущение – понимание – действие. У детей более заметны первая и третья стадия, они как будто начинают действовать, не успев подумать. У взрослых самая рельефная – вторая стадия, переработка ощущений. Вот почему обучение детей должно быть связано с «потрогать», «увидеть», «услышать». Каптерев подчеркивал: деятельность органов внешних чувств есть родина нашего ума. Поэтому исключительно важны творческие занятия – рисование, гимнастика, игры, работы из глины, картона, ремесленные занятия.

Само-

Обучение не передача суммы знаний, воспитание не передача культуры, объясняет Каптерев.

Самый большой грех школы – требование овладеть гигантским, мало связанным между собой материалом.

В то время как она должна учить методам самообразования, саморазвития, самовоспитания. Только собственными усилиями человек может воспринять, усвоить культуру. Каптерев предлагает ориентироваться не на результат обучения, а на его процесс, на то, «что совершается в душе учащегося, что он переживает внутри себя, работает ли он над своим усовершенствованием или нет».

Саморазвитие – ключевое понятие для Каптерева. Он считал его естественным свойством человека, заметным уже в раннем детстве. У родителей не всегда выходит во всем руководить детьми, это получается только тогда, когда уроки и внушения соответствуют склонностям ребенка, а от остальных он уклоняется, «не слушается». Так ребенок бессознательно становится на путь саморазвития и самовоспитания. В традиционной школе на этом пути появляются препятствия... В связи с этим нет другого выхода, как индивидуализация обучения. Обязательные учебные курсы должны быть минимальными, основное время дети должны тратить на изучение предметов по выбору, на факультативные занятия, на участие в кружках.

Как только истек срок работы «по распределению» в семинарии, Каптерев подает в отставку и полностью посвящает себя светскому просвещению. Многие родственники и друзья не поняли этого, как им казалось, безрассудного шага – отказа от успешной карьеры. Каптерев парировал тем, что «каждый порядочный человек должен в кризисные периоды жизни общества заниматься самым необходимым делом». Он начинает преподавать психолого-педагогические дисциплины на Женских педагогических курсах, в частных гимназиях, на курсах по подготовке учителей. Параллельно пытается донести свои идеи до более широкого круга – пишет статьи на темы педагогики и семейного воспитания. Одновременно Петр Каптерев втянулся в общественную работу – сначала в Петербургском педагогическом обществе, на заседаниях которого обсуждались программы преподавания, методы обучения по разным предметам, учебные планы… Затем во Фрёбелевском обществе, названном в честь немецкого теоретика детских садов Фрёбеля. Оно объединило людей, которые осознали, что воспитание маленьких детей – дело совсем не такое простое, как кажется. При Фрёбелевском обществе организовали курсы для женщин, желавших стать воспитательницами детских садов, Каптерев начал читать им педагогику и психологию. И не только читать, но и писать – он стал практически пионером отечественной дошкольной педагогики, так как готовых материалов на эту тему не существовало.

 

Цитата Каптерева

Позади паровоза

Каптерев снова и снова подчеркивал, что воспитание должно опираться на человеческую природу.

Гони природу в дверь – она влетит в окно

Во-первых, надо смотреть на особенности каждого возраста – на господствующие в это время интересы, стремления, душевное состояние детей. Во-вторых, на индивидуальную наследственность каждого ребенка.

Вряд ли бы Каптерев одобрил обучение чтению в два года или высшей математике в семь. Попытка развивать ребенка быстрее, чем это предусмотрено природой, может вызвать деструктивные процессы. Педагог должен не бежать впереди паровоза, а следовать за учеником.

Каптерев считал, что ребенок, даже самый маленький – это уже личность, а не бесформенный материал, из которого педагог может вылепить (или выстрогать) что угодно. В то же время, по мнению Каптерева, невозможно сидеть сложа руки и смотреть, как «саморазвиваются» дурные стороны в человеке. Природа наша несовершенна, и педагог должен стремиться сделать ее лучше и краше – согласно педагогическому идеалу (о котором – ниже).

Как бороться с недостатками?

Каптерев дает ответ в духе идеологии непринуждения: «Запретить проявляться недостатку нельзя: он есть свойство организма, а потому будет проявляться; как-нибудь сразу его уничтожить тоже нельзя: нет к тому никаких средств. Поэтому ничего более не остается, как постепенно ослаблять его и таким путем мало-помалу приводить его к уничтожению. Как ослаблять недостаток? Для этого есть только одно средство – не упражнять недостатка, так устроить всю обстановку личности, чтобы недостатку не было практики, чтобы в нем не было нужды, чтобы он не вызывался к деятельности. Наоборот, нужно постоянно возбуждать, развивать и укреплять хорошие свойства и их силой заглушать недостаток».

