Ответ министру Кравцову: хватит маниловщины!

Я уже писал, что у министра просвещения С.Кравцова сложилась тенденция публично выступать в стиле известной песенки «Все хорошо, прекрасная маркиза...» Вот, недавно в «РГ» вышла его статья о видении перспектив российской школы. Общественность загудела. В частности, в комментариях к новости об этом  на Педсовете. То есть, она и раньше гудела потихоньку, но тут загудела громко.

 

Почему? Казалось бы, ну описал министр благостную картинку школы, пообещал, что все будет в порядке, объявил, что «мы» уже активно работаем над изменениями. Ведь это только «видение» школы («видение» на языке стратегического менеджмента означает представление будущего организации без конкретизации способов его достижения). Критики министра сразу отметили, что министр и умолчал о каких-то реальных механизмах и шагах по реформам школы. Ну и что тут такого? Почему возникло возмущение?

А возникло оно потому, во-первых, что многие последние выступления министра и шаги министерства смахивают на лакировку действительности, уклонение от критического анализа реального положения дел. А то, не дай Бог, Владимир Владимирович прогневается... На все вопросы и проблемы школ, и в связи с пандемией, и в связи с массовыми увольнениями учителей, и в связи с хронической неготовностью к дистанционному обучению министр бодро рапортует: все в порядке, все идет хорошо. А ведь только слепой не видит, что это не так.

Проблемы школы (и не только школы, но и всего общества, экономики, самых различных сфер жизни всей страны) в последние месяцы стремительно нарастают, школа буквально обваливается на глазах. Однако власть этого не видит или делает вид, что не видит. Чтобы не реагировать на эти проблемы. Ее разрыв с реальностью становится катастрофическим.

Вторая причина недовольства «видением» Кравцова состоит в том, что этого просто невозможно, реализовать его видение, добиться, чтобы все было именно так. И каждый грамотный, сведущий в организации образования в стране человек это понимает. Что ни возьми из его «прозрений», все это невозможно в принципе. У них, в Министерстве, просто нет никакой возможности реализовать эти «хотелки». 

Начнем с совершенствования методик обучения, перехода от знаниевой (репродуктивной) парадигмы к деятельностной, к выработке у школьников практически полезных умений. Министру кажется, что «они» уже пересматривают программы и методики по естественно-научным и техническим предметам, переоснащают школьные лаборатории, усиливают подготовку учителей по предметам естественного цикла.

Вопрос: а как это все они могут делать, если это — прямое нарушение законодательства Российской Федерации и прямо противоречит сложившейся практике? А законодательство и практика таковы, что все программы, не только по естественно-научным и техническим дисциплинам, составляются и утверждаются непосредственно самими школами. Составлять программы — совершенно не прерогатива и функция Минпроса. Как и переоснащение школьных лабораторий. Школы в подавляющем своем большинстве в нашей стране находятся в ведении муниципальных властей, т.е. властей поселений, районов. И находятся на финансировании местных, региональных бюджетов. Министерство не имеет никаких средств ни человеческих, ни финансовых, ни на разработку программ, ни на оснащение школьных лабораторий. Минпрос может только выпускать некую нормативную документацию, рекомендации, объявлять конкурсы под выделенные фонды. 

А с фондами становится все труднее. В настоящее время региональные бюджеты имеют общую задолженность по стране свыше 2 трлн. Руб, и эта задолженность продолжает расти (примерно по 20 процентов в год). Это значит, что вот-вот может разразиться бюджетный кризис, и вся бюджетная сфера страны (т.е. не только образование, но и медицина, правоохранительные органы и силовики, админстрации всех уровней, армия) останутся без финансов.

Поэтому, дорогие учителя! Как это ни печально, но не рассчитывайте на повышение зарплаты в обозримом будущем. И необозримом. Как бы не оказалось так, что вы совсем останетесь без средств к существованию. Во всяком случае надо продумать стратегию своего поведения для этого случая.

Но возвратимся к программам. Конечно, Минпрос может влиять на федеральный стандарт, так или иначе формулировать под него техзадание. Мы уже видели по выступлениям в СМИ, что где-то в рукаве у Минпроса спрятан туз — проект ФГОС, в котором подробно расписаны все темы, все дидактические единицы предметов. Но ведь Минфин не должен Минпросу дать это сделать. Все по той же причине: преподавание предметов во все больших объемах и более качественно никак не подкреплено финансами. И кадрами.

Школа примерно знает объем своего финансирования, свои кадровые возможности, обеспеченность кабинетами и лабораториями, она представляет возможности и запросы своих учащихся и, исходя из этого, составляет учебные программы по предметам (и тарификацию). А вот если Минпрос заложит слишком подробную тематику в новый ФГОС, одну на всех, этот ФГОС просто массово и тупо не будет исполняться, и его тут же отменят. Потому что эта тематика не нужна учащимся, негде и некому этому учить, и нечем платить тем, кто учит.

Еще интереснее пассаж министра насчет методик, который «они» уже меняют. А знает ли министр, что согласно нашему законодательству каждый учитель сам выбирает методику преподавания в силу своего разумения? Так что «поменять методику» силами министерства, это примерно то же, что изменить воздушные течения над Европой или конфигурацию звезд в созвездии Ориона. 

Немного коснемся и подготовки учителей. Да, в последние месяцы удалось переподчинить Минпросвещения педагогические вузы страны, которых осталось всего 33. Когда-то в каждом регионе был педагогический вуз, но и педагогические институты и классические университеты все дружно готовили учителей. Потом вдруг все вузы, какие захотели, стали университетами. В классические университеты перелицевали и многие региональные педагогические институты. А они кому теперь подчиняются? Минобрнауки или Минпросу?

В результате планомерного сокращения вузовского образования, которое происходило в последнее десятилетие, оставшиеся и переподчиненные теперь министерству педагогические вузы потеряли около 50 процентов контингента студентов, а вместе с ними и перспективные молодые преподавательские кадры, научные школы, и сами влачат теперь жалкое существование на грани выживания. Еще бы, ведь они много лет были «неэффективными» в отношении привлекаемых средств и иностранных студентов.

Педагогические вузы теперь сами требуют многомиллиардных вливаний, комплексного обновления и переобучения преподавательского состава, чтобы превратиться из тормоза во флагмана образования.

Положение с обеспеченностью учителями школ, особенно в регионах, катастрофическое. Средний возраст учителей — 52 года. Они работают из последних сил, мечтают дожить до пенсии и совершенно не желают слышать о цифровизации и дистанционном обучении, о каких-то новых методиках и воспитывающих уроках. Они обучают детей по конспектам, сделанным ими на парах методики обучения, когда они учились в вузах в 80-е-90-е годы! Аттестация, придуманная Минпросом, для них — острый нож. А вы, товарищ министр, рассчитываете повысить их квалификацию, дать им новые методики и предметное содержание? Да учителя и сейчас уходят на пенсию в таких темпах, что их убыль невозможно восполнить приходящей в школу молодежью, поэтому важнейшие предметы уже не преподаются во многих школах страны с нужным качеством и в требуемых объемах!

Нет речи и о переходе к решению воспитательных задач, которого требовал Ппрезидент и о котором упоминал С.Кравцов. Самое главное, С.Кравцову нужно понять, или чтобы ему кто-то подсказал, что воспитанием совершенно бессмысленно заниматься в рамках классно-урочной системы. Конечно «уроки воспитания» тех или иных качеств или сторон личности поводить можно, но это совершенно бессмысленная и вредная затея. Уроки достаточно плохо работают даже когда это обучение, простая передача информации. Воспитание требует совершенно иного подхода. В СССР это прекрасно понимали, для этого существовало три детско-молодежных общественных организации (вспомнит ли, что это было?), развитые формы детского самоуправления в классах и в школе (которые кое-где работали вполне неформально), кипела большая внеурочная, внеклассная деятельность. А теперь вы рассчитываете с помощью классных часов всю эту махину сдвинуть? Фи!

Короче, положение дел сейчас таково, что вывод российского школьного образования на передовые мировые позиции откладывается и притом очень надолго.

Товарищ министр! Мы все понимаем: вы оказались сейчас в трудном положении. От вас сейчас многого ждут и, часто, это противоположные, взаимоисключающие вещи. А вы пытаетесь сгладить противоречия, примирить противоборствующие стороны. Это не получится. И, между тем, выделенный вам кредит доверия давно закончился. Для начала реальных дел нужно наконец начинать смотреть на происходящее в реальном свете. И как-то сообщить общественности, что вы знаете, как работает школа, и понимаете, что в ней сейчас происходит. Не только внутри МКАД. И, пожалуйста, не надо больше маниловщины в выступлениях.

Минпросвещения и Минобрнауки Политика
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