«Она постоянно провоцировала меня»: исповедь учителя физики об отношениях с десятиклассницей

История о том, как учитель физики не смог удержаться от любовных отношений с десятиклассницей, избежал увольнения и мечтал прожить с ученицей долгую и счастливую жизнь.

Физик

Меня зовут Александр, я преподаю физику и факультатив по программированию в средних и старших классах. Эта история приключилась 10 лет назад, когда мне было 38 лет. В 2011 году я был в разводе, но у меня сохранились прекрасные отношения с сыном-девятиклассником. Я помогал ему с физикой, мы часто выезжали кататься на байдарках и ходили в горы. Как-то устраивать личную жизнь на тот момент не планировал: никого не искал специально – ни на сайтах, ни вживую. Просто ходил на любимую работу, воспитывал сына, занимался радиолюбительством. Последнее сделал официальным кружком в школе.

Мария преподавала алгебру. Я никогда не интересовался ее жизнью вне школы, но как-то в процессе празднования 8 марта мы с ней разговорились, и я почувствовал ее интерес к себе. Она тоже была в разводе, воспитывала дочь. Начинать новые отношения в ближайшее время я не был готов. Но переспать друг с другом мы были не против, как только подвернется такая возможность.

Десятиклассница

Полина училась в математическом классе, но всегда списывала физику. Я это видел, но она собиралась поступать в гуманитарный вуз, поэтому я закрывал глаза на шпаргалки. Она дружила с Викой, дочкой директора школы. Они обе записались на дополнительные занятия по программированию и физике, а затем стали приходить в радиокружок. Полину я практически не замечал и относился к ней как ко всем остальным. И не сразу обратил внимание, что она практически всегда стала уходить последней, отыскав причину, чтобы задержаться.

Однажды она попросила меня сделать ей кофе и я согласился. Я постоянно пил его в своем подсобном помещении, где было оборудование для радиолюбительства.
Она часа два задавала мне нелепые вопросы по задачкам программирования и спорила со мной, пока к нам не зашел охранник и попросил выйти из школы. Затем она заинтересовалась, где я покупал свой плащ, а через пару недель пришла примерно в таком же. Когда она подошла к моему столу, взяла сигарету и попросила закурить – я не сдержался и попросил ее не наглеть.

Где-то за месяц до летних каникул Полина с Викой появились в моей подсобке безо всякой причины. Они сказали: «Давайте поспорим? Если мы победим – вы исполняете нашу любую просьбу. Если вы – мы исполним вашу». Это было неожиданно и почему-то очень меня рассмешило, я согласился. Они спросили: «Что может спасти смертельно раненного кота?» Булгакова я любил, поэтому тут же ответил: «Глоток свежего керосина!» Они сказали: «А вот и нет! Глоток бензина, не керосина!» (прим. «Единственно, что может спасти смертельно раненного кота, – проговорил кот, – это глоток бензина...»). Они отлично подготовились и точно чувствовали, что, если я дал слово – я его сдержу. Награду попросили такую: бутылку коньяка и мой личный ключ от кабинета физики на неделю. Расскажу кратко, что они устроили: первые дни сидели и списывали контрольные, которые лежали в шкафу. В последний день перед сдачей ключа они напились в кабинете, использовав мерные стаканчики, разлили коньяк по кабинету и разбили несколько приборов. Это было перед выходными. Я был в ярости: нашел телефон Полины, позвонил ей и наорал, что они меня подставляют. Вместо извинений Полина сообщила, что победителей не судят.

Тринадцатый билет

Каждый год я устраивал итоговую контрольную по физике в формате как у студентов, с вытягиванием билетов. Но с небольшой авторской составляющей: 13 билет был «счастливым». Его обладатель автоматически получал оценку пять и отправлялся домой. Полина всегда приходила на контрольные, обвешанная шпаргалками. Я рассчитывал отомстить ей на экзамене, но именно она вытащила счастливый билет, получила незаслуженную пятерку и ушла.

В середине лета я и Мария оказались в составе группы учителей, отправленных со школьниками на летнюю отработку. В нашем случае это не было формальностью, более того – я придумал и организовал полноценный выезд в лес. Вместе с учителем экологии мы разработали программу. Полина и Вика записались в группу и поехали с нами. Они вели себя примерно, но я с ними почти не общался, старался избегать.

В один из вечеров мы с учителями выпили, и я подумал, что пора настраивать отношения с Марией. Я позвал ее в свою палатку: вход был плотно заклеен, снаружи лежали мешки с водой, которые лопнули и залили нас какой-то жижей. Я сразу понял, кто это сделал. Набрал воды, открыл палатку, где были Полина с Викой, выплеснул на них воду и ушел. Они орали как ненормальные, что им теперь холодно. Я принес им сухие вещи и отправился спать. С Марией в тот вечер ничего не вышло. Ночью Полина забралась ко мне в палатку, разбудила и сказала: «Пойдемте погуляем?». Не знаю, зачем я согласился, но мы пошли в лес, болтали о разной ерунде. Обратно ехали в автобусе: Полина специально села напротив, чтобы полтора часа соприкасаться со мной коленками. Осенью, когда они перешли в 11 класс, после очередного дополнительного занятия она попросила меня остаться в кабинете и посмотреть какой-нибудь фильм, пока я не закончу свои дела. Не помню, какой это был фильм. Но помню, что сделал ей кофе и сел смотреть рядом – мы начали целоваться.

Любовное настроение

Каждый вечер мы с Полиной созванивались и по несколько часов разговаривали обо всем. По выходным мы уезжали в дальние районы города, чтобы погулять там. Прятались в подъездах на пожарных лестницах, сидели во двориках и на детских площадках в сумерках, забирались далеко в парковые зоны. Мария к тому времени перестала со мной общаться не по делу, я тоже практически не вспоминал о ней.

В моих мыслях была только Полина. Я часто дарил ей небольшие подарки: духи, что-то сладкое, книги. Мы только целовались и для меня это было тяжело физически. Она постоянно провоцировала меня на что-то большее. Иногда я не выдерживал: трогал ее голое тело в разных местах под одеждой. Заняться с ней сексом было моей ежедневной мыслью и желанием. На уроках я не мог на нее смотреть, возбуждаясь от одной мысли о ней. Позвать ее к себе домой я не мог, так как жил с мамой. Однажды, когда родителей Полины не было дома, она позвала меня к себе в гости. Я не мог отказаться от такого. Мы разделись и были максимально близки к сексу, но я сумел себя остановить, пытаясь доставить удовольствие Полине. Ей было полных 16 лет, уголовная ответственность мне не грозила. Но она была девственницей: меня это останавливало и сильнее возбуждало одновременно.

В школе про нас ходили слухи. Не исключено, что их распространяла Мария. Скандал произошел почти перед выпускным: мы забыли закрыть дверь в подсобке, Полина сидела на столе, моя рука находилась в ее расстегнутых джинсах, мы целовались. Дверь открылась и тут же захлопнулась: это была моя коллега. Меня вызвали к директору, но разговор был неожиданный: я получил только предупреждение. Все это благодаря вмешательству подруги Полины и ее мамы директора.

Выпускной

На выпускной я пришел, когда официальная часть уже закончилась и весь класс Полины отправился гулять по набережным. Я сделал ей предложение. Сказал, что хочу прожить с ней всю жизнь (уточнив, что сложную, потому что я не очень хорошо зарабатывал) и ребенка. Полина не ожидала такого поворота и попросила время подумать. Летом мы с ней практически не виделись, только созванивались. Она готовилась к экзаменам, я ждал. На ее поступление запланировал сюрприз: арендовал домик в лесу, привез туда еду и вино. Планировал подарить кольцо, определиться с датой знакомства с ее родителями и свадьбы, наконец-то по-настоящему переспать с ней. Ждать свадьбы для последнего не было никакого смысла, ведь я был уверен, что она согласится.