Капитальный труд Каптерева «Педагогическая психология» вызвал скандал: автора обвинили в подрыве христианской нравственности, его идеи назвали «безумной педагогикой». Опубликованный слушательницами курс лекций по психологии был обличен как антирелигиозный по содержанию, насмехающийся над бессмертием души и вообще материалистический. Отнюдь не атеист, Каптерев заявлял, что духовная жизнь связана с телесной, с деятельностью мозга, нервов, мускулов, крови, и что педагогические советы, не основанные на знании физиологии и психологии ребенка, могут принести только вред. Каптерева почти на двадцать лет отстранили от преподавания. Однако разрешили ему работать в подразделении Мариинского ведомства, которое занималось инспектированием женских учебных заведений и где он проработал вплоть до 1917 года. Разъездная работа инспектором не только дала ему обильный материал для научных исследований, но и увеличила поле его общественной деятельности: он выступает на губернских учительских съездах, читает лекции учителям. В это время он становится организатором и участником многих общественных объединений. Среди них Родительский кружок, Комитет грамотности, Лига образования. Вместе с другими членами Лиги Каптерев боролся за всеобщее бесплатное образование. Около четырех пятых населения не умели читать и писать. «Страна, не заботящаяся о широкой постановке серьезного народного образования, готовит себе гибель», - предвидел Петр Федорович. Конец ХIХ – начало ХХ века было временем, по классификации Каптерева (написавшего «Историю русской педагогии»), общественного периода в развитии педагогики. Создавались педагогические общества, журналы, народные школы, педагогические курсы для женщин, постоянно проходили учительские съезды, курсы, собрания – и все это по инициативе общества, а не государства. Каптерев подчеркивал, что именно общество «выдвинуло целый ряд деятелей по образованию, для которых педагогические вопросы стали делом жизни… которые разрабатывали их не по казенной надобности и за жалованье, а в силу призвания».

 

История русской педагогики

Таланты и середняки

По наблюдениям Каптерева, не все дети одинаково нуждаются в воспитании взрослых. Больше всего – дети со средними способностями, у которых есть что «подправить, развить, укрепить, нечто ослабить, сократить, умерить, а иному дать другое направление».

Талантливые же дети сами себя воспитывают.

Учителям остается удовлетворять их индивидуальные запросы и руководить их самообразованием.

Патриот во второй фазе

Несмотря на то, что он не ставил, как Ушинский, народность во главу угла, связи воспитания с национальными особенностями Каптерев не отрицал. Он считал «воспитание доблестей в пределах национальности, государства» второй фазой – фазой патриотизма. Первая же, высшая, фаза – воспитание «общечеловеческих благожелательных чувств, объемлющих все человечество, все народы как членов одной семьи».

Национальный идеал не должен заслонять собой педагогический, подчеркивал ученый. Каптерев писал о деликатности патриотического воспитания. Ему претило, что, искусственно насаждаемое, оно делает педагогику, по его выражению, государственно-чиновничьей.

«Правительства часто требуют от школ, чтобы на уроках истории, литературы и географии учащимся внушался патриотизм. Но такое требование есть посторонняя примесь к указанным предметам и выполнение его скорее может ослаблять, чем усиливать, патриотическое настроение. Все признают, что тенденциозно-нравоучительные детские рассказы самые плохие и наименее способные укреплять нравственное чувство детей; лучше те, в которых мораль не привязана искусственно к рассказу, а заключена в самой сущности передаваемого действия. То же нужно сказать и про указанные предметы: они не средство для выжимания патриотизма, а отрасли знания».

Педагогический идеал

Кого воспитываем? Во-первых – доброго общественника. Это свойство Каптерев считал общечеловеческим и самым важным для человеческого общежития. Дети должны становиться членами разных обществ, товариществ (по свободному выбору) и учиться действовать сообща. Добрый общественник умеет сочетать свои интересы с интересами других, а участвуя в общем деле, проникается уважением к самому себе. Отсюда естественным образом возникает уважение к другим.

Во-вторых, человека, способного к самодеятельности, инициативе. «Воспитание должно быть построено таким образом, чтобы этому свойству был предан полный простор». Каптерев подчеркивал, что ребенок, как и любой человек, должен обладать определенными правами, в частности свободно и гласно высказывать свои мнения (иначе из него выйдет не добрый общественник, а покорная овца в стаде). Педагог последнее, что должен делать, - это подавлять индивидуальность. Ему следует всячески поощрять проявления критического ума, который ничего не принимает на веру, все исследует и анализирует.

Следуя своему призванию, Каптерев продолжает совмещать службу с наукой и общественной деятельностью. В 1905 году выходит в свет его капитальный труд «Педагогический процесс», который ввел в обиход ученых и учителей этот термин. Педагогика – прикладная наука, настаивает автор. Накануне Первой мировой войны, на рубеже 1912-1913-х годов Каптерев организует Всероссийский съезд по семейному воспитанию. Семейное воспитание – еще одно непаханое поле отечественной педагогической науки, которое Петр Федорович считал жизненно необходимым возделывать. Родители должны участвовать в жизни школы и сами разбираться в педагогике, а не отдавать ребенка в школу «на воспитание». Воспитание начинается с самого рождения.

 

Прижизненные издания Петра Каптерева

Эврика! Эвристика!

В школе вырабатываются характер и мировоззрение детей – благодаря умственному труду, точнее – самостоятельному умственному труду. Укрепить и развить интерес к «умственной самодеятельности» возможно, по мнению Каптерева, только эвристическими методами обучения: детям не нужно подносить готовые знания на блюдечке, пусть сами строят гипотезы, ищут ответы на вопросы, анализируют, обобщают.

Все в сад

Каптерев был уверен в пользе детских садов, если они правильно организованы, то есть не похожи на школу с ее более строгими порядками. Если детей никто не принуждает к определенным занятиям, а они сами их выбирают по своему вкусу и склонностям, если большую часть времени они заняты играми со своими товарищами. Воспитательнице Каптерев отводит роль помощницы. Куда дети – туда и она, а не наоборот.

Свобода

Каптерев стоял за автономию образовательных учреждений и при царском, и при большевистском режимах. Педагогический процесс должен развиваться согласно своей собственной природе, и ему не должны ставить дополнительные задачи ни государство, ни церковь, ни «сумасшедшие родители». «Школа не занимается политической пропагандой, как и религиозной». Педагог может рассказать о своих политических или религиозных взглядах и убеждениях, но он должен при этом объяснить, что другие люди имеют другие взгляды и убеждения и в полном праве руководствоваться ими в своей деятельности. «На чьей стороне находится истина – неизвестно; всего вероятнее, ни на чьей: в искренних, честно составленных убеждениях обыкновенно перемешивается истина с ложью, благие порывы – с ограниченностью человека». Школа нуждается в автономии и в другом смысле:

Если общество доверяет детей педагогам, то оно не должно чрезмерно их контролировать.

Директор школы, по мысли Каптерева, не единолично решает все школьные дела, а имеет голос как один из членов совета школы. Чувствуя себя независимыми, педагоги смогут воспитывать критическое мышление в детях.

Свобода школы – это разнообразие предложений для учеников. Здесь у Каптерева есть смелое предложение: «Самое большее, что можно сделать в рассматриваемом отношении, это так устроить школы, чтобы они были в состоянии предлагать каждому все, что только можно было пожелать по части образования. В настоящее время школы говорят учащимся: непременно учись тому-то и тому-то. Но можно представить себе положение учащихся и школ в совершенно другом виде: учащиеся приходят в школу и заявляют, что они хотят учиться тому-то и тому-то, а школы удовлетворяют их желания».

Сами школы тоже должны быть максимально разными. Даже если какой-то путь в образовании оказался очень хорошим и эффективным, неразумно следовать по нему всем. Наоборот, нужно искать новые пути, экспериментировать, создавать опытные школы, педагогические лаборатории. Школа, как и ребенок, имеет право на свободное развитие.

Цитата Петра Каптерева

В 1915 году министр народного просвещения Игнатьев поручил Каптереву возглавить мозговой центр для подготовки реформы образования. Однако реформа случилась двумя годами позже в намного более грандиозных масштабах. Февральскую революцию Каптерев воспринял как возможность свободы для учителей и учеников. В 1917 году он пишет программу обновления образования «Новая школа в новой России». Рассчитывая, что школы получат самоуправление, а учителя - независимость в вопросах обучения и воспитания, которое будет основано на принципах критического мышления. Увы, уже через несколько лет он диагностировал в статье «Педагогическое образование» провал своих надежд: «Теперь… на место царского абсолютизма стал абсолютизм политических партий, не менее, если не более, свирепый и жестокий, чем царский. Критические умы не в почете… В сущности, авторитарный строй школы остался прежний, потому что сменить одного господина на другого все равно значит быть лишенным свободы, права иметь свой взгляд, свое убеждение». Автор призывает не впускать политику в классы. Учителя не рупоры государственной идеологии. Педагогический процесс должен быть автономным, то есть свободным от внешнего давления. В начале 20-х годов еще можно было публиковать мнения, отличные от мэйнстрима – без риска для жизни. Но не для карьеры. «Главный педагог» Советской России Крупская написала в рецензии на другую его статью, где высказывались похожие взгляды: «Каким затхлым духом веет от всего этого, и как далек Каптерев от современной молодежи!» Журнал, где была напечатана статья Каптерева, закрыли. Последние годы жизни Каптерев провел в Воронежском уезде. Он перебрался туда в 1918 году: из-за голода и холода в Петербурге там стало трудно оставаться. Несмотря на болезнь и престарелый возраст – семьдесят лет, он сразу же впрягся в привычную лямку: работал разъездным инспектором, преподавал в школах, учительской семинарии, в университете, организовал педагогический техникум, детский сад и музей. Еще в 1907 году он составил проект подготовки народных учителей, и вот теперь, в условиях гражданской войны, наконец представилась возможность воплотить его в жизнь. Зубр, как называли его студенты, продолжал читать лекции в Воронежском университете до самой смерти в 1922 году.


Автор

Ольга Сафронова

Все материалы автора

Количество подписчиков: 4

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)