Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Откуда плывут «синие киты»?

Недавно в ходе небольшого исследования попросил наших старшеклассников-выпускников продолжить предложение: «Школа для меня – это…» Как и ожидалось, довольно широкий разброс мнениями от «мрака» и «дурдома» до «родных стен» и «места, где я получаю знания и готовлюсь к ЕГЭ».

Стоит присмотреться к крайним мнениям – это как бы два полюса восприятия школы. В резком негативе следующие высказывания и их – увы! – большинство:

«… это место, куда мне надо рано вставать, потеря времени, мрак, дурдом»;
«… это «пустое», бесполезное место. 10% от всего, что реально нужно. Все остальное занимает лишь время и в жизни мало имеет применений»;
«… это полнейшее уныние, но она очень важна для твоего будущего и дальнейшего образования»;
«… это суета с подготовкой к ЕГЭ».

Кстати, по поводу ЕГЭ есть интересное уточнение:

«… это место, где тебя всегда выслушают и помогут, но сейчас сюда нет смысла ходить, потому что приходиться ходить по репетиторам и готовиться к некоторым предметам».

Итак, необходимость подготовки к ЕГЭ обесценивает все то положительное, что еще остается в школе.  

На другом полюсе – единственное бросающееся в глаза резко положительное отношение к школе (было бы странно, если бы и в нашей школе их совсем не было):

«Для меня школа – это родной дом. Родные учителя, к которым я привыкла. Родные одноклассники, без которых очень тяжело. Стены любимой школы стали настолько родными, что кажется, всегда будет желание вернуться в школу».

И все остальные положительные замечания связаны с возможностью общения с друзьями и весельем, с этим связанным. То есть это уже не собственно положительная характеристика школы, а характеристика по принципу: «нет худа без добра». Хоть с друзьями можно встретиться и пообщаться с ними – и то хорошо.

Но вот одна маленькая, но очень характерная деталь: никто не упомянул школу как часть своей жизни. Единственный раз есть упоминание об этом, но посмотрите, в каком ключе:

«Школа для меня – это семья, друзья, веселье, приключение, новые впечатления. В школе происходит все – это наш начальный жизненный путь». 

То есть все, что происходит в школе – это еще не сама жизнь, а как бы подготовка к ней, некий «начальный жизненный путь», которые только еще должен открыть дорогу к будущей и уже, видимо, полноценной настоящей жизни. 

Смотрите, какое кричащее получается противоречие: школа по факту является местом, где ученики проводят довольно существенную часть своей жизни, но и по факту для подавляющего большинства учеников таким местом не является. То есть по формальным признакам школа есть часть жизни старшеклассников: они туда ходят, сидят там за партами, что-то изучают, общаются с одноклассниками, еще что-то делают. Но по субъективным ощущениям тех те учеников все – это «не жизнь», они там не живут, а только «тянут время», «отрабатывают уроки», «готовятся к ЕГЭ» и т.п. 

Поняли, к чему я клоню? Любое живое существо инстинктивно стремится жить. Человек, в отличие от животных, еще и стремится к осмысленной жизни. Если в каком-то месте или в какой-то своей деятельности он не испытывает удовлетворенности от жизни, не чувствует, что он там «живет», то он будет искать эту жизнь в других местах и в других видах деятельности, самых экстремальных, экзотических или даже маргинальных и преступных. 

Итак, увы, мы вынуждены сделать признание: современная школа не дает ученикам ощущения жизни, той самой «движухи», которая на молодежном сленге и является главным признаком жизни как таковой. Продолжая разговор на другом сленге, можно сказать, что школа – это практически всегда полная и приближающаяся к полной «ГОМЕРА», даже не «ЧЕБУРДЭХА» и уж точно не «КИТИКИ».  

И ярким подтверждением правоты вышесказанного является практически повсеместный уход учеников в «виртуал» - в те или иные формы взаимодействия, деятельности и общения в виртуальном пространстве социальных сетей и Интернета (Странно, у нас почему-то принято это слово писать с большой буквы, видимо, потому, что Интернет давно уже стал чем-то большим, чем просто ИКТ (информационно-коммуникативная технология).

Порой кажется, что современная школа стала тише по сравнению с тем, что было лет 15-20 назад или даже в советское время. Уже в начальной школе то тут, то там, среди по-прежнему носящихся туда-сюда детей уже можно увидеть группки, пары и отдельных любителей виртуального «покоя». Они уткнулись в свои телефоны – и ничего другого им уже не нужно. 

