Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Как разыграть педагогический спектакль

Характеры детей в детском доме оказались сложнее, чем я думал и чем мне рассказывали, подготавливая к работе директором этого учебного заведения.

Уже с первых дней работы судьба послала мне испытание в виде нелюдимого и замкнутого воспитанника по прозвищу «Хмырь». Он бродил по территории детского дома один и смотрел на окружающих из под опущенных бровей. Я подумал, возможно у него дефект зрения, но оказалось – просто такая привычка. 

Есть ли у вас такие ученики-хмыри?

Хмырь доставлял немало хлопот учителям и воспитателям. Меня более всего озадачило содержание его записной книжки, которую случайно нашли в его комнате вместе с массой холодного оружия разного калибра. В этой «книжице» подробно и аккуратно описывались пытки и казни. На отдельной странице – также аккуратно – Хмырь составил список людей, которых он планировал подвергнуть этим самым пыткам и казням.

Долго не удавалось вывести «автора» на откровенный разговор. Буквально не находилось темы, которую можно с ним обсуждать. Он или уходил от разговора, или ничего не мог сказать в силу задержки умственного развития.

Я настойчиво и терпеливо продолжал свои попытки. Получалось, что во время наших бесед я что-нибудь рассказывал ему о своей жизни, а Хмырь или дремал, или всем своим видом демонстрировал полное равнодушие. Его интересовали только мои подвиги в армии и всегда на тему для меня неинтересную.

Наконец, когда уж совсем мое терпение подходило к концу, Хмырь, доверившись, раскрылся и рассказал свою биографию. Жизнь у него до нашего детского дома протекала ужасно. Мать с отцом постоянно пили и устраивали драки. Жили исключительно воровством – и его с малых лет привлекли к этому делу. Драться ему тоже приходилось с пеленок, вначале защищая себя от родительских побоев, потом нападая, отбирая наживу у таких же, как он, воров.

Отца он ненавидел. Мать не любил, но защищал от отца, когда тот уж очень жестоко избивал ее. Жили в подвалах. Где придется. Когда Хмырь стал взрослее и ему потребовалась своя кровать, он вместе с родителями отвоевали угол у такой же «семейки». При этом, как он рассказывал, пришлось убить женщину, которая никак не хотела уступать. В этой грязной схватке Хмырь впервые участвовал в убийстве.

Второе убийство произошло случайно. Отец, как обычно, избивал мать, та успешно давала сдачи, как обычно. И тут у отца оказался нож, который он приготовился применить.

Хмырь схватил отца за руку, вывернул ее, как делал обычно в уличной драке и всадил нож в его спину. Тот скончался на месте.

Мать, придя в себя, успокоила сына, сказав, что это вовсе не отец и, мол, никто не знает, кто его настоящий отец – их, возможных кандидатов, много. А этот появился потому, что было выгоднее «бичевать» вместе.

В этот момент мы ехали на машине, я был за рулем. Хотелось никогда не слышать этих рассказов. Стало страшно. Рассказать услышанную историю милиции? Ну и что? Посадят Хмыря в тюрьму. Сойдется он там с такими же дружками, отсидит и выйдет окончательно сложившимся бандитом. Я решил попробовать изменить судьбу ребенка.

Но, как привлечь его внимание к моим методам? Как убедить следовать моим принципам? Как воспитать положительный нравственный императив? Ведь, его интересует только насилие, воровство, драки. Вся предыдущая жизнь учила его именно этому и другого он просто не знал.

Мы начали изучать литературные произведения, в том числе русские сказки. Не все подряд, а только произведения о добрых поступках и о добрых людях. Я рассказывал ему «были и небылицы» о своей службе в спецвойсках – но только с небывало гуманным акцентом. Наконец мне удалось убедить Хмыря, что люди не только такие, как он встречал в криминальном мире. Есть люди с другими нравственными принципами, с другим поведением, которые живут в интересной романтике.

