Школы vs Центры технического творчества

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему школы, в которых учителя занимаются с детьми научными или инженерными проектами, существуют сами по себе, а центры технического творчества - сами по себе, и их пространства практически не пересекаются? А вот учитель из Санкт-Петербурга Анатолий Шперх задумался.

 

Поводом для осмысления проблемы послужил Балтийский научно-инженерный конкурс, на котором школьные учителя, педагоги дополнительного образования представляли научные или инженерные проекты своих учеников. География участников - от Красноярска до Петрозаводска. Проекты представлялись сложные технически -  металлообработка, 3D-принтинг,  лазерная резка. И вопрос возник естественный: а кто из научных руководителей для проекта воспользовался ресурсами ЦМИТа, лабораторий fab lab, Кванториума, не сильнозагруженных и "вооруженных до зубов"? "Ведь нельзя же не замечать, что рядом с нами, рядом со школами и дворцами творчества, в которых вечно всего не хватает, вдруг, как грибы, выросла целая сеть новых, современных, отлично экипированных центров, предназначенных именно для технического творчества?", - пишет Анатолий Шперх в своем блоге в "Фейсбуке".

Из 85 руководителей проектов ресурсами центров и лабораторий воспользовался только один. "Взахлеб рассказывает, как здорово сотрудничать с местным центром, какие инициативные люди там работают - возят детей на экскурсии, предоставляют доступ к станкам...Не разжигаю. Хочется понять, почему?". 

Правда, почему? 

Мнения людей, откликнувшихся на проблему, разделились. Возможно, виновата инертность системы, при которой отвергается все новое? Или сказывается отсутствие надлежащей рекламы (а иначе, откуда про центры можно узнать?). Или до детских проектов никому нет дела, разве что единицам?

По мнению участницы обсуждения Оксаны Глазуновой, одна из самых больших проблем - создание открытой  площадки для взаимодействия школ и ЦМИТов. При построении экосистемы нужно строить горизонтальные связи, доверять партнерам - это необходимое условие. И это сложно, считат она. 

По мнению учителя Александра Старикова, ЦМИТовская болезнь - это отсутствие мотивированных детей. При Советском Союзе была выстроенная система, которая работала: уроки труда в школе, хоошие или плохие, но были. Были Станции юных техников и Дворцы пионеров, в которых работали кружки технического творчества (авиа-, судо-, авто-, ракето- и космического моделирования, радио-кружки). "Детей было "как грязи" (извиняюсь за аналогию, сейчас даже "пыли нет") в этих кружках...", - считает учитель. По мнению Старикова, "пока не будет постановлено в школе трудовое (технологическое по новому) обучение хотя бы в рамках ознакомления с технологиями (подчеркну) классическими, ручными - болезнь будет процветать". Диагноз: никто ничего не сможет с этим сделать.

По мнению Ивана Каледина, простым повторением опыта прошлого ничего не изменить, нужна мотивация. А мотивация возникает из эмоции: "Вообще, по сути своей, мотивация - это запомненные эмоции - желание на подсознательном уровне повторить их. Поэтому выдернуть детей из гаджетов и замотивировать можно". И, что не менее важно - мотивация учителей и директоров школ: "Можно выстроить отношения со школой, но для этого вы должны понимать их картинку мира: их нужду, их проблемы, их желания..."

А, может быть, все объясняется гораздо проще? Как пишет учитель московской школы Виталий Лебедев, ЦМИТ "нафиг не нужны педагогам, так как занимаются в первую очередь не образованием, а обоснованием факта своего существования?"

Образование Аналитика
Вам будет интересно: