Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Три педагогических правила от Михаила Сперанского

Спонсор рубрики «Исторические хроники» - компания «Вотум», разработчик интерактивных решений в области образования.

Граф Михаил Михайлович Сперанский вошел в отечественную историю в первую очередь как великий реформатор. Но его биография могла бы сложиться совершенно иначе.

Когда Сперанский окончил питерскую Александро-Невскую духовную семинарию, ему предложили там остаться в качестве преподавателя естественно-научных дисциплин. Дело у Сперанского пошло, и в скором времени он получил новую «нагрузку» - стал преподавать математику. А затем физику, красноречие, философию.

Но спустя три года после начала учительской деятельности, в 1795 году Сперанского порекомендовали в качестве личного секретаря князю Алексею Борисовичу Куракину. И Михаил Михайлович выбрал путь государственного деятеля.

Его не хотели отпускать из семинарии. Сам митрополит Санкт-Петербургский Гавриил предложил молодому учителю более чем соблазнительные условия - быстро постричься в монахи и в скором времени получить звание архиерея. Тот, однако, был неумолим.

Тем не менее, за годы учительства у Сперанского сформировался свой подход к преподаванию - небезынтересный для нас с вами.

Держим высокую планку

Михаил Михайлович считал, что каждый человек, ступивший на путь получения образования, должен стремиться в конечном итоге к окончанию университета. Тут, безусловно, вспоминается известная крылатая фраза: «Плох тот солдат, который не мечтает быть генералом».

Сперанский писал: «Это есть очевидное и принятое во всей Европе свидетельство классического образования, без коего и ученым, и умным быть можно, но слыть таковым нельзя, а в свете не только должно быть, но и слыть».

Михаил Михайлович прекрасно понимал особенности своей эпохи. Впрочем, сказанное выше в разной мере справедливо для любых времен.

Никакого домашнего обучения

Модное в то время среди русской знати домашнее воспитание и обучение Сперанский считал делом, наносящим юноше огромный вред. Он уверял, что домашний преподаватель может научить только поверхностной болтовне, а для продолжения образования в университете требуются более глубокие знания. В первую очередь он это относил к владению мертвыми языками - древнегреческому и латыни.

Сперанский совершенно справедливо уверял, что трудно и даже невозможно заставить всех домашних говорить на несуществующем языке. А в образовательном учреждении, где на той же латыни под руководством учителя говорят несколько десятков детей, «познания их приобретаются почти неприметно и всегда почти верно».

Разумеется, это относится не только к языкам, но и к другим наукам. В училище гораздо легче создается необходимая атмосфера.

Но и это не все. Дома невозможно научить «той общежительности, той развязаности и ловкости, которая приобретается не иначе, как обращением с людьми с ребячества и трением страстей, желаний и мыслей». Дома юноша неизбежно привыкает к «одному роду вкусов», принимает «один оборот оборот чувств и движений». В результате молодые люди «обыкновенно долго, а часто и на всю жизнь остаются застенчивы, связаны, и, зная иногда много, не умеют употребить своего знания ни в пользу себе, ни к выгоде других».

Основа образования - чтение

Тем не менее, главное условие для получения качественного начального образования и успешного продолжения его в дальнейшем - чтение. Сперанский писал: «Поставь ученика, чтоб он разумел читать хорошие книги, читай их с ним и требуй у него отчета в его чтении».

Разумеется, чтение должно происходить не только на русском, но и на немецком, и на французском, и на латинском языках. Слова «билингва» еще не было в ходу, но кое-кто, в том числе и Сперанский, успели заметить, что чем раньше ребенок начнет обучаться другим языкам, тем сильнее у него будут развиты мыслительные способности.

Здесь, разумеется, очень важны те качества, которым обладает сам преподаватель. Михаил Михайлович выделял несколько основных. Это глубочайшее знание своего предмета, высочайший уровень общей культуры и эрудиции, умение мотивировать учеников к самостоятельному мышлению, умение четко и доступно выражать собственные мысли, тактичность, уважительность, способности психолога.

Но главными, однако, остаются те часы, которые учащийся проводит с книгой тет-а-тет.

Подписаться на авторский канал Алексея Митрофанова


Автор

Алексей Митрофанов

Все материалы автора

Количество подписчиков: 38

Подписаться Отписаться

Комментарии (4)

  1. Валерий Ганузин 18 Марта, 2018, 16:30

    Но были и издержки к теории "Никакого домашнего обучения."

    См.:
    Сергей Тимофеевич Аксаков. Гимназия. Период первый.
    "В середине зимы 1799 года приехали мы в губернский город Казань. Мне было восемь лет..."

    https://librolife.ru/g2140853

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 7 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: Ярославская область, Россия

  2. Сергей Евсютин 18 Марта, 2018, 17:10

    Михаил Михайлович выделял несколько основных. Это глубочайшее знание своего предмета, высочайший уровень общей культуры и эрудиции, умение мотивировать учеников к самостоятельному мышлению, умение четко и доступно выражать собственные мысли.......,

    Как это можно сочетать с натаскиванием на ЕГЭ?

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 8 лет

    Род деятельности: —

    Регион проживания: Брянская область, Россия

    • Алексей Митрофанов 18 Марта, 2018, 17:58

      Никак. Исхожу из того, что у современного учителя есть и другие задачи, кроме натаскивания кого-либо на что-либо.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 год

      Род деятельности: Журналист

      Регион проживания: Кыргызстан

  3. Вадим Монахов 18 Марта, 2018, 19:33

    "чем раньше ребенок начнет обучаться другим языкам, тем сильнее у него будут развиты мыслительные способности"
    - это противоречит известным научным данным. Вообще в то время излишнее внимание уделялось знанию иностранных языков - что наглядно показал Лев Толстой в начале романа "Война и мир". Видимо, комплекс неполноценности российской аристократии.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 9 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: Санкт-Петербург, Россия