После этого мы стали заниматься спортом. Его, разумеется, привлекали единоборства. Помимо физических упражнений и приемов борьбы я фокусировал внимание на восточной философии, где добро всегда побеждает зло.

Постепенно Хмырь начал слушать меня внимательно и даже вникал в содержание разговоров, но осознания, убеждения никак не демонстрировал. Этот воспитанник оказался тем человеком, которого убеждала только реальная практика. Я понял, что непременно нужно доказать на практике верность теории о приоритете добра, порядочности, взаимовыручки.

В то время я был еще молод и не нашел другого способа, как сыграть «спектакль». Разыскал своего бывшего одноклассника, который по слухам занимался криминальными делами (слухи при встрече подтвердились). Рассказал ему о судьбе Хмыря. Мой одноклассник выслушал, уточнил несколько вопросов и согласился с моим «сценарием».

И вот в одну из наших совместных поездок мы с Хмырем «случайно» оказались в темном переулке, где нас встретили пятеро. У меня «были» деньги на питание детдомовских детей. Хмырь знал, что, если заберут деньги,  триста детей останутся голодными. Завязалась драка, я «участвовал в схватке» в соответствии со «сценарием». Когда Хмыря схватили и приставили ему нож к горлу, я закричал, что сдаюсь. Нас скрутили. Обоих приволокли в грязный подвал и стали допытываться: «Куда идем и что имеем?». Разговор велся на знакомой Хмырю фене. 

И тут я стал уговаривать бандитов не забирать деньги, мол, это еда для сирот. Услышав это те замерли. Расспросили Хмыря о нашем детском доме. Хмырь к моему удивлению рассказывал о детдоме в удивительно прекрасных красках. В конце концов бандиты, выругавшись как следует, отпустили нас.

По пути к машине Хмырь спросил меня удивленно: «Почему вы не убежали? Ведь вы могли это сделать. «Братки» ничего со мною не сделали бы без денег. Зачем вы заступились за меня?» Я спокойно ответил: «Потому что ты мой ученик и ты мой друг».

Всю дорогу домой мы молчали, потирая ссадины. Хмырь поверил в реальность «происшествия». Именно с этого момента Коля (так звали его по документам) начал меняться в лучшую сторону. Он стал настоящим мужчиной надежным товарищем и хорошим учеником.

Занятия спортом тоже не прошли напрасно. Он ушел в армию в спецвойска и добросовестно, я уверен, несет свою службу до сих пор. Такие мужчины тоже нужны.

Подписаться на канал Александра Городинского

Вы можете также принять участие в международном конкурсе литературного творчества «Вселенная Учитель» и рассказать о своей педагогической практике и своих учителях.


Автор

Александр Городинский

Все материалы автора

Количество подписчиков: 17

Подписаться Отписаться

Комментарии (2)

  1. Lubova Barker 20 Октября, 2019, 3:29

    Спасибо. С благодарностью к автору, радуюсь вместе с Колей (Хмырём) его встрече с «учителем-актёром», который изменил его судьбу. Учитель, применив актёрские данные, разыграл реальный спектакль(сценку) в которую поверил его ученик и в корне изменился.

    «Хмыря» жизнь – это горе...
    Ему бы в детский сад ходить.
    Про школы он не знал, страной «доволен»,
    Сам себя пытался научить.

    Он вырос так,.. такая доля.
    Он не просил его родить.
    Он видел только злобу, боли,..
    Не мог уйти и не умел он находить.

    Помог «фрагмент», «враг» отфутболен.
    Понял Коля, прошлому (Хмырю) не быть.
    Нашёлся друг, вокруг цветы и море,
    И жизнь дана, чтобы любить.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 месяц

    Род деятельности: Родитель

    Регион проживания: California, США

  2. Татьяна Анисимова 20 Октября, 2019, 7:57

    Вы как Антон Семенович Макаренко.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 5 лет

    Род деятельности: Воспитатель в дошкольной организации

    Регион проживания: Москва, Россия