Лучший педагог - это приключение

Александр Городинский называет себя педагогическим терапевтом. Имеет право! У него и педагогическое, и психологическое образование. Но самое главное - огромный опыт. Еще в советское время он работал педагогом, директором школ и интернатов в Латвии, а потом - учителем в США. Продолжаем публикацию рассказов Александра о его учениках, о том, как он и его коллеги помогали им справляться с жизненными трудностями и взрослеть. Уверены, что вы сможете почерпнуть из этих историй много полезного, но, самое главное, вдохновляющего для того, чтобы завтра снова прийти к детям.

С ним никто не хотел дружить. Он тоже не желал ничьей дружбы. В общении с людьми ему представлялось достаточным, чтобы удивлялись его похождениями, о которых он беспрестанно рассказывал. Удивитесь и больше мне ничего от вас не нужно...

Похождений никаких, собственно, у него не имелось. Просто он умел истории, подсмотренные по телевизору или подслушанные у других, приспособить к своей персоне — и все тут.

Что касается успеваемости по школьным предметам, никакой успеваемости у него вообще не существовало. Особенно по математике — там уж совершенно полный ноль.

Но вот однажды одно «похождение» произошло с ним в действительности. Это случилось в летней школе для трудновоспитуемых. Джон посещал эту программу с целью исправить свое безнадежное положение с учебой — в частности, по математике. До этого происшествия весь учебный год я никак не мог втолковать ему деление дробей.

В одну из пятниц мы организовали для детей поход на байдарках по горной речке. Поход, казалось, совершенно безопасный. На этой трассе уже много лет ничего непредвиденного не происходило. Но вот именно, когда Джон оказался в этом походе, случился обвал камней (пролежавших много миллионов лет в покое, как потом выяснилось). Камни, падая, создали сильную волну. Никто не пострадал, но лодку с пятью учениками и двумя учителями, выбросило через барьер пристани и понесло дальше вниз по течению.

Взрослых смыло этой самой волной, а дети, обезумев от ужаса, понеслись в байдарке вниз по бурлящему потоку. Учителя попытались спасти положение, но не смогли. Они едва не погибли и вынуждены были добираться до лагеря несколько миль пешком по труднопроходимому берегу.

Изображение Jerzy Górecki с сайта Pixabay

Так пятеро пацанов оказались на необитаемом островке, посереди бурной горной реки.

Расстояние до берега в том месте небольшое, но течение столь сильное и оледенело-холодное, что даже ступить в воду страшно, не то чтобы пытаться перейти в брод. Да и вид противоположных берегов просто устрашающий. Крутизна уходит в небеса и начинается в бурлящей, зловеще шумящей воде.

В лодке оказалось сохранившихся только четыре шоколадки — все из еды. Сколько придется ждать помощи никто из невольных обитателей островка не знал.

Первые часы пролетели незаметно. Хуже стало к вечеру. Как это бывает в горах — за быстрыми сумерками пришло быстрое похолодание. Самому выносливому и закаленному в такой ситуации некомфортно. А здесь пятеро избалованных домашним уютом в американских цивилизованных квартирах лентяев.

Ожидание закончилось с приходом ночи — началось выживание. Холод и усиливающийся голод начал править обстановкой.

Джон быстро сообразил, что к чему. Наконец, его опыт рассказывания всяких историй оказался значимым и приобрел реальную пользу. Ребята оказались совершенно беспомощными, впрочем, как и сам Джон. Что делать никто, включая мальчика, не знал. Но остальные соратники по несчастью верили, что Джон может помочь. Ему же ничего не оставалось, как взять инициативу в свои руки. А куда было деваться, когда четверо дрожащих от холода прижались к нему и плакали?

Джон вспомнил телевизионные рассказы, как вели себя герои в подобных ситуациях. Он сумел высушить кучку веток, сумел разжечь костер. Пока сжигали имеющиеся кустарники на островке согрелись, а заодно помогли вертолетам обнаружить себя перед самым рассветом.

...Шум горной речки не мешал спать обессиленным детям, где уж шум мотора разбудит. Они лежали, прижавшись, как котята, крепко сцепившись руками. Когда спасатели разбудили их, мальчишки еще долго не отпускали друг друга из объятий.

На большой земле пропавших героев происшествия ждали с нетерпением. Первое, что я спросил у Джона, когда приутихли восторги и слезы умиления:

— Джон, как тебе удалось разделить четыре шоколадки на пятерых друзей?

— А я разделил на четверых, — спокойно ответил он.

Шум реки приглушил громкий смех. Все бросились обнимать Джона. Все хохотали и плакали одновременно... Только Джон был спокоен и даже задумчив.

С тех пор у меня не возникало проблем с этим учеником в изучении математических премудростей. Теперь он уже большой парень и учится в колледже. Мечтает стать учителем математики.

Подписаться на канал Александра Городинского

Вы можете также принять участие в международном конкурсе литературного творчества «Вселенная Учитель» и рассказать о своей педагогической практике и своих учителях.

Спорт и туризм Воспитание
Вам будет интересно: