Садомазохизм как угроза современной школы

Обратите внимание: не «школе», а «школы». Время, когда это была угроза школе, давно прошло, если вообще когда-нибудь существовало. Сейчас уже сами школы, начиненные, как бочки порохом - насилием и страхом, представляют угрозу учителям и детям, что их посещают, да и всему обществу, которое и составляется из этих искалеченных школой бывших учеников. 

Несколько лет назад по телевизионным экранам и сетям прошло обсуждение книги И.Завалишиной «Ненавижу школу». Это был хороший и своевременный «звоночек», но прозвучал он как-то не очень громко и не оставил сколько-нибудь заметного положительного следа в учительской среде. Наоборот, было даже заметно подспудное раздражение на эту учительницу английского языка как на «выскочку», позволившую себе «вынести сор из избы».  С тех пор положение стало еще хуже, а «сора» уже накопилось столько, что впору не его выносить, а уносить свои собственные ноги, когда случаи расстрела учениками своих учителей или других насилий над ними грозят стать массовым явлением. 

Давайте, друзья, вдумчиво и честно, не лукавя перед собой, поразмышляем о причинах такого положения и о возможных путях выхода из него. 

О сути термина «садомазохизм»

Сначала о сути термина «садомазохизм», обязанного своим широким распространением незабвенному «старику Фрейду». Он его рассматривал применительно к сексуальной области, но оказалось, что открытый им психологический закон действует в любых сферах человеческих взаимоотношений. Даже к такой, казалось бы, совсем удаленной от области пола проблеме как терроризм. Так называемый «стокгольмский синдром» как «любовь» заложников к своим захватчикам – тому подтверждение. 

Итак, садомазохизм – это комплекс психологических зависимостей, связывающих любого рода «насильника» и его «жертву». Насильник применяет к жертве «садизм», жестоким обращением ломая ее волю и получая от этого удовольствие. Жертва же вынуждена компенсировать ущербность своего положение «мазохизмом», получая свое извращенное удовлетворение из самого своего «раздавленного» положения как «невинной жертвы». Тут Фрейд идет в ногу с нашим Достоевским, во многих своих героях указывавших на их характерную черту – наслаждение своим униженным и «раздавленным» состоянием.  

Какое отношение все это имеет к учебе в школе?

К огромному сожалению – самое прямое. Думается, не будет большим преувеличением сказать, что практически весь огромный сегмент школьного образования построен за «садомазохистской» учебной и духовно-нравственной парадигме, когда в ее основе лежат насилие и вынужденное ему подчинение. И большинство учеников с 1-го по 11-й класс просто автоматически попадают в ситуацию, когда они вынуждены ощущать себя «жертвами» культивируемого учебным процессом насилия и компенсировать его последствия теми или видами мазохистского «сопротивления». 

Еще один известный психолог Эрик Берн утверждал, что каждый человек от рождения до смерти играет в те или иные психологические игры, отрабатывает, большей частью бессознательно, те или иные предписанные этими играми сценарии поведения.

Типичные «школьные игры»

Давайте присмотримся к наиболее типичным «школьным играм», вызванным господством садомазохизма в нашей образовательной системе. 

Типичная игра в этом плане, в которую в той или иной степени бессознательно играет подавляющее большинство учеников, называется «Изнасилуй меня!», или в более мягком варианте - «Заставь меня учиться». Игра заключается в том, что ученик ждет, когда учитель тем или иным способом принудит его учиться. А он, нехотя и вынужденно, ему подчинится.  Если учитель не применяет никаких насильственных методов – по собственной воле такой ученик учиться не будет. 

Набор этих методов – и у каждого учителя свой, и на каждого ученика они действуют по-разному. Кому-то достаточно недовольного замечания, другому – гневного окрика, третьему – угроза двойки…. Далее – по нарастающей – изгон из класса, доставление к директору, вызов родителей…. Или еще дальше – вызов в полицию, постановка на учет, угроза исключения из школы и помещения с спецучреждение. Для каждого ученика есть свой «порог насилия», после которого он, получив свое компенсаторное удовлетворение, наконец, успокаивается в плане дисциплины и даже принимается на учебу. Ключевая эмоция, побуждающая его к этому – страх. Страх оказаться «чрезмерно раздавленным».

«Дальше может быть хуже, - действует бессознательная логика такого ученика, - надо остановиться. Хорошего понемножку. Натерпелся страха, пощекотал нервы, вкусил адреналинчика – и будет с меня…»

Но страх никогда не был и не будет созидающей эмоцией. Он всегда разрушителен. И любое действие, на нем основанное – как-то подневольное учение – не может принести долговременных положительных результатов. Мало того – за пережитое чувство страха всегда хочется отомстить. Даже несмотря на извращенное удовлетворение, испытанное от него. Это именно «мстительное наслаждение», и ученики, сначала провоцирующие учителя на насилие, а затем подавленные вызванным им чувством страха, обязательно будут мстить ему. Мстить хотя бы очень распространенной психологической игрой «Я все-таки выведу тебя из себя…»

Довести учителя

В Интернете масса роликов на тему издевательств учеников над учителем. Мало унизить учителя и вывести его из себя – нужно еще, чтобы это увидели и другие. Так извращенно удовлетворяется потребность в садистском самоутверждении. Если учитель при этом никак не реагирует, то его, как правило, затюкивают и затравливают до того, что он уходит из школы. А вот если учитель «сопротивляется», то его сопротивление разжигает ответное желание его преодолеть. «Маньячные» аналогии здесь оказываются вполне уместны. Сопротивление жертвы только увеличивают степень возбуждения ученика-садиста и удовольствие от итоговой «победы». 

Такой ученик сознательно и бессознательно старается довести учителя, что называется «до белого каления». И не успокоится, пока не сделает этого. А когда учитель, наконец, начинает, выходя из себя, «метать громы и молнии», рвать на себе или даже на самом ученике «волосы»,  испытывает мстительное чувство наслаждения. Ему удалось «ЭТО»!.. Он вывел учителя, он пробудит в нем «зверя», а значит, унизил его. Унизил его до потери человеческого вида и образа. Унизил так, как тот сам столько раз с ним, этим учеником, поступал. Унизил до того, что ему тоже удалось выступить по отношению к учителю в роли садиста. Круг замкнулся: садист и мазохист поменялись местами,  насилие породило ответное насилие, страх и месть за него слились в экстазе взаимного подкрепления и упоения. Садомазохизм чистейшего разлива!..  

Что скажете, друзья? Неужели вы сами никогда не попадали в подобную ловушку? Причем, не только учителя, но и родители. Ловушку, тем ужасную, что она очень часто как наркотическая зависимость может буквально опутать нас по рукам и ногам и парализовать волю к каким-то другим способам взаимодействия с учениками и детьми. Ловушку, тем страшную, что она создает иллюзию некоего разрешения ситуации: ученик или ребенок успокоился и стал заниматься, вы постепенно приходите в себя…. Только опять же – наркотическая аналогия. Прием очередной дозы создает только иллюзию благополучия, лишь на время отодвигая проблемы из фокуса сознания. 

Страх перед ГИА

Но прямое насилие и принуждение, процветающие на уроках и в жизни, не единственная основа садомазохизма. Другая его линия связана с усиленно внедряемым всей образовательной системой и самими учителями страха перед ОГЭ (Основной Государственный Экзамен) и ЕГЭ. Это как бы долговременный страх, который как некий нерв системы должен постоянными «болевыми» сигналами подхлестывать всех нерадивых  и даже «радивых» учеников.

Первых - для острастки, вторых - для стимула сдать эти экзамены получше. 

Но опять же  - любая система, хотя бы даже и с благими намерениями, но построенная на страхе, неизбежно будет «пожирать» всех ее участников – и учеников, и учителей. Вместо стимула к повышению качества образования она рождает только стимулы изобрести 1001-й способ списать эти экзамены и обойти все эти драконовские меры против списывания. Вот и развращаются наши дети нравственно, подавленные страхом, разменивая свой человеческий образ,  свою порядочность и честность, на спешные прорывы в туалеты с попытками списать что-то там через пронесенные в самых немыслимых местах телефоны… 

Что происходит с учителями, присутствующими на ЕГЭ в качестве дежурных и «общественных наблюдателей», даже описывать страшно. Это какой-то тренинг страха и рабства. Это настоящая нравственная «мясорубка». Когда сами трепещущие от этого страха руководители ППЭ (пункта проведения экзамена), вынужденные скрывать и срывать свой страх раздражением и гневом,  заставляют учителей в качестве надсмотрщиков сопровождать детей в туалеты и наблюдать за ними, стоя в аудиториях. Действительно, только эсэсовских повязок не хватает ко всему этому антуражу и надписей типа: «труд освобождает» или «оставь надежду всяк, сюда входящий». 

Спрашивается, как будет чувствовать себя учитель, прошедший – а подчас и по многу раз за месяц – эту многочасовую нравственную пытку? Пытку, которая никак не обусловлена трудовым кодексом и трудовыми соглашениями, пытку, которая также нравственно его уродует, как и тех учеников, которых он вынужден «контролировать» и за которыми «наблюдать»?.. Он – воспитатель и сеятель «разумного, доброго, вечного» - и в качестве «конвоя» сопровождает детей в туалет и обратно!.. Это действительно театр абсурда какой-то – только почему-то все начальники от образования делают вид, что так и нужно, что по-другому нельзя, и бодро докладывают наверх об эффективности всех мер против списывания и «честности» прошедших экзаменов. 

Духовно-нравственная бомба

И ведь никто даже не задумывается, какая ужасающая по своим последствиям духовно-нравственная бомба заложена во весь этот драконовский механизм. Ведь проводя выпускников через эту «многоуровневую систему контроля», государство в лице начальников от образования, говорит через все эти меры ученикам: «Вы – беспринципные, нечестные, подленькие  мерзавцы! Вы никогда не будете честно сдавать экзамены, вы будете подло искать любые методы, чтобы списать. Вам нельзя доверять и доверяться ни на одну минуту, ни даже секунду. Поэтому мы будем вас обыскивать и следить за вами как за зэками каждую минуту вашего пребывания на ЕГЭ, поэтому надсмотрщики будут сопровождать вас даже в туалеты, и вы все время будете находиться под нашим неусыпным контролем…»

Спрогнозировать ответную психологическую реакцию совсем не трудно. Пословица гласит: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет». И - следовательно: «Вы считаете нас подлыми, нечестными мерзавцами? Хорошо.  Как вы к нам, так и мы к вам. «Око за око и зуб за зуб». Получите в ответ 1001-й первый способ списывания, который не увидят ни ваши камеры, ни ваши надсмотрщики. Вам не слабо – и нам не слабо!..»

А теперь, друзья, скажите, выйдут ли из этих выпускников, прошедших нравственную мясорубку ЕГЭ, достойные граждане и патриоты своей страны? Еще на заре своей юности облитые ушатом унизительной грязи, раздавленные страхом и отравленные ответной мстительной злостью? Они – что? Будут стремиться укрепить такое государство своим честным трудом? Будут стремиться победить процветающую в этом государстве коррупцию? Будут «не щадя живота своего» проливать кровь, защищая свою страну на поле возможной брани?.. Вопросы пусть останутся риторическими, ибо ответы – увы! – предопределены современной образовательной политикой.

Что делать?