Я уже не говорю о средней и старшей школе. Там и урочное время для многих учеников – способ спокойно «поюзить» и «почирикать», «попостить» и проставить новые «лайки» в Instagram. Если в начальной школе и в средней – это больше разного рода игрушки и виртуальные «стрелялки-догонялки», то в старшей – это больше те или иные виды виртуального общения, где порой разыгрываются драмы, не менее, а то и более эмоциональные, чем в реале: тебя обсуждают, тебя поддерживают,  с тобой дружат, тебя предают, блокируют, стирают, вывешивают, высмеивают,  чмырят, гнобят, гуглят, постят, лайкуют, хайпуют. Причем, это не пара-тройка твоих ближайших друзей – тут могут подключаться целые армии авторизованных и безымянных друзей и недругов с реальными соревнованиями «у кого больше». Чем не жизнь – ух! Да в реальной жизни не переживешь и десятой части того, с чем можно столкнуться на бескрайних просторах социальных сетей и Интернета. 

Интересно, что многих учителей (да и, кстати, родителей) такая ситуация вполне устраивает: самый как правило невменяемый ученический контингент хотя бы не мешает на уроках остальным ученикам, которых еще удается тем или иным способом втянуть в учебные занятия. В противном случае они стали бы срывать уроки, так как заставить их учиться и делать домашние задания без ругани и нервотрепки задача практически нереальная. 

Итак, школа жизни не дает. Подробный анализ причин такой ситуации у нас еще впереди. А пока задумаемся, а что должна давать настоящая полноценная жизнь – какие чувства и ощущения? Причем, такой силы, чтобы тебе вполне их хватало для удовлетворительного внутреннего самочувствия и не требовалась их подпитка из Интернета? Иными словами, какие потребности должны удовлетворять настоящая жизнь?

Думается, их всего три:
- эмоциональная потребность, т. е. желание ярких острых ощущений на фоне окружающей беспросветной серости;
- потребность в принятии, дружеском участии, «чувстве плеча» и братства, чтобы уйти от пожирающего страха одиночества и ощущения своей ненужности;
- потребность в смысле своей жизни и смысле своих занятий и действий, чтобы они не были выполнением чьей-то чужой воли, а удовлетворяли именно тебя.   
Пойдем последовательно. 

Как лучше всего удовлетворяется потребность в яркой в эмоциональном плане жизни? Традиционно – в общении с друзьями, обмене с ними мнениями, суждениями, оценками. Еще лучше если есть какое-то общее дружеское дело, которое требует совместных напряженных усилий, обсуждения его плана, распределение занятий по конкретным людям, постоянной коррекции его хода, подведение завершающих его оценок и итогов. Школа по определению ничего подобного дать не может. Учебная деятельность – это практически всегда муторная сухота и рутина, в тому же еще индивидуалистичная по форме, бессмысленная по сути (в самом деле, неужели кто-то думает, то сдача ЕГЭ – это есть смысл учебы!), да еще и очень часто непосильная по нагрузкам. 

Вот Интернет и стал поставщиком разнообразных суррогатов бурной эмоциональной жизни. Как в физическом плане люди все больше питаются не натуральными продуктами, а модифицированными под натуральные суррогатами, так и в эмоциональной жизни все больше суррогатов подсовывают социальные сети. 

Яркий пример тот же Instagram. Вывесить там какие-то свои фотки или видео, сделать к ним пост и получить ответную реакцию как можно большего количества людей – это и есть квазидеятельность и квазиэмоциональная жизнь. Тут есть аналог всему – и деятельности и эмоциям, но только все это суррогаты, а не «натуральные продукты». Чем ты привлечешь внимание и вызовешь бурный эмоциональный отклик – уже не важно. Даже если ты выложишь видео собственного совокупления в общественном месте (случай реальный). Главное – хайпануть, то есть привлечь как можно больше откликов и собрать как можно больше «лайков». 

