Прощай, 2021! 


Фотографии: Depositphotos / Иллюстрации: Юлия Замжицкая

Колумнист Педсовета Александр Могилев подводит свои итоги 2021 года. 

Беспомощность перед пандемией

Главной декорацией для всего происходящего в 2021 году оставалась пандемия ковида. Она унесла сотни тысяч жизней, в том числе наших близких, учителей — и при том выдающихся, — без которых наше педагогическое сообщество осиротело. Здесь пора вставить в текст минуту молчания… 

Остается без ответа повисший в воздухе вопрос: почему локдауны, ношение масок, прерывание учебного процесса и наша оптимизированная медицина не остановили пандемию, а наоборот, привели страну к первому месту в мире по смертности? И много других «почему», на которые никто не собирается отвечать. Но отвечать на них все равно придется. 

Другая сторона пандемии — совершенно беспомощные и нелогичные метания властей между полной отменой обучения, дистанционкой, ограничением на перемещения детей по школе. Эти метания показали, что образование для наших властей находится на периферии приоритетов — ничего плохого в том, если его вообще не будет. В конце концов, родители и педагогическое сообщество, вставшие за школу горой, добились важного результата — учебный процесс перестали останавливать, и дополнительные каникулы прекратились. Но каждая такая пауза привела к невосполнимому снижению образовательного и интеллектуального уровня подрастающего поколения, которое будет сказываться десятилетиями. 

Кроме того, переход на дистант привел к настоящему позору: учителя просто имитировали традиционные занятия, родители подсказывали детям из-под стола. В итоге против дистанционного обучения высказались и родители, и педагоги, и дети, и законодатели. К тому же из-за него девятиклассники провалили ОГЭ по математике — новости о двойках приходили со всех концов страны. 

Параллельно весь год бурлил поток цифровизации школы. Казалось бы, хорошее дело, однако привлекает поклонников фантастических образовательных концепций, любителей половить рыбку в мутной воде. Подозреваю, что цифровизация завершится через пару лет — активистов отстранят, а процесс снова переименуют. Например, назовут «искусственно-интеллектуализацией».


Материал по теме: «Цифровая школа — это не ученик, сидящий все уроки за компьютером»


И, конечно, обязательная вакцинация учителей. В начале года министр просвещения России Сергей Кравцов обещал, что никто никого принуждать к вакцинации не будет, это добровольное дело. Но сейчас оно уже стало обязательным. Более того, ведется работа над тем, чтобы сделать обязательной вакцинацию подростков. Однако вопрос о ее эффективности в условиях появления все новых штаммов коронавируса остается больше вопросом веры.

Битвы чиновников

Еще одной приметой года стала титаническая борьба Сергея Кравцова с отчетностью, которую приходится заполнять учителям. Кравцов рапортовал лично Путину, что победил бюрократического монстра. Однако литавры по этому поводу оказались преждевременными. Несмотря на приказы Минпроса, ограничивающие отчетность, объем этой отчетности продолжает увеличиваться. Наша государственная и муниципальная бюрократия оказывается сильнее всех приказов Минобразования и продолжает наступление на учителя и школу, запрашивая с них горы никому не нужных отчетов и документации. 

Но чиновники бьются не только с бюрократией. В этом году состоялись выборы президента Российской академии образования (РАО). На этот пост претендовала небезызвестная Ольга Васильева, которая за время своего достаточно краткого пребывания на посту Министра образования создала массу конфликтных и скандальных ситуаций. И вот, в обход существующих традиций и норм РАО, Васильева, минуя пост члена-корреспондента академии, прыгает в кресло академика, а потом сразу же избирается президентом РАО. 

Педагогика никогда не была наукой в СССР, поскольку всегда обслуживала запросы и указки из ЦК. КПСС нет уже 30 лет, а все остается по-прежнему. Педагогика так и не становится наукой, потому что академиком и даже президентом академии можно стать в силу своего влияния, а не в результате проведенных научных исследований и опубликованных трудов. 

Сомнительный стандарт

Педагогическое сообщество этой весной ожидало новостей по поводу ФГОС 4.0. Однако Минпрос, как мог, попытался затушевать и смазать это событие: не опубликовали проект, не организовали обсуждение. Лишь громко объявили уже о самом завершении обсуждения стандарта. Причин этому может быть две: 

  1. Документ сырой, плохо вычитан и отредактирован. 
  2. В стандарте есть несколько очень передовых, прогрессивных мест, к восприятию которых педагогическая и просто общественность еще не готовы. 

Поэтому министерство и побоялось выносить проект на широкое обсуждение. В результате мы получим еще менее работающий стандарт, чем у нас был раньше. 

Новый ньюсмейкер

Одним из главных ньюсмейкеров в образовании стала девятилетняя студентка МГУ Алиса Теплякова. Внимательно следим за ее успехами и стараемся понять, что же это все значит. Либо у нас настолько дырявое законодательство и примитивен ЕГЭ, что восьмилетний школьник может его сдать и поступить в первый вуз страны — МГУ. Либо фантастически тщеславный отец-фрик готов самоутверждаться за счет дочери и никто не в состоянии остановить эту разворачивающуюся на наших глазах драму.


Материал по теме: «Не вундеркинд, а компьютер, в который закачали полезные знания» — психолог об Алисе Тепляковой


Системный кризис

Кровавой отметкой останутся в календаре прошедшего года три крупные трагедии — массовые убийства в казанской гимназии №175 и пермском университете, взрыв в серпуховской семинарии. Почему такое происходит? Объяснение нужно искать в дегуманизации общества, в отсутствии внимания к личности школьника, в нарастании агрессии в масштабах страны.


Материал по теме: Может, достаточно уже школьных расстрелов? 


В конце года прошло совместное заседание Государственного совета и Совета при Президенте по науке и образованию с участием первых лиц страны. На этом знаковом, казалось бы, собрании с высокой трибуны прозвучали пожелания снизить количество контрольных работ, усилить государственное внимание к содержанию учебных программ, учебников и дистанционных образовательных ресурсов. Эти и прочие прочие предложения явно не отражали глубину и системность кризиса и не предлагали выхода из него. 


Материал по теме: Контрольные работы: что не так сейчас и как сделать лучше


Между тем кризис образования и общества углубляется. Все больше школьников покидает учебные заведения, «расшколивается». А большинство самих учителей, согласно социологическим исследованиям, считает, что школа не готовит к реальной жизни. 

В ответ на кризис по образовательной проблематике высказывается все больше деятелей, которые имеют очень опосредованное отношение к школе. Своими концепциями развития образования в 2021 году отметились секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, спикер Совета федерации Валентина Матвиенко, председатель ЛДПР Владимир Жириновский, уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. 

Блистал и руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин с нетривиальной идеей возврата к советскому образованию. А что, прекрасная идея! Но у меня есть лучше: надо сделать так, чтобы все дети стали умными, воспитанными и образованными. А нас, уже немолодых людей, надо вновь сделать молодыми и здоровыми.

Ну а если серьезно, то в уходящем году ярко выявились две тенденции. Первая — у чиновничества все хуже и хуже получается руководить образованием и прочими социальными сферами, все менее и менее удовлетворительными получаются результаты руководства. А вторая — все активнее развивается гражданское общество, которое не готово соглашаться с усиливающимся абсурдом.

Общество Образование Частное мнение
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