Не следует откладывать на потом добрые поступки

Александр Городинский называет себя педагогическим терапевтом. Имеет право! У него и педагогическое, и психологическое образование. Но самое главное - огромный опыт. Еще в советское время он работал педагогом, директором школ и интернатов в Латвии, а потом - учителем в США. Продолжаем публикацию рассказов Александра о его учениках, о том, как он и его коллеги помогали им справляться с жизненными трудностями и взрослеть. Уверены, что вы сможете почерпнуть из этих историй много полезного, но, самое главное, вдохновляющего для того, чтобы завтра снова прийти к детям.

–...Ты подойди и прижмись к нему так, чтобы все видели. А я завтра же скажу директору, что видела приставания, – сказала она.

– Сделай это лучше ты, а я скажу, – ответила Бэлла.

– Бэлла, только ты сможешь убедительно рассказать об этом в красках. ...И, ...потом, ты обычно так сексуально одеваешься.

– ОК, ...я это сделаю, но только за десять долларов.

– Нет проблем, - хором прокричали подруги.

Для этого разговора имелись причины: «достал» мистер «В» своими претензиями. Да, и заданий задает «не по силам». Сколько можно делать эту математику?!

Одним словом, решили избавиться от ненавистного учителя. И способ выбрали самый простой, не требующий больших усилий.

Директор школы, как и положено, среагировал немедленно. Учителя вызвали в кабинет. Мистер «В» подписал положенную в таких случаях бумагу. Его отстранили от работы на два дня – на период выяснения «обстоятельств» дела. Так предусмотрено правилами.

...Во время опроса учеников выяснилось многое из того, чего до этого администрация школы не знала.

Характерными высказываниями учащихся оказались следующие: мистер «В» позволял «унижать» учеников, задавая сложные задания; или, того хуже – нарушал права человека на отдых и на свободу слова, запрещая разговаривать на уроке; не реагировал на критику со стороны учеников, тем самым, нарушая школьную демократию.

На распросы о приставаниях высказывались примерно одинаково: «А кто его знает? Возможно, было? А может, и нет? Бэлла хорошая девушка и у нее есть парень, который возмущен этой историей». 

...Вокруг этого события «возникло» много разных пересудов. Учитель ушел из школы. Никто толком не знает, то ли его уволили, то ли сам так решил. История эта забылась через какое-то время. Учителя теперь осторожнее общались с Бэллой, да и с остальными ученицами из ее группы. То есть для девчонок, тем более для Бэллы, в учебе наступили легкие времена.

Бэлла закончила школу. Долго искала работу, учиться дальше не пошла. А куда? Она ведь ни по одному предмету не получила нужных для колледжа знаний.

Первая работа оказалась не по нраву. Потом вторая – тоже не понравилась. Родила ребенка только ради того, чтобы получить пособие. Но дитя ей надоело уже через два месяца. Отдала его на усыновление и тоже заработала на этом. Денег хватило, пока устроилась на третью работу, с которой ее уволили за неуживчивость в коллективе.

Если бы не знакомство с хиппи, наверное, так бы и жила одна. В компании с такими же бродягами жизнь проходила незаметно. Думала родить еще одного ребенка, чтобы заработать, но никак не получалось. Поэтому приходилось воровать, чтобы прикупить что-то из одежды.

Эту информацию я вычитал перед нашей встречей с Бэллой. В социальной службе чиновник – предельно корректная и лаконичная – обращаясь к моей ученице, сказала:

– Уважаемая Бэлла, для тебя это последний шанс. Если ты с учителем «А» сможешь окончить курс подготовки и поступишь в колледж, покажешь прилежание – мы тебя оставляем на свободе. Если же нет, то при первой негативной информации от учителя – направляем тебя в тюрьму.

– А вас, уважаемый мистер «А», попрошу быть требовательным к вашему новому подопечному.

Мы занимались изучением, совершенно незнакомых для Бэллы, математики, физики и психологии. Все время сохранялось напряженное отношение между нами. Еще бы – ученица с такой характеристикой – приходилось быть осторожным. Но? тем не менее, мы продвигались к цели – поступлению в колледж. Бэлла многому удивлялась, познавая школьную программу. Однажды она совершенно искренне спросила у меня:

– Как это тебе удается столько много помнить и понимать?

– Элементарно. Я прилагаю усилия воли, концентрирую внимание и, после этого, приходит понимание.

– Как это происходит?

– Очень просто. Прежде всего следует забыть все плохое, что совершилось в жизни. Сосредоточить внимание на изучаемом вопросе, так, как будто это самое важное для тебя в жизни в данный момент – и все получится.

Для меня оказалось неожиданным, что Бэлла необычайно невнимательно выслушала мои объяснения. Часто в учительской работе случаются моменты, когда невозможно рационально объяснить происходящее. Так произошло и на сей раз. На следующий день после этого разговора Белла задала мне вопрос тихо и очень эмоционально:

– Вы когда-нибудь совершали преступление?

На сей раз, будучи готовым к педагогическим неожиданностям, ответил твердо:

– Да. Я совершал ошибки и даже преступления.

– Как же вы тогда можете забыть свои преступления и сосредоточиться? – задала Бэлла вопрос, которого я ждал.

Выдержав положенную педагогическую паузу, я уверенно и спокойно сказал:

– За каждое свое преступление и даже мелкую ошибку я попросил прощение у тех, кого обидел, наказал, подвел, оскорбил. Это непросто, не все прощали меня с первого раза. Но я настойчиво, искренне добивался прощения всеми доступными мне средствами. После этого мне сразу становилось легче жить, я после каждого прощения добивался всего, чего желал.

– Как я смогу стать хорошей? – неожиданно для себя промолвила Бэлла.

Меня потрясли интонация и ее внутреннее состояние в этот момент. Я понял, что наступил самый важный и ключевой момент в воспитании. Чтобы убедиться в правильности своего педагогического прогноза, я долго и внимательно смотрел в ее глаза. Бэлла ждала моего ответа, и вдруг – разрыдалась.

Она плакала долго и тяжело. Я удержал себя от желания успокоить, как это сделал бы любой на моем месте. Учительское чутье и опыт помогли мне дождаться нужного момента. 

– Что тебя мучает, Бэлла? – спросил я, как можно доверительнее и внимательно.

– Я не могу себе простить два преступления... Никак не могу их забыть... Поэтому такая моя жизнь, поэтому ворую, дерусь. Ведь меня в тюрьму могут послать за мелкие дела... А за самые главные мои преступления никто меня даже не поругал никогда..., – выговаривалась Белла, продолжая рыдать.

– Расскажи мне. Я постараюсь помочь тебе, – произнес я тихо и спокойно.

Бэлла долго-долго молчала. Наконец она начала говорить, вначале медленно, потом перешла на обычный свой ритм и, закончив, уставилась в одну точку, ожидая, что будет дальше.

Она поведала мне свою историю, ничего не скрыв, более того, еще больше сгустила краски, обвиняя себя.

– Бэлла, я восхищаюсь твоим мужеством, – сказал я совершенно твёрдым голосом.

– Как это?! – вспыхнула моя ученица. Глаза ее выражали много более, чем изумление.

– Далеко не каждый в нашем мире может так искренне исповедоваться о своих грехах. Для меня это означает, что ты готова изменить свою жизнь. Я уверен, ты можешь сделать это немедленно. Только надо приложить всю силу воли и сосредоточиться на этом.

– ???

– Да, именно так. Немедленно. Никогда не следует откладывать добрые поступки на потом. Тем более, если ты сама во всем призналась, тебя никто не принуждал. Сейчас самый подходящий момент сделать правильный поступок, – чеканил я слова.

– Что я должна делать? – без особой надежды произнесла Бэлла.

– Мы сейчас возьмем телефон и найдем того учителя, а после этого поедем к нему, и ты извинишься перед ним. Только искренне, как мне рассказала о своем преступлении. Извинишься перед ним, не ожидая в ответ прощения. Потом, ты устроишь свою жизнь так, что тебе позволят усыновить брошенного кем-то ребенка. Это будет твоё следующее извинение, но уже перед Богом, за твое второе преступление.

Бэлла оторопела. Но, через несколько минут она пришла в себя. Осознав мною сказанное, ни слова не говоря, вначале неуверенно, потом все решительнее приступила к делу. Она почти не смотрела на меня, все делала самостоятельно. Взяла телефонную книгу и стала искать фамилию учителя.

...Дальнейшие события разворачивались непросто для Бэллы, но по учительскому сценарию. Через несколько часов (к счастью учитель нашелся) мы вместе пришли на квартиру к мистеру «В». Он встретил нас, не скрывая своего потрясения столь неожиданным извинением, и принял покаяние девушки совершенно достойно.

...После этого наши уроки стали более продуктивными. Моя ученица закончила успешно подготовительную программу и поступила в колледж. 

Бэлла живет и работает в том же районе, где и выросла. У нее двое детей. Мальчик, которого она усыновила, и девочка, родившаяся совсем недавно. Муж преподает в колледже. Он в восторге от своих детей: от приемного пацана-хулигана и от своей дочурки-красавицы.

Подписаться на канал Александра Городинского

Вы можете также принять участие в международном конкурсе литературного творчества «Вселенная Учитель» и рассказать о своей педагогической практике и своих учителях.

Воспитание
Вам будет интересно:
Участники