Все это «инстаграммирование» по сути является эмоционально-нравственным эксгибиционизмом.  Эксгибиционист получает извращенное удовлетворение от предъявления своих половых органов окружающим незнакомым людям. Причем, чем более шоковой будет реакция окружающих, тем большее удовлетворение он испытает. Здесь по сути тот же самый механизм. Человек выставляет на всеобщее обозрение факты своей жизни, которые у него вызвали эмоции, и добивается, чтобы и другие сказали, как минимум: «Вау»! И чем больше этих «вау», тем большее удовлетворение он испытает. Причем, даже если это будет на «вау», а «фу-у» и «бе-е-е». 

Впрочем, «суррогатность» подобной эмоциональной жизни чувствуют некоторые ученики. Что ж, для тех, кто поглубже и желает получить более «острые» ощущения есть и другая форма взаимодействия в социальных сетях. Она выстроена по контрасту со всеми этими «инстаграммами» и «вацапами». Тут не всеобщее обозрение, тут законспирированность и тайна. Таинственные и неопределяемые инструкторы поведут тебя путями «синих китов». Здесь есть романтическая таинственность и сентиментальная философия. Она исподволь и ненавязчиво навязывается «китенку»-неофиту. 

Никто доподлинно не знает, что заставляет синих китов выбрасываться на землю и кончать свою жизнь таким изощренным и мучительным самоубийством. Ясно только, что им опротивела и опостылела «серая» жизнь в своих морях-океанах. Настолько, что они готовы на мучительную смерть, которая представляется им большим благом, чем прежнее унылое существование. Причем, делают это чаще всего втайне от остальных собратьев. Только последний финальный аккорд становится им известным, приводит их в страх и ужас, но они уже ничего с этим сделать не могут. Будут только бесплодно каяться и винить себя в том, что «не досмотрели». 

Дальше начинается «инструктаж», как правило, разработанный человеком, сведущим в подростковой и юношеской психологии. Все эти задания сделать то-то и то-то, причем, в самый неурочный час, как правило, глубокой ночью, выстроены с волевым и физическим усложнением, а «китенку» преподносятся якобы с целью проверки его сил с психологической подкладкой «не слабо ли?» Обязательными являются задания с причинением себе физической боли. Мол, а как ты хотел? Представь, что чувствуют умирающие от удушья киты!.. 

Разумеется, до трагического финала доходят, слава Богу, далеко не все. Но даже эти единицы должны вызвать острую тревогу не только у законодателей, но и у всех, кто так или иначе имеет отношение к школьной жизни современных учеников.  Тем более что психологическая подоплека всех этих «игр» понятна. Это для «усыхающего» от серой школьной жизни ученика источник «настоящих» эмоций, эмоций на пределе человеческих сил и на грани инстинкта самосохранения.

Причем, прослеживается одна тенденция, которая вряд ли является случайной. Чаще всего предложения о самых решительных действиях, приводящих к итоговому самоубийству, приурочиваются к весеннему времени и началу лета, времени, когда школьники пишут разного рода ВПР-ы (всероссийские проверочные работы), а девятиклассники и одиннадцатиклассники сдают ОГЭ и ЕГЭ. То есть переживают наибольшие психологические и моральные нагрузки, связанные с итоговыми экзаменами.

Какая-либо связь между самоубийствами школьников и ГИА (Государственная Итоговая Аттестация) усиленно отрицается представителями министерства образования, в том числе и на их сайте. Но факты рисуют другую картину. Вот некоторые из них, взятые из социальных сетей: 

В 2008 году  в Вологодской области 15-летняя школьница покончила жизнь самоубийством после того, как обнаружила ошибку, допущенную ею при сдаче единого муниципального экзамена по математике. Погибшая входила в список ста лучших учащихся России.

2010 год. В  Воронежской области 18-летний парень повесился после того, как в середине мая неудачно сдал пробный ЕГЭ. После провала парень очень сильно переживал, замкнулся в себе и в итоге довел себя до петли.  При этом, как заявили чиновники, никто из педагогов не давил на школьника и не пугал его ЕГЭ. Парень был хорошистом, и никто не сомневался в том, что экзамен он сдаст. Чиновники свалили все на семью, которую назвали неблагополучной.

Страшную статистику можно продолжать: в апреле в Ставропольском крае застрелился одиннадцатиклассник. Тело обнаружила мать покойного, утверждающая, что в предсмертной записке самоубийца объяснил свой поступок провалом на ЕГЭ.