Ну а теперь после всей этой описанной - и действительно удручающей! - картины господства садомазохизма в нашем образовании, давайте задумаемся над классическим русским вопросом»: «Что делать?» Причем, даже не будет тратить время на другой подобный вопрос из русской классики: «Кто виноват?». Ибо времени действительно уже слишком мало.  

Сначала хочется обратиться к учителям, ибо они садомазохистской образовательной системой поставлены в самое трудное положение – между молотом и наковальней. Первое, с чего, на мой взгляд, следует начать – это дать себе ответ на вопрос: «Кто я – учитель-функция или учитель в полном смысле этого слова?»  Или – с психологической точки зрения: «Я только помогаю приспособиться к ситуации и выйти из нее с наименьшими потерями или открываю путь своему подопечному стать настоящим человеком и обрести прочный душевный мир?»

Учитель-функция

Учитель-функция озабочен только передачей знаний – все остальное его не волнует. Засунуть в ученика положенный ему по предмету объем знаний – вот главная задача. А если в современных условиях обучения это возможно только через насилие – почему нет? Главное - «сделать свое дело». И практически неизбежно все учителя-функции становятся адептами садомазохистской образовательной парадигмы: «Не хочешь учиться – заставим!» Это самый простой и надежный способ выполнить свои функции и сохранить какое-то внутреннее самоуважение: «А все-таки я их заставил(а)!.. Хоть что-то, но они знают по моему предмету… Не даром зарплату получал(а)…»

Более того, очень часто такие учителя в будущем становятся обладателями «стокгольмского синдрома» - «любви» своих бывших «жертв-учеников», которые в свое время были ими «изнасилованы» ради всунутых в них знаний. И такие ученики с благодарностью вспоминают об этих учителях: «Как он(а) нас драл(а)!.. Страшно вспомнить!.. Зато химию (физику, математику, русский…) я знаю. И смог(ла) поступить, куда хотел(а)…. Да – и человеком стал(а)…»

Казалось бы – низкий поклон таким учителям. Они наперекор всему «делали свое дело» и заставляли учеников учиться и добились-таки своего…

Только в большинстве случаев невдомек всем бывшим «изнасилованным» ученикам, что они теперь сами сознательно и бессознательно будут применять садомазохизм по отношению к своим собственным детям, по отношению к своим начальникам – да и ко всем окружающим людям. «Сломай того, кого можешь сломать, и отдайся тому, кто сильнее тебя…» - вот нехитрая садомазохистская философия, которую они вместе с воздухом всосали в себя со школьной скамьи, и которая навсегда поселилась в их душах. И теперь будет определять их мировоззрение и поведение. Ведь по-чеховски - по капле выдавливать из себя раба – способен и будет далеко не каждый. 

Итак, положение учителя-функции в современной образовательной системе понятно. Она – эта система - заинтересована именно в таких учителях и усиленно рекрутирует их в себя. А тех, кто не готов следовать «заповедям» садомазохизма, усиленно прессует и изгоняет. Планируемые к внедрению в образование так называемые «стандарты для учителя» не в последнюю очередь будут преследовать именно эту цель. Бездумные исполнители, рабски штампующие в мозгах учеников ФГОСы – вот идеал, а точнее «стандарт» для учителя во всей этой системе, построенной на насилии и страхе. 

Настоящий учитель в современной школе

Но давайте рассмотрим и второй путь.

Может быть, кто-то из учителей решит так:

«Нет, я не учитель-функция, я хочу быть учителем в полном смысле этого слова. Я понимаю: как ни важны предметные знания, они не могут быть главным смыслом моей работы. Главное – это воспитать человека… Не раба, не придатка системы, а настоящего человека, в душе которого есть главные ценности. Духовные ценности – Веры, Отечества, Любви… Чтобы он не просто, руководясь только низменными инстинктами, приспосабливался к окружающей жизни, а по-настоящему служил своим ближним, своей Родине, Богу, в конце концов… А предметные знания, которые я ему передам, помогут ему в служении всем этим ценностям. Да - именно это главное в моей педагогической деятельности, и пока я ее осуществляю в школе или еще где-то – я буду чувствовать себя исполняющим своей педагогический  долг и учительское призвание…»

Итак, что делать таким учителям, да и всем другим работникам образовательных учреждений? Уходить?.. Гм, во-первых, надо же зарабатывать чем-то на жизнь? Во-вторых, это что – значит, признать, что годы, потраченные на учебу и педагогическую работу – это годы, проведенные впустую? Ну, и в третьих, покинуть поле боя в разгар битвы – это просто трусливо и недостойно. Да и кто это малодушно или цинично решил, что не нужно бороться за спасение учеников, так бесчеловечно брошенных в тиски садомазохизма и животной конкуренции? Кто сказал, что садомазохизму нет альтернативы, что система, построенная на нем – бессмертна?

Правильно – никто! Никто ничего подобного и не может сказать, а значит – очень многое в наших собственных учительских руках. Нужно только увидеть четкую альтернативу и упорно ее добиваться. Но сначала до конца разобраться и понять нашего главного врага. 

Почему садомазохизм вообще оказался так востребован?

Вот ключевой вопрос. Но ответ на него очень прост. Потому что для образования современных детей им требуется поглотить огромный и все время увеличивающийся объем знаний. А они не хотят этого, никак не заинтересованы в «поглощении» этих знаний, так как эти знания никак не связаны с их жизнью и по большому счету их не касаются. Значит, их нужно заставить. Заставить - и против их воли всунуть им в мозги все эти знания. Вот почему садомазохизм и занял в образовании ключевое положение. 

Что мы делаем, когда ребенок не хочет есть, но нам нужно его накормить?.. Или заставить выпить какое-либо лекарство? Уговариваем, увещеваем, льстим, даем посулы, наконец, требуем, угрожаем и беремся за ремень… То же самое происходит и в образовании. Только в гораздо худших и уродливых формах. Ибо, проголодавшись, рано или поздно, но любой ребенок захочет поесть и сам. А вот того, что ребенок «проголодается» к синусам-косинусам, интерференции и дифракции, обстоятельствам места и времени – ожидать не приходится. Значит, насилие станет постоянным фактором обучения. Значит, садомазохизм неизбежно займет в нем ключевую роль. 

Но отсюда же вытекает и альтернатива этой насильственной системе обучения. Весь секрет заключается в том, как сделать процесс обучения «аппетитным» и лично значимым для каждого ученика. Ведь потребность познавать себя и окружающий мир в любом ребенке в той или иной степени есть изначально. Она только «убивается» уже на первом году пребывания ребенка в школе. И убивается – как это ни парадоксально! – самой образовательной системой, казалось бы, призванной эту потребность развить. 

Уже через полгода обучения в школе, спрашивая знакомых первоклассников, хочется ли им учиться, вижу одну и ту же картину: кислые улыбки, уклончивые ответы и прямые признания – нет. И это те, кто так рвался в школу, как в некую сказку… Сказка для них обернулась учебным кошмаром с пятиурочным сидением за партами и принудительным запоминанием чего-то непонятного и такого далекого от жизни. В то время как многие из них через полгода пребывания в школе не могут назвать по именам даже всех своих одноклассников!.. Казалось бы – не с этого ли надо было бы начать их обучение и включить механизм памяти? Ведь не один год им придется быть вместе. Но – нет! У нас программа – вперед!.. 

- Так где же альтернатива, в конце концов? - воскликнете вы.
Хотите ответ в нескольких словах? Альтернатива – это педагогика служения и коллективная анимация обучения.

А вот что это такое – уже не предмет этой главы. Достаточно нам было разобраться с садомазохизмом и определиться со степенью своей приверженности к нему. К главным положениям педагогики служения и коллективной анимации обучения мы обратимся позже. 

Воспитание Учителям Школьное образование
Вам будет интересно: