Президент занялся математикой, ожидаем последствий

В начале декабря Владимир Владимирович Путин высказался, что математике у нас учат не совсем, как надо, а программированию — совсем, как не надо. К преподаванию в школах привлекут наши международные математические центры... Я всегда вздрагиваю, когда руководство страны, начинает интересоваться образованием и вмешиваться в его дела. Потому что не помню, когда это приводило к чему-то хорошему.

До 1969 года у нас в СССР была четырехлетняя начальная школа (а полная средняя — 11-летка). На математике с первого класса учили счету на счетных палочках, арифметическим действиям — с помощью счетов, чтению — без замеров скорости, а писали ручками с пером, которое макали в чернильницу-непроливайку. В комфортном темпе, без спешки. Все было очень конкретно, так, чтобы потрогать, пощупать. Очень близко к системе Ушинского, который разработал все это в 1860-е годы. И, надо сказать, большинство крупных математиков нашей страны родом именно из этой дореформенной эпохи.

Однако страна в 1960-е годы уже начала отставать, требовался рывок, который начали со школы. К реформе школы привлекли ученых РАН, в частности академика Колмогорова, который сделал школьную математику абстрактной. Уже в началке — множества, уравнения, аксиоматический подход, доказательство теорем. Школьная математика стала похожа на академическую, но оказалась непонятной для подавляющего большинства,  девяти десятых детей, и быстро превратилась в самый нелюбимый школьный предмет.

Догнать и перегнать у нашей страны не получилось. Получился, наоборот, застой, но в те годы мы участвовали в холодной войне, активно строились институты Академии наук, развивалась отраслевая наука, возникали и расширялись вузы, поэтому математические знания и сами математики были востребованы. Заниматься математикой имело смысл.

В 1984 году, чтобы снова как-то оживить застой, по инициативе академика Велихова началась новая волна реформ школы, так называемая черненковская. Повысили зарплату учителям (со 120 до 140 рублей, как у инженеров), в школе снова ввели 4-х летнюю началку, и появился новый предмет — «Информатика и электронно-вычислительная техника». В те годы не было ни педагогов, чтобы вести этот предмет, ни вычислительной техники, чтобы как-то иллюстрировать то, о чем говорилось на уроках. Считали на пальцах, а компьютеры показывали на картинках. Потихоньку начали сами изготавливать разные Агаты, УКНЦ и БК, а нормальную технику (Yamaha и даже IBM) закупать за границей... И писать учебники по информатике.

«Помог» школе, если так можно выразиться, крах советской экономики в 1990-х годах: когда лишилось финансирования и закрылось множество НИИ, КБ и просто заводов. Сокращенные программисты и научные сотрудники хлынули тогда в школы и надолго утолили кадровый голод в специалистах по программированию. Одновременно в педагогических вузах развернулась подготовка школьных учителей информатики. 

Однако к настоящему времени все проводившиеся ранее реформы выродились в полный абсурд. Программисты ушли из школы в разные организации, где зарплаты были выше. Выпускники-информатики из педвузов — за ними тоже. Учебники по информатике сейчас в-основном написаны непрофессионалами, никогда ничего не программировавшими и даже WORD’ом пользующимися с трудом. Просто им оказалось сподручнее проводить свое творчество через экспертизу учебников, поскольку в экспертных советах сидят такие же, как они, «специалисты». На уроках информатики теперь проходят определения и глубокомысленные рассуждения авторов учебников о свойствах информации, а программирование изгнано из школы... «Учителя» — урокодатели просто читают учебник вслух и проверяют учащихся по вопросам внизу параграфов.

Все два последних десятилетия ни президентская администрация, ни правительство РФ не оказывали поддержки подготовке учителей информатики. Педагогические вузы постоянно находились на грани «оптимизации» или даже закрытия. Авторские коллективы по продвинутым учебным комплексам по информатике не получали премий на конкурсах, в которых побеждал бог знает кто...

В результате ликвидации НИИ, сокращения финансирования науки в стране потребность в математиках и просто хорошо подготовленных по математике специалистах исчезла, а подготовкой программистов занялись коммерческие факультеты университетов...

Да, эти центры помогут ввести в школьную программу тройные и криволинейные интегралы, дифференциальные операторы, уравнения в частных производных и теорию групп. И, наверное, найдутся уникумы школьного возраста, которые будут успешно решать задачи по этим темам на международных олимпиадах.

Но массовой школе ничего, кроме вреда, подключение признанных математических центров к обучению математике не принесет. И этот вред может быть значительным: нашей школе сейчас нужно двигаться не в сторону абстрактной математики и знаний, которые невозможно применить в окружающей жизни, а восстанавливать обучение четырем математическим действиям на основе счетных палочек и бухгалтерских счетов, для того, чтобы дети просто начали понимать, что они делают на самом деле, когда умножают и делят в столбик, а не бессмысленно выполняли бы рецепты математических действий. Вместо изучения производных и интегралов хорошо бы, чтобы школьники начали понимать, что такое дроби, и зачем нужен общий знаменатель. Дроби остаются той темой, которой в основном не владеет в настоящее время даже взрослое население страны.

Владимир Владимирович, пожалуйста, возьмите в свою администрацию хоть по одному специалисту, обладающему практическим опытом и не оторванному от реальности в той отрасли, о которой вы собираетесь выступать! Например, если вы говорите об образовании, посоветуйтесь с реально работающим в школе учителем или преподавателем вуза. А то ведь совсем ерунда получается!

Математика Политика
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