Учебный год начался. Но она перестала выходить на связь, игнорировала мои сообщения и звонки. Потом сама назначила встречу и сказала, что отказывается. Причины привела две. Во-первых, гуляя тогда на выпускном по набережной, она почувствовала, что вообще пока не хочет выходить замуж. Во-вторых, она влюбилась в какого-то известного диджея, нашла его, встретилась и переспала с ним. Последнее меня просто убило, потому что я не сомневался, что стану первым и единственным мужчиной Полины. Я спросил, встречаются ли они. Она ответила, что встречались несколько раз и больше не планируют.

Финал

Какое-то время я настойчиво пытался уговорить Полину изменить свое решение. Она игнорировала меня. Потом я начал пить и не мог остановиться писать ей, но она не ответила ни на одно мое сообщение. Однажды по пьяни я попытался подкатить к Марии – она меня послала. Прошло уже 10 лет, периодически я встречаюсь с разными женщинами, но так и не женился ни на одной, мама умерла, новых детей у меня нет. Чувства к школьницам у меня периодически возникают, с несколькими из них я даже пытался встречаться, не с одной не заходил настолько далеко, как это было с Полиной.

Что скажет психолог

Мнение семейного психолога, автора книг о воспитании,  Елизаветы Филоненко: 

Почему учитель согласился на дурацкий спор и купил девочкам алкоголь?

С самого начала герой только ведется на активность девочек. Сам он проявляет инициативу уже под конец истории, когда героиня становится более взрослой и независимой. Это может говорить о том, что он с самого начала подсознательно понимает, что поступает не слишком правильно. Именно пассивностью он пытается снизить собственную ответственность: сам не знает, как его во все это занесло, четко не осознает, что делает.

В его рассказе упускается момент, что девочки, одна из них, начинают вызывать у него отчетливую симпатию, а у поступков героя будто нет четкой причины. Но девочки повели себя смело не просто так: значит, он как-то проявлял то, что не против втянуться в их игру. Его личная жизнь — такое белое пятно. Можно предположить, что в этой области у него преобладала скука. И с помощью таких полуигровых отношений в начале истории, он решает вопрос хандры. 

Почему учитель променял отношения со своей ровесницей на отношения с ученицей? Разве он не понимал опасность и нестабильность всего?

Отношений с ровесницей у него практически не было. Была симпатия, но он не предпринял никаких серьезных попыток, чтобы развить их. Мы видим вялый интерес. С Полиной он тоже не собирается вступать в отношения: каждый его шаг— случайный, он идет туда, куда его ведут. Вероятно, строить отношения для него было в принципе сложно. Мужчина все-таки делает это, даже если речь не идет о женитьбе. А он — просто повелся на драйв, который исходил от девочек. 

Учитель перешел рамки в плане физического контакта и не просто мечтал о сексе с Полиной, но и совершил некоторые действия. Это нормально? 

Есть такие типы сексуальных предпочтения: гебефилия (прим. половое влечение взрослых людей подросткам обоих полов) и эфебофилия (прим. половое влечение взрослого человека к юношам в период полового созревания). Можно предположить, что герой имел некие такие склонности. Но чтобы это утверждать, нужно точно знать еще о подобных случаях с этим человеком. 

Влечение зрелого мужчины к юной девушке не является странностью: это социально не одобряемая история, запретный и неэтичный, но физиологически объяснимый роман. С точки зрения тела девушка была зрелой и постоянно его провоцировала. Их отношения перешли социальные рамки, но с физиологической точки зрения здесь нет ничего особенного. 

У такой пары есть будущее?

Такие пары обычно распадаются после короткого периода, когда удовлетворяют потребности друг друга. Если девочка активно ищет отеческую фигуру и если потребности обоих долго не трансформируются, такой брак может просуществовать долго. Но чаще всего, с окончанием «болезни роста» у младшего партнера, такие браки заканчиваются. 

Воспитание Учителям
Вам будет интересно:

Комментарии (0)