Ребенка избивают родители. Чем может помочь учитель?


Фотографии: Depositphotos / Иллюстрация: Юлия Замжицкая

Если ученик в слезах умоляет не ставить двойку, потому что «мама его убьет», — это манипуляция или крик о помощи? Психолог Зара Арутюнян уверена: так манипулировать дети не способны, а значит, ребенка надо спасать. Эксперт рассказала, как педагогу вычислить жертву домашнего насилия и что можно предпринять.

Тревожные «звоночки» 

Есть несколько признаков, которые совершенно точно указывают на то, что ребенка бьют дома:

  1. Подавленное состояние 
    Такие дети депрессивны, часто беспричинно плачут, приходят в школу в плохом настроении. 
  2. Высокая тревожность
    Дети, которые регулярно подвергаются избиениям, пугливые, нервные. Они вздрагивает при резких звуках, внезапных прикосновениях. Например, учителя любят, проходя между партами, погладить по голове, похлопать по спине. Если при касании ребенок неадекватно дергается, это может быть признаком того, что в его семье есть насилие.
  3. Паническая боязнь плохой оценки 
    Очень плохой знак, если ребенок прямо умоляет: «Пожалуйста-пожалуйста, не ставьте двойку, не ставьте тройку». Часто учителя ставят «что заслужил», считая, что поступают справедливо. Но если обычный ученик просто расстраивается из-за плохой оценки, то школьник, которого дома наказывают физически, впадает в истерику. Некоторых бьют даже за четверку.

Я как-то проходила в школе по коридору и видела, как ребенок просто трясется, он невменяемый, просит не ставить двойку. А учитель считает, что это все манипуляция. Я говорю: «Ты как себе представляешь манипуляцию? Это что, артистка больших и малых театров, народная артистка СССР, чтобы такое сыграть?». Такое сыграть нельзя. Надо засунуть свои представления о справедливости куда подальше и не ставить этому ребенку плохую оценку. Какая же это манипуляция? Там — беда…

Что делать учителю

Учитель должен помогать в ситуации, когда он подозревает насилие в семье ученика. Хотя закон и не обязывает его вмешиваться. 

Для начала стоит попробовать поговорить с ребенком в доверительном тоне. Можно аккуратно спросить, как дела дома. Но это должен быть очень тонкий разговор, ведь дети не любят агрессивных нападок на своих родителей. 

Прежде чем предпринимать дальнейшие шаги, хорошо убедиться, что на теле есть следы побоев. 

Конечно, мы не имеем права раздеть ребенка, но можно схитрить. Например, с помощью медсестры: отправить его на какую-нибудь фальшивый медосмотр, чтобы понять, есть ли синяки и характерные раны.

Если учитель уверен, что физическое наказание в семье существует, он должен обратиться к социальному педагогу и педагогу-психологу. Вместе они решат, что делать. 

Первый шаг — вызвать родителей в школу и тактично, аккуратно поговорить. Ситуации, по которым возникает домашнее насилие, могут быть разные. Представьте семью: восемь детей, мама — уборщица в три смены, а папа пьет. Совершенно понятно, что срываться на ребенке — это мамина логичная реакция на ее ужасную жизнь. И в этой ситуации лучше предлагать помощь, а не угрожать наказанием. Например, обратиться в социальные службы, органы опеки, которые ведь не только отбирают детей, но и имеют возможность помогать.

Если из общения станет ясно, что перед вами не нормальный родитель, а абсолютное зло, то тогда психолог, социальный педагог, органы опеки имеют право прийти домой к ребёнку и посмотреть, что там происходит.

В этом случае в дело вступает закон. Например, согласно статье 77 Семейного кодекса ребенка из семьи могут забрать в течение 24 часов, если его жизни и здоровью что-то угрожает. 

Если необходима временная изоляция ребенка от семьи, дети уезжают в социально-реабилитационный центр (СРЦ), где живут какое-то время. 

У многих это место вызывает хтонический ужас: считается, что там бьют, убивают, что там кошмарный кошмар. Но моя практика показывает, что это не так. Современные СРЦ — по крайней мере, в Москве — устроены весьма прилично. Многие дети говорили, что там отдыхали: хорошо ели, нормально спали. Да, там не мир розовых пони, но дома у этих ребят — совершенный мрак. 

Дети могут вернуться в семьи, если родители исправятся и устранят причины, по которым у них забрали ребенка.

Бить детей — не норма! 

Для маленького человека то, что происходит в его семье, — это норма. Но домашнее насилие таковой не является. Чтобы дети это осознавали, об этом с ними нужно говорить. Многие из них не понимают, что подзатыльник — это уже насилие. В некоторых семьях он даже не считается за «обидела» или «наказала». «Наказала» — это избиение ремнем до кровавых ран. Задача учителя — объяснять, что такое насилие и что семья — не место для этого. 

Дети почти никогда не говорят «меня дома бьют». Они, скорее, скажут «мама меня обидела/наказала», используют эвфемизмы. А значит, внутри они чувствуют: это неправильно, так быть не должно.

Этих детей жалко — они беззащитны. Если их не прикроет школа, то не прикроет никто. И одна из задач учебного заведения — заботиться о своих воспитанниках, особенно в ситуациях, когда родители этого не делают.

Читайте также:

Надо выносить сор из избы: в России о буллинге и суицидах в школах принято молчать 

 

Воспитание Здоровье и медицина Учителям
Вам будет интересно: