Новые грани расшколивания в 2021 году

 

Оценки количества «нешкольников» сильно разнятся: еще в 2017 году, по данным РАО, на семейном образовании их было около 100 тыс. и это число быстро росло. В сентябре 2019 года появились «официальные» данные, о том, что на семейном образовании снова 100 тыс. детей, а вот председатель комитета Госдумы по науке и образованию Вячеслав Никонов с трибуны заявил, что в стране 10 процентов школьников переведены на семейное образование. Поэтому депутат призывал взяться за законодательное регулирование семейного образования. Раз там уже так много  (а это, минуточку, 1,6 млн) детей!

Министерство просвещения принялось бороться с проблемой: с одной стороны оно «разродилось» статистикой — всего 16,5 тыс. детей на семейном, т.е. мелочи, не заслуживающие внимания! Нона всякий случай занялось созданием правил перевода детей на семейное обучение — выпустило свои приказы, «поправляющие» федеральный Закон об образовании и ограничивающие предусмотренные там возможности. Сейчас такой переход делают невозможным в течение учебного года и создают прочие неудобства для детей и их родителей. Но ведь до начала учебного года в школах — каникулы, все в отпусках, никого не найдешь. Что они, издеваются, что ли?

А когда у нас государственные чиновники думали, как сделать что-то лучше, удобнее для людей? Припомнить такое трудно. Вот и разрастается в настоящее время очередная «буча» (боевая и кипучая) родителей, недовольных не только свалившимися с неба ограничениями, а и самим Министерством просвещения, которое возомнило себя законодательным органом. 

Вместо того, чтобы получить и изучить реальную статистику, проанализировать причины и работать над их исправлением — наши чиновники стараются, с одной стороны, «подправить» действительность, искажая статистику, а с другой — ограничить явление или вовсе его запретить. То есть, как обычно, идет борьба с симптомами и проявлениями, не затрагивая причин.

Но запретить не получится. Это набирает силу процесс обрушения массовой школы, который у нас пока никто не хочет замечать. Ведь причины этого расшколивания многократно назывались и хорошо известны: низкое качество обучения, атмосфера насилия и издевательств одних детей над другими, которые запускают многие учителя, не справляющиеся с шумными школьниками.

После частичной и скомканной отмены санитарных ковидных мер учебный процесс в школах, по отзывам учителей и родителей, никак не может прийти в норму и напоминает водевиль: редко какие уроки действительно происходят, учителя бегают по этажам со средствами наглядности, а в остальном — происходит веселуха. Интриги между учащимися и булинг, наоборот, зашкаливают. В течение последнего месяца, может кто-то заметил, случился ряд ЧП: подросток из Перми убил всю свою семью, потому что ... его заставляли ходить в школу (где его травили одноклассники). И несколько драк с поножовщиной, в Иркутской области и Забайкалье.  На такое уже не обращают внимания! Привыкли, это стало нормой.

Появилась новая тенденция, опасности которой никто пока не видит: детей массово переводят не на домашнее обучение, а на дистанционное, цифровое, которое позволяет скрыть статистику семейного обучения, но на деле ничем иным не является. 

Казалось бы, как здорово! Цифровизация на марше! Опасность здесь связана с тем, что таким образом полностью стираются возможности социализации детей в реальном обществе, в команде сверстников. Опасность увлечения цифровым виртуальным миром состоит в полном стирании ответственности за поступки, за происходящее. 

Всегда все можно «откатить» на момент, когда ничего плохого еще не произошло. В таком виртуальном мире подросток может бегать с автоматом и убивать всех окружающих — и ему ничего за это не будет. Или гонять по улицам на спорткаре и давить людей. Даже вся человеческая цивилизация может погибнуть от неправильно принятого в ходе игры решения — это ничего, всегда можно загрузиться с последней точки сохранения. В рамках электронного виртуального обучения школьник лишается возможности развивать свой социальный интеллект и интеллект, еще более высокий по уровню — духовный.

В реальной жизни, в настоящем обществе действуют механизмы ответственности за происходящее, здесь часто происходят необратимые изменения, утрата реальных ценностей, которые многому учат детей и подростков. Например, не полил цветы — они засохли и погибли, не покормил рыбок — они погибли тоже, не сходил в магазин и не приготовил еду — теперь есть будет нечего, все останутся голодными и «спасибо» не скажут. Если перед походом не уложил необходимые вещи в рюкзак, то потом, когда похолодает, будешь мерзнуть и можешь заболеть. Если поссорился с друзьями, тебя не будут звать на прогулки и игры. И ничего утраченного уже не вернуть.

Электронное дистанционное обучение может показаться лучше, чем безобразное очное обучение в традиционной массовой школе, включающее какое-то подобие детского коллектива и элементы креативной реальной деятельности. Однако, оно однозначно ведет к неспособности применять полученные знания в реальном мире. То есть ценность знаний, полученных в ходе как семейного, так и дистанционного обучения — ноль. Ну, или почти ноль.

Об авторе: Александр Владимирович Могилев, доктор педагогических наук, профессор, директор Монтессори-школы «Алиса» (Воронеж)

Не хотите пропустить публикации этого автора? 

Подписаться  

Политика Домашнее и семейное обучение
Вам будет интересно: