Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Мама написала мне записку: «Иди на третий этаж, руководи школой»

Как побудить заслуженных педагогов учиться новому, что такое счастье, и зачем добавлять родителей в друзья в соцсетях, рассказывает Татьяна Зверева, директор частной школы «Феникс» (Москва).

Низкий старт

16 лет назад я вышла из декретного отпуска пришла в «Феникс». Основателем школы была моя мама, и в декрете я работала у нее секретарем, а после мне снова понадобились деньги, а маме — хозяйственный персонал. И в этот раз я устроилась уборщицей. Слава Богу, в трудовой этой записи никогда не было. Я мыла коридоры в «Фениксе» три месяца, пока в ноябре у мамы неожиданно не случился инсульт. В тот день она мне написала на бумажке: «Иди на третий этаж, руководи школой». Мне было 27 лет, и я ничего не понимала в управлении.

Это было испытание, которое нужно было выдержать всем. Я по ночам сидела в интернете, читала, учителя помогали советом и делом, мама давала письменные инструкции. И мы справились. Правда, в какой-то момент я вечером зашла к соседям и сказала, что сейчас сойду с ума. Но после этого поняла, что как только ты пришел домой, надо закрывать за собой двери, и оставлять за ними все, что было днем на работе.

В тот период мне сильно помог весь коллектив, и эта поддержка коренилась в семейности, на которой был основан «Феникс». Изначально, в 90-е, он и задумывался как семейная школа. Здание тогда в безвозмездное пользование отдал отец одной из учениц, родители в первое время помогали какими-то деньгами, все друг друга знали. В целом этот замысел благополучно воплотился, и многие учителя выросли в той семейности, в том числе и я сама. Но сейчас мы уже стали совсем большими, и старые принципы и привычки не всегда идут на пользу школе.

Сбивание корон

В семье тебя любят и ценят независимо от твоих профессиональных качеств и не требуют расширять границы своих возможностей. Но для кадровой политики частного учебного учреждения это недопустимая роскошь, и с этим противоречием во внутренней культуре в один прекрасный момент пришлось поработать.

Школа — живой организм, и в нем есть совершенно разные люди. Есть начинающие педагоги, а есть те, кто работают не первое и не второе десятилетие, и в 80-е и 90-е годы были весьма успешны: участвовали в конкурсах, получили заслуженного или почетного работника. И почему-то такие педагоги часто считают, что на этом их профессиональное развитие заканчивается. Они готовы работать, но с установкой «Я все и так знаю, и лучше меня не знает никто, потому что я почетник».

Первое, что пришлось сделать — самостоятельно подать пример: стать почетным работником и показать, что это только начало. Образование не стоит на месте: оно либо развивается, либо деградирует. Застывать нельзя. Я сама начала ездить на конференции, иногородние семинары и вытягивать остальных. Те педагоги, которые соглашались, возвращались и рассказывали коллегам, чему научились, и что увидели. Для некоторых сам факт поездки в другой город уже вызывает много положительных эмоций. А потом приходит понимание того, что это еще и полезно.

На EduWave 2019

Абсолютно все, конечно, не сдвинулись, но основная масса учителей расшевелилась: начали интересоваться, понимать плюсы и минусы обучения, делиться опытом с коллегами. В этом году мы провели много онлайн-мероприятий и мастер-классов для учителей. Мы стараемся донести, что вокруг много нового и интересного, и все это совсем не вредоносно для традиций советского образования.

Для закрепления успеха сейчас еще разрабатываем новую систему премирования, которая предусматривает, что дополнительные выплаты будут получать не все, кто на курсах повышения квалификации получил бумажку с количеством часов, а только те, кто на практике использует полученный опыт. Еще обсуждаем введение кураторской методики. Кураторами планируем делать не заслуженных учителей, а как раз тех, кто «без корон». Чтобы они своими действиями могли доказать, что заслуживают внимания более опытных коллег.

Интересно, что у родителей к заслуженным преподавателям «старой закалки» отношение двоякое. Некоторые жалуются, что ребенка замучили с наставлениями, а некоторые привыкли к образу авторитарного учителя, он для них эталон, и они ему доверяют. Дети плачут, а мамы в восторге. Говорят, если двойки ставят, значит, за дело.

Выбор за ребенком

Вообще, я считаю, что педагоги в школе должны быть разными, и именно дети должны выбирать, у кого им учиться. Одному ребенку нравится, чтобы его муштровал матерый преподаватель, а другой, наоборот, хочет, чтобы ему триста раз мягко и нежно объяснили, зачем все это нужно. Поэтому сейчас мы хотим уйти от деления класса по уровню изучения предмета на деление по группам, которые просто ведут разные учителя. Любимый педагог — одна из самых лучших мотиваций для ребенка. Ориентация на цель, результат приходит только к 10-11 классам, а в 5-м дети будут зубрить только потому, что им нравится Марьиванна. А если они ее боятся, то образовательного результата придется долго добиваться насильственным путем. Поэтому школа должна представлять собой такую систему, где совершенно разные люди с разным характером и разными методами обучения. Тогда это будет рабочий механизм.

Школа — это бизнес

Так как мы — частная школа, у нас от учителей, кроме развития, требуется еще и клиентоориентированность. Это не значит, что тот, кто платит, тот и музыку заказывает, но семьи в образовательном процессе присутствуют и знают, за что они отдают свои средства. 
Частная школа — это бизнес, и у педагогов первая ответственность не перед департаментом образования и даже директором, а перед клиентами: детьми и их родителями. Поэтому тем, кто приходит из государственной системы, у нас поначалу сложно: нужно, с одной стороны, сохранять учительский авторитет, а с другой, учитывать потребности конкретного ребенка.

Новый учитель часто считает, что семья вообще не должна вмешиваться: «Я учу и доверьтесь мне на 100 процентов». Инициация происходит тогда, когда родители первый раз доводят педагога до слез, и он приходит с вопросом, что теперь делать. Выход из этой ситуации один — быть открытым по отношению к детям и родителям. Если ребенок понимает, за что ему поставлена оценка, то ни у кого вопросов не возникнет. Нужно выстроить четкие критерии своей работы, больше в частном порядке общаться с семьями, через те же чаты, например, чтобы все были спокойны.

Родителям нужна критериальность, чтобы они понимали, как работает преподаватель. Понятно, что сразу по приходу в новый класс этого сделать не получиться — нужно время на отладку.

Кто кому должен

Родители вообще сложный контингент. Во-первых, многие считают, если они платят, то им должны. Эту установку вывести очень трудно. Такое потребительское отношение проявляется и в государственной школе даже без денег. Чтобы это изменить, позиция школы должна быть такая: единственный, кому должна и школа, и сами родители — это ребенок. У нас первое общение с родителями начинается с того, что мы доносим до них эту мысль. 

Многие понимают, но есть категории, с которыми сложнее. Это семьи со звездной болезнью: «Мой Петенька самый лучший». И те родители, которые воспринимают школу как камеру хранения: «Отдаю вам Петеньку на полный день, что хотите с ним, то и делайте». Но мы одни ничего делать не должны. Или мы с семьями вместе, или нам не по пути. Хочется, чтобы каждый, кто приходит в школу, был счастлив, а не тратил силы на глупые претензии и обиды.

Если мы стремимся к общему результату, то мы должны слушать друг друга. Во время дистанта школа пошла на уступки, сделала скидку в 30 процентов на обучение. За это время от нас никто не ушел, родители наоборот поддерживали.

Директорская

Как привлечь дополнительное финансирование в вашу образовательную организацию? Как не выгореть, будучи руководителем? Как создать настоящую команду и эффективно управлять ей? Эти и другие темы - в уникальной программе переподготовки для руководителей образовательных организаций «Директорская».  Регистрация по ссылке.


О счастье

Под счастьем я понимаю удовлетворенность от процесса и результата своей деятельности, как у детей, так и у педагогов. Мы сейчас стараемся создать для этого все условия. Например, учителя сами придумывают дизайн своих кабинетов, такой, чтобы в них было комфортно работать. Логопеды уже сами нарисовали проект, выбрали мебель, которая им нужна в кабинет, подобрали раковины, логопедические зоны. Учитель истории придумывает дизайн совместно с профессиональными дизайнерами. За ним уже очередь занял учитель испанского. Учитель технологии все придумал самостоятельно. В целом получается очень удачный и многообещающий эксперимент.

Новый кабинет истории

Сейчас «Феникс» перерождается. Очное отделение школы увеличилось за последние годы в 2 раза, а на заочном отделении учится порядка 3 000 человек. Когда заочку только открывали, думали, будет не больше 200 учеников. Но ситуация изменилась, и школа вслед за ней: у нас появилась платформа дистанционного обучения, где есть записи уроков, тестирования. Это нас спасло в пандемию. Там же ученики-заочники проходят аттестацию, а мы за них получаем хорошие деньги от города. Так что это и технологически, и финансово школу ведет вперед. Мы сильно выросли, но еще не сформулировали, во что именно. Базовые ценности остаются, конечно, но глобальную миссию нужно определить заново.

Я и сама меняюсь, перерастаю «Феникса». Мне стали приносить так же много счастья и другие проекты. Мне очень нравится помогать открываться новым школам. Возможно, через какое-то время здесь я останусь просто учредителем и уйду в другой бизнес, в консалтинг в образовании, например.