В марте подобное произошло в Красноярском крае: в школе-интернате поселка Байкит повесилась ученица 11-го класса.  По отзывам педагогов, у ребенка были нормальные отношения со сверстниками. По словам бывшего классного руководителя, одной из возможных причин самоубийства школьницы могла стать школьная неуспеваемость и ее страх перед сдачей единого госэкзамена.

29 мая в Южно-Сахалинске ученица 9 класса выбросилась из окна второго этажа из-за несданного экзамена. Девушка получила тяжелые травмы и была доставлена в больницу. Школьница не помнит, как это произошло. Но она объяснила свой поступок тем, что получила отрицательный результат на экзамене. 

В 2014 в Волгоградской области школьник повесился из-за ЕГЭ по русскому языку. Парень из поселка Заречный сильно переживал по поводу выпускных экзаменов: от них зависело, поедет ли он после к отцу на Север или останется здесь. Он был расстроен и пожаловался одноклассникам, что неправильно ответил на многие вопросы и не смог воспользоваться шпаргалкой. Около 22:15 он позвонил своему лучшему другу и однокласснику, сказал, что не может жить, зная, что не сдал, и что повесится. Подросток подробно описал, где искать тело. Начав поиски, родные и знакомые нашли школьника повешенным на одном из деревьев в лесу. Все описывали его как обычного парня без склонностей к суициду

Школьница из Иркутской области совершила самоубийство после того, как получила плохую оценку на ГИА по русскому языку. В день после экзамена девушка ушла в лес и не вернулась. На следующий день тело девочки обнаружили в результате поисков. Перед самоубийством выпускница оставила родителям предсмертную записку, где написала: «Простите, что не оправдала ваших желаний»

2015 год. В Москве выпускник 11 класса совершил самоубийство из-за боязни сдачи единого государственного экзамена. Труп 17-летнего подростка накануне ранним утром обнаружили прохожие на улице. Они вызвали на место происшествия полицию, которая установила, что школьник покончил с собой. Юноша плохо учился в школе и боялся, что не сдаст ЕГЭ

В Татарстане покончил с собой 18-летний парень. Как рассказала его мама погибшего, после школы сын мечтал попасть в юридический институт. Для поступления нужно было сдавать ЕГЭ по обществознанию. Он сильно волновался, готовился. Однокласснице, подруге он написал: «По обществу не смог всё сделать. Я, наверное, повешусь». Он был уверен, что плохо сдал. Результатов ЕГЭ не дождался.

Как видим, «география» самоубийств, связанных с Государственной Итоговой Аттестацией (ГИА), охватывает всю страну. И это только некоторые примеры, которые показывают, откуда же к нам плывут «синие киты», почему же в 11-летнем учебном «море» им так плохо, и они стремятся выброситься «на берег».  

Но кроме «синих китов» для тех учеников и вообще ребят, в которых больше развита общественная струнка, есть другая социальная ловушка, так называемое АУЕ (Арестантское Уркаганское Единство).  

Оно паразитирует на другой прорехе современной школьной жизни – поразительной разобщенности учеников, где каждый «сам за себя» и должен доказывать свою «конкурентоспособность» по принципу «человек человеку волк». Ты плохо учишься, ты не написал ВПР, ты не сдал как надо ЕГЭ – значит, ты «отстой» или как минимум «неформат» для современной школьной учебной системы. Никаких других положительных критериев кроме оценки в журнале, результатов участия в олимпиадах и баллов на ГИА на самом деле нет, несмотря на всю трескучую болтовню о воспитании и попытках искусственно измерить те или иные «качества» учащихся.

Ученику, тем более ученику-подростку, как воздух необходимо чувство «принятия», чувство, что «я свой среди своих», чувство братства по принципу «один за всех и все за одного», а что из этих чувств современная школа может удовлетворить? Сказать, мол, «твоя учеба является показателем успешности нашей школы»?.. Не смешно ли? Когда большинство учеников с радостью бы взорвали или сожгли эту школу.   

Сказать, мол, «ты защищаешь честь нашей школы на олимпиаде»?.. Да и плевали они на эту честь, если вообще понимают, что это такое, тем более, когда видят, как все стремятся списывать и не думают ни о какой чести – ни о своей, ни, тем более, мифической чести школы. 

В общем, куда ни ткни в плане «братства» в современной школе везде или клин, или прореха. Но «свято место пусто не бывает», если школа не дает удовлетворения чувству коллективизма и братства, найдутся другие учреждения, которые с успехом компенсируют школьную недостаточность. И таким учреждением, как вы понимаете, стала тюрьма. 

В самом деле, вот уж где братство, так братство, вот уж где все равны в своем арестантском положении и по определению должны делиться, причем, не только друг с другом, но и со всей хорошо отлаженной воровской системой. Тут не забалуешь. За тобой всегда найдется кому присмотреть из «смотрящих», а «воры в законе» при малейшем отклонении от «воровских понятий» быстро поставят тебя на место и определят дальнейшую судьбу. 

Но зато ты защищен как никто. Вся та же воровская махина мигом встанет «за своего» и не оставит тебя и не бросит, беззащитного, хоть в лапы «ментов», хоть в лапы «беспредельщиков». Только приучаться и воспитываться в таком послушании АУЕ и в соответствующих понятиях нужно с самого детства и постоянно показывать свою принадлежность воровскому сообществу.

И, конечно же, прежде всего, материально. «Общак» - это святое. Пополнять его – твоя обязанность. Как ты это будешь делать – уже второй вопрос. «Тырить» мелочь по карманам у собственных родителей или, может, начнешь «шерстить» собственный район, разбив его на сектора и «зоны» и собирая дань с «фраеров» и «лохов».

Заодно, кстати и определится свой статус в строго определенной воровской иерархии. 

И непременная война с «ментами». Это уже не детские «казаки-разбойники». Тут все «по-настоящему» - настоящие «казаки» и настоящие «разбойники», и ответственность в случае какого-нибудь «шухера» тоже настоящая. Где и «счетчик» могут «включить», а в случае серьезных «залетов», особенно если начнешь «сифонить ментам», могут и «перо вставить». И мама с папой не помогут. Не маленький уже – понимать должен.

Кстати, традиционное «украл, выпил – в тюрьму» уже устарело. «Украл» уже далеко не всегда имеет причинно-следственную связь с «выпил», да и сами эти понятия сильно расширились и видоизменились. Тут и наркотики, и проституция с сутенерством, и торговля спайсами и краденными гаджетами: экономическая сфера постоянно расширяется и видоизменяется вслед за реальной жизнью.  

Да, все это настоящая «школа жизни», где тебя научат всему. Формальная школа – это полный отстой. А здесь тебя научат, как жить и как умирать, как дружить и как пить, как драться и как сексом заниматься. Пройдешь все жизненные университеты, причем, сдашь все полагающиеся экзамены, за многие из которых действительно придется платить, вполне возможно и кровью. 

Ну и как на фоне этой философии АУЕ смотрится школа? Может, она способна дать какую-либо достойную идейную и практическую альтернативу? Даже саркастичный ответ окажется слишком мягок. 

Но у нас есть и еще один тип учеников, которые могли не попасть в уже рассмотренными нами социальные ловушки «синих китов» и АУЕ. Это те глубокие ребята и девчата, которым мало романтики, острых ощущений и примитивного братства. Им подавай большее – смысла жизни. Их не прельщают потребительские установки, типа «бери от жизни все», им нужно ответить на вопросы о смысле своего существования на этой земле. 

Согласитесь, главные вопросы, на которые школа должна предложить ученикам ответы, это вопросы: «зачем жить» и следом – «как жить». Но разве она пытается поставить такие вопросы перед своими учениками? 

На фасаде одной из провинциальных школ как-то прочитал такой лозунг-обращение к ученикам: «Любите школу! Она научит вас быть счастливыми!». Именно так – с двумя восклицательными знаками. Прочитал и поразился несуразию. Любить предлагается не за современную жизнь в школе, а за будущий и очень сомнительный ее результат. Как, в самом деле, проверить: ты несчастлив потому, что школа плохо тебя научила, потому ли что сам виноват, что не соблюдал ее рекомендации, или сами эти рекомендации все-таки оказались неправильными? Да и что значит быть «счастливым»? Ведь и алкоголик, и проститутка, и ИГИЛовец могут чувствовать себя вполне счастливо? 

Впрочем, берут большие сомнения, чтобы кто-либо из учителей этой школы всерьез озабочивался подобными вопросами. Ибо современная школа, как специально, избегает так называемых «вечных вопросов», тех вопросов, с которыми рано или поздно столкнется каждый человек и на которые рано или поздно все-таки будет принужден дать ответ:

Жизнь – понятие конечное или бесконечное? Верите ли Вы в вечную жизнь? В чем заключается смысл жизни? В чем заключается смысл Вашей жизни? Ради чего можно пожертвовать жизнью? Какие ценности Вы ставите выше жизни? В чем заключается главная цель Вашей жизни? Чем смысл жизни отличается от ее цели?

Во что Вы верите? Верите ли Вы в Бога? Кто для Вас Бог: строгий Судья, любящий Отец, мировой Разум, не вмешивающийся в Вашу жизнь или абстракция, придуманная людьми?

Что важнее: вера или любовь? Что такое любовь? Верите ли Вы в бессмертную любовь?

Что такое добро и что такое зло? Есть ли у Вас понятие абсолютного добра и абсолютного зла? В чем они? По какому критерию Вы отличаете добро от зла? Что такое грех?

Что такое счастье? Оно одно или разное для разных людей? В чем заключается Ваше счастье? Ради чего Вы могли бы им пожертвовать?

Что такое долг? Кому или чему Вы в этой жизни обязаны?

Что такое призвание? Оно дается свыше или человек выбирает его по своей воле? Ясно ли Вы осознаете свое призвание на Земле?

Но если эти вопросы не задает и не пытается ответить на них школа, современным ученикам можно не волноваться. Их вам дадут всевозможные секты и разного рода экстремистские и маргинальные сообщества и объединения. Стоит зайти в Интернет, и вы получите ответы на все виды и варианты духовных запросов и вкусов, так разнообразны эти секты и сообщества: христианские, мусульманские, буддистские, индуистские, эзотерические, националистические, фашистские, тантрические, сексуальные, сатанинские.

Если вы по культуре христианин, но вас что-то не устраивает в традиционном православии, зайдите в Интернет с запросом «истинные христиане», и вам тут же объяснят, что православие – это организация попов для облапошивания населения и сбора денег с него. А очередные «мы» и есть «истинные христиане», причем эта истинность подтверждена как ссылками на Библию, так и утверждениями «богодухновенного» лидера или гуру. 

Если вы мусульманин, то вам так же легко объяснят, что все современные мечети давно уже подчинил себя Иблис, что муллы там Коран толкуют неправильно, призовут к джихаду и дадут образец «истинного мусульманина», после чего вам станет стыдно за долгое непонимание «божественных истин».

Если вы устали от традиционных религий, то вас с распростертыми объятиями встретят современные «новые язычники», призовут к поклонению каким-нибудь Перунам или Святовитам и к борьбе с еврейским Христом и арабским Мухаммадом.

Особенно в связи с событиями в Сирии показательна деятельность по вербовке в свои ряды пресловутого ИГИЛ. И уж насколько эффективна эта деятельность можно судить хотя бы потому, что даже студентки МГУ летят в их сети как бабочки на огонек. 

А все на самом деле очень технологично и просто: в двух-трех роликах дать ответы на главные вопросы: зачем жить и как жить. 

Зачем – для установления всемирного халифата. Как – сражаться под знаменами ИГИЛ. И все: сознание и подсознание полностью захватывается этими цельными установками. На главные вопросы жизни получены простые и понятные ответы. Теперь – «иди, сражайся, убивай, умирай и ничего не бойся!»

Если бы мы спросили жителей Сирии лет десять назад: могли бы они поверить в то, что их дома скоро будут разрушены, а сами они частью перебиты, частью станут беженцами в своей родной стране? Скорее всего, они бы покрутили пальцами у виска. 

А теперь хочу обратиться к нам, современным учителям: когда эти ребята из рано или поздно разгромленного ИГИЛ вернутся к нам обратно, и за окном начнут звучать автоматные очереди и слышаться хлопки от самоподрывов смертников, мы по-прежнему будем считать, что учить детей синусам и косинусам, обстоятельствам и определениям, интерференциям и дифракциям, митозам и мейозам важнее, чем учить «зачем жить и как жить»? 

Хочется надеяться, что школа когда-нибудь очнется и выйдет из «духовной комы», и наши ученикам перестанут грезиться «синие киты», плывущие к неведомым берегам, чтобы на них выброситься и испытать неведомые ранее, хоть и последние, ощущения. 

Действительно, очень хочется на это надеяться.

Подписаться на авторский канал Александра Дедушки


Автор

Александр Дедушка

Все материалы автора

Количество подписчиков: 34

Подписаться Отписаться

Комментарии (3)

  1. Анна Литвинова 8 Мая, 2018, 15:56

    " мы по-прежнему будем считать, что учить детей синусам и косинусам, обстоятельствам и определениям, интерференциям и дифракциям, митозам и мейозам важнее, чем учить «зачем жить и как жить»? ". А может воспитанием все-таки родители займутся? Научить синусам и косинусам они не могут, потому что не учителя, методикой не владеют, работают целый день и т.д. Воспитать они тоже не могут, потому что - не психологи, не дефектологи, работают целый день и т.д. А что они тогда могут и зачем они тогда нужны? Родить? А потом - ну нет у школы тех ресурсов, чтобы воспитывать. Мы можем лишь поддержать в детях те принципы, которые заложены дома и которые не слишком расходятся с теми, что приняты в обществе. В противном случае это сплошные ложь и вранье.....

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 4 года

    Род деятельности: Учитель средней школы в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Приморский край, Россия

  2. Ирина Ступина 8 Мая, 2018, 17:15

    Уважаемый Александр! Проблемы, о которых Вы пишите в своей статье, характерны для многих школ. Но школа есть отражение нашего общества со всеми его изъянами, двойными стандартами, с отсутствием нравственно - этических норм.
    Дети сидят в интернете, потому что другие пространства для реализации их интересов отсутствуют: где бесплатные секции и кружки по интересам, дворовые клубы ( помните, были такие в период СССР), где общественные молодёжные организации, где шефские предприятия, которые брали на себя роль помощника в воспитании молодёжи, где профсоюзные детские путёвки в лагеря? Где станции юннатов (спросила как - то детей, кто такие юннаты. они этого слова не знают)? Это вопросы не к Вам, а к нашим министерствам и чиновникам.
    Кто сказал, что вопросами смысла жизни, ценностями бытия, веры не должна заниматься семья? Развал института семьи - главный фактор в проблеме воспитания детей. Всегда семья была опорой детям. Сейчас родители отдалились от них по причине экономической: работаю по 2 смены или в нескольких местах. Молодые родители так же, как их дети, хотят глянцевую картинку из интернета перенести в жизнь. Свобода в отношениях, прагматизм жизненной позиции при отсутствии духовности, вседозволенность в поведении - вот далеко не полный перечень того, что влияет и на поведение детей.
    Ребёнок оказывается в ситуации, когда при наличии огромной нерегламентированной информации он оказывается без проводника: без истинного друга, близкого родного человека (часто занятого только бытом), понимающего учителя, вечно занятого 2 ставками и тетрадями. Социально - бытовые вопросы лишают нас общения с детьми.
    Общество наше нуждается в очищении от гнёта всех этих проблем. Если этого не произойдёт, то картина, нарисованная Вами в статье, долго ещё не изменится.
    Проработав более 30 лет в школе, сама переживаю за ситуацию, сложившуюся в образовании. Ведь это один из главнейших институтов общества. Хочется надеется на лучшее. Спасибо, что поднимаете это проблему.
    И всё - таки школа даёт детям то, чего они лишены в интернете, - живое общение с людьми. Будем надеяться на лучшее.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 6 месяцев

    Род деятельности: Учитель средней школы в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Московская область, Россия

  3. Маргарита Курышева 8 Мая, 2018, 18:00

    Проблемы, поднятые автором, вопиют. Мы о них знаем, и многие не понаслышке. Но где рецепты выхода из сложившейся ситуации? Автор обращается к безликой "школе", которая сама по себе должна измениться. Как? Может, все же разработать нормальные стандарты образования и разумно регламентировать труд учителя, чтобы у него, замотанного бесконечными отчетами и заполнением кучи бумаг, журналов, было время поговорить по душам с каждым учеником? Может, сделать психологическую помощь подросткам реальной и доступной (а не один психолог на 3 школы)? Может, открыть новые дворцы пионеров ? Но от кого это зависит? Сделать жизнь детей в школе счастливой для госчиновников - очень затратно, и отдачу получишь не сразу, и даже не через 10 лет. А вот оптимизировать, сэкономить на образовании и воспитании детей - это пожалуйста...

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 7 месяцев

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: —