Личный кабинет

Педсовет полностью переехал на новую платформу. Некоторое время понадобится для отладки сервиса. Пожалуйста, о любых Ваших сложностях и ошибках сообщите в редакцию по адресу red@pedsovet.org. 

 

Тема «маленького человека» в трактовке Пушкина, Гоголя, Достоевского


Дала недавно такую тему ученикам, решила и сама немного над этим поразмышлять. Вот что получилось.

Эпиграфом сопровождаются «Станционный смотритель» Пушкина и «Бедные люди» Достоевского. Пушкин взял для эпиграфа строки из стиха князя Вяземского: «Коллежский регистратор, Почтовой станции диктатор» - и мы понимаем, что главным лицом будет здесь станционный смотритель, вернее, должность его. Всё об этом говорит: и эпиграф, и название повести – «Станционный смотритель», а не «Самсон Вырин». У Достоевского эпиграф взят из дневниковой записи князя В.Ф.Одоевского, где князь выражает недовольство по поводу прочтённого им: «Ох уж эти мне сказочники!...» Но мы думаем, что автор повести смеётся над Одоевским, спорит с ним, утверждая, что перед читателем на столе – вовсе не «дребедень» и «сказочности» здесь нет ни на грош.

У Александра Сергеевича повесть «Станционный смотритель» - это записки Ивана Петровича Белкина, получившего первоначальное образование от дьячка. Поэтому язык произведения наполнен просторечиями, грамматическими и стилистическими ошибками:
«не бранивался», «покамест», «девка», «ноне»… Белкину близки и понятны беды Самсона Вырина, так как сам он тоже «находился в мелком чине». И с первыми строками произведения мы не можем не откликнуться на призыв автора посочувствовать смотрителю, «сердце наше исполнится искренним состраданием».

Рассказчик гоголевской «Шинели» отличается ироничным отношением к герою. Усмешку мы чувствуем уже в повествовании о том, как Башмачкин при рождении получает своё имя – Акакий Акакиевич. И ребёнок, вероятно, почувствовав, что с этим именем передаётся ему и скучная судьба мелкого чиновника, - громко заплакал. Судьба деспотически отнеслась к ребёнку, как, впрочем, деспотически относились и все окружающие к нему: «В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения. Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него, как будто бы через приёмную пролетела простая муха». И сидел он многие годы на одном и том же месте, выполняя одну и ту же работу. А автор ещё более подчёркивает ничтожество этого человека, показывая его профессиональную непригодность. Ничего не может делать самостоятельно этот чиновник. Как только дали ему работу, требующую чуть-чуть проявить себя, он с ней не справился. И мы уже не можем осуждать начальство за то, что не продвигало Башмачкина по службе.

В «Бедных людях» Достоевского о трагической судьбе героя мы узнаём из его писем к Варваре Алексеевне Добросёловой и из её писем к нему. Поэтому перед нами раскрывается душа «маленького человека», и мы убеждаемся, что душа-то его вовсе не маленькая. Он способен сочувствовать другим, сам находясь в ужасной нищете, помогает соседям по несчастью. Так он помог Вареньке и Горшкову в труднейшую для них минуту. И пусть в итоге ничего хорошего не получилось из этого: Варенька вышла замуж за нелюбимого из-за денег, обрекши себя на вечное страдание, а Горшков умер, так и не насладившись жизнью с сохранённой честью, - всё же они испытали мгновение отдохновения и радости благодаря Макару Девушкину.

Макар Девушкин читает повести Пушкина «Станционный смотритель» и Гоголя «Шинель» и высказывает своё мнение об оных. Повесть Александра Сергеевича ему близка, он видит в ней правду жизни, где «вся-то жизнь твоя по пальцам разложена», он читал её, «словно сам написал». Ему понятны мысли и чувства Самсона Вырина: «Ведь я то же самое чувствую…сам в таких же положениях подчас находился». Гоголевской «Шинелью» Макар Девушкин недоволен: «И для чего ж такое писать?» Он воспринял это произведение как оскорбление. «Прячешься иногда, прячешься, скрываешься в том, чем не взял, боишься нос подчас показать - …пересуда трепещешь, потому что из всего что ни есть на свете, из всего тебе пасквиль сработают». Безысходный конец повести тоже не глянется Девушкину. Ведь у Пушкина пусть и умер Самсон Вырин, но дочка-то пришла на могилу, повинилась, поплакала, каялась – это уже хорошо. А у Гоголя Башмачкин умер, так и не найдя своей шинели, а по ночам бродил призрак, пытавшийся восстановить справедливость. Но жутко от такого конца, а не радостно, не спокойно. Вот потому-то и называет эту книгу Макар Девушкин злонамеренной и неправдоподобной.

Но не оставляет эта книга Девушкина, может, потому он и запил, что давно с ним не случалось. А в голове его мысли почти как у Башмачкина: «Убивают меня долги мои и худое положение моего гардероба», «По мне, всё равно, хоть бы и в трескучий мороз без шинели и без сапогов ходить, я перетерплю и всё вынесу, мне ничего; человек-то я простой, маленький, - но что люди скажут?» Больше всего он боится человеческой молвы, сплетен. А потом вдруг и на службе чуть ли не повторяет Башмачкина, пропустив целую строчку при переписывании бумаги. И объяснимо всё это – думы его в это время были только о своём бедственном положении. Ждёт наказания, но вместо этого (почти как у Башмачкина, которому прибавили жалованья) получает 100 рублей от начальника. И благодарности этого человек нет предела. Но дороже всего Макару Девушкину не деньги, а уважительное, человеческое отношение к нему: «Его превосходительство мне, соломе, пьянице, руку мою недостойную пожать изволили». И от этого-то «душу ломит».

Мне кажется, Макар Девушкин не принял гоголевского Акакия Акакиевича, потому что не увидел в нём, или мало увидел человеческого лица. Никого-то этот человек не любит, ни о ком не заботится, никому не помогает. Все мысли его – вокруг шинели, ей он поклоняется, как идолу, к ней стремится, как к мечте. Потеряв её – теряет и смысл жизни. У Макара и Самсона есть любовь к человеку, а значит, и человеческого в них больше. И надежды на возрождение их душевных сил тоже больше. И от образов этих светлее, теплее с ними.

Добавлено: 15.03.2009
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 4310
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2016. 12+