Точка сбора

Сейчас открывается много новых частных школ, которым сильно помогают фонды или спонсоры. В то же время странно, что школы, которые работают уже около 20 лет, остановились в развитии: оснащение улучшается, но филиалов новых нет, и вообще о них мало чего слышно. В Москве мы друг друга знаем, с Питером поддерживаем какую-то связь, а про другие регионы редко где увидишь информацию. Поэтому мы совместно со «Школой им. А. М. Горчакова» запустили конкурс «Вклад Учителя» для педагогов из частных школ.

Механика у конкурса простая: нужно на первом этапе подготовить презентационный ролик о школе, в которой работает учитель, потом написать сценарий образовательного события, и наконец, воплотить его в жизнь. Потом жюри решит, чьи проекты достойны победы и денежного вознаграждения. 

Так мы наконец увидимся и станем ближе. Директора друг про друга ничего не знают, а что уж говорить об учителях. А им есть, чем друг с другом поделиться, и это они смогут сделать уже на конкурсе. Мы познакомимся с педагогами, они представят свои школы и идеи, обменяемся контактами и будем по кирпичику строить сообщество. 

Много школ уже зарегистрировалось, и я, пока разбирала заявки, обнаружила распространенную цифровую небрежность: очень часто на сайте школ нет информации о лицензии, хотя по факту она есть. А у нас, например, для участия проверяется не только лицензия, но и наличие фотографии педагога-заявителя на сайте школы. Приходится дополнительно писать и запрашивать подтверждение. Хотя грамотное цифровое «лицо» школы делает ее более привлекательной в первую очередь для клиентов.

Не надо стесняться

Я считаю, что информационная открытость школы — очень полезная вещь. Особенно в соцсетях. Она провоцирует и родителей, например, на ответный шаг. Когда я начала себя активно проявлять в интернете, то сначала побаивалась, вдруг родители что-то не так поймут или не то увидят. А они, наоборот, стали спрашивать, почему раньше не выкладывала контент, мол, как здорово. Поэтому директору, я считаю, нужно вести соцсети и самому, добавлять родителей на свою страницу. 

Людям важно понимать, что вы живой и интересный человек. Личность всегда привлекает, и в разумных пределах свою индивидуальность можно привнести и в школу. Так, мое увлечение нумизматикой неожиданно переросло в школьный музей редких монет. В какой-то момент я пообещала показать их детям, они стали слишком часто спрашивать, и в итоге я выпросила у завуча кабинет под экспозицию. Эта экспозиция очень органично встроилась в учебный процесс. Используя материалы коллекции, мы с математиками готовим учебную программу. Сейчас музейный работник проводит для детей экскурсии. Я и сама экскурсии провожу, но только для учителей, на более взрослые темы. А как пандемия закончится, откроем музей и для сторонних групп.

Это не единственная моя коллекция. Традиционно во всех школьных спектаклях я играю Бабу Ягу и коллекционирую Бабок Ежек. Правда, в школе для второго музея места уже не найдется. Поэтому только играю. Говорят, что Баба Яга — злой герой, а на самом деле наоборот — она самый добрый. Просто сначала ворчит много, а потом все равно то клубочек даст, то накормит или спать уложит. Поэтому по одёжке встречать не нужно.

Татьяна Зверева, директор школы «Феникс» (Москва)

Какой вы руководитель?
Я руководитель, который не будет много раз объяснять. Я считаю, что если с первого раза человек не понял (тут речь о критически важных вопросах), то с ним нужно расставаться. Я руководитель доверяющий: например, если я не знаю систему преподавания истории, я туда не полезу и буду доверять учителю. Делегирующий: я очень люблю, когда чувство ответственности за все происходящее не на мне. Раз ты что-то затеял — дерзай. И люди от этого получают кайф.

Каким вы видите идеального руководителя? 
Демократичный, открытый. Не сомневается в принятых решениях и твердо добивается их исполнения. Но при этом решения не обязательно принимает единолично, они могут быть и коллегиальные.

Что самое сложное в работе руководителя? 
Увольнять людей.

Продолжите фразу «Если бы я раньше знала..., то сейчас бы сделала иначе»
Как-то так складывается, что интуиция у меня хорошо работает, и менять ничего не нужно.

Быть директором — это профессия или призвание? 
Долгий труд. Понятно, что некоторые лидерства качества закладываются с молоком матери, но без труда, без учебы, без работы над собой стать нормальным руководителем, которого будет уважать коллектив, невозможно.

Один совет для коллег? 
Не будьте жилеткой. Понятно, что иногда надо выслушать, помочь. Но когда это переходит границы, во-первых, теряется некая субординация, во-вторых, получается, что это становится одной из ваших основных функций, что недопустимо.

Другие ответы: Ольга Михайлова, директор Новой Черноголовской школы (Москва),  Дарья Тимощук, основатель SmartFoxОльга Чельцова, директор Классической гимназии (Калининградская область).

 


Подписаться на канал 
«Школьная команда»

Партнерский материал 


Автор

Татьяна Зверева

Все материалы автора

Количество подписчиков: 0

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)