Можно ли переломить тенденцию к ухудшению образования в стране?

На образовательных ресурсах интернета и в прессе регулярно появляются разные победные реляции и описания «ноу-хау»: вот открылся еще один «кванториум», вот наши замечательные одиннадцатиклассники снова выиграли золотые медали на международной олимпиаде по математике, вот создана новая цифровая система обучения с искусственным интеллектом... Но что-то эти успехи не радуют, потому что вряд ли они изменят общую и стабильную тенденцию ползучего снижения качества образования, исчезновения у детей в массовом масштабе интереса к учебе, а также все чаще происходящий суицид, скулшутинг и прочие неприятности со школьниками.

Почему это происходит?

Конечно, это происходит не случайно, а в результате действия сложной, разноуровневой системы факторов. Кто-то будет твердить, что во всем виноват капитализм, при этом забывая, что упадок начался у нас еще при социализме, а капитализм не мешает многим странам развивать образование и повышать его качество. Другие будут убеждать, что все дело в ЕГЭ, он разрушает образование. Да я и сам так когда-то думал. Но на самом деле ЕГЭ был задуман и введен как инструмент управления качеством образования, чтобы как-то сдержать его снижение. И сразу же оказалось, что это экзамен для всей страны, все дружно ЕГЭ провалили, не справились с ним — такое море ловкачества и коррупции он вынес на поверхность, что потребовались по-настоящему драконовские меры, чтобы хоть как-то обеспечивать видимость законности при его проведении.

А многие будут утверждать, что виной всему — низкие зарплаты учителей, и стоит их повысить, как тут же качество образования начнет расти. Однако низкие зарплаты бюджетников возникли не вдруг, они сами являются следствием каких-то достаточно глубоких причин, которые сами заслуживают выявления и анализа.

Так что это не ЕГЭ во всем виноват и не низкие зарплаты. 

Подозреваемый номер один — бюджетный механизм финансирования огромной части экономики всей страны, и, особенно, образования.

То есть такой подход, при котором всевозможные налоги и акцизы складываются в большую московскую централизованную кубышку, и по чуть-чуть в местные бюджеты, а потом распределяются (причем около трети засекреченно!) на расходы так называемой бюджетной сферы. То есть на государственный аппарат и разного уровня администрации, оборону, национальную гвардию, полицию, культуру, медицину, науки и даже на содержание мумии одного уважаемого человека. Ну, и немного остается, по нормативам, на образование. На вузы — из федеральной кубышки, а школы — из маленьких местных копилочек. А это значит, прежде всего, что в образовании тратятся деньги хоть и из тоненького но никогда не иссекающего ручейка. И школы уже вполне стабильно получают денежки и на оплату налогов на недвижимость, и на ЖКХ и на ремонт с охраной. А если вдруг директор заводит речь, что на ремонт или охрану денег нет и надо собирать с родителей, то это уже прямая коррупция... 

Самый вопиющий сценарий взаимодействия образования и бюджета — строительство и оснащение новых школ. Современные жилые микрорайоны, обычно проектируются и строятся так, что жилые дома, приносящие деньги от покупки в них квартир, растут очень быстро, а внутри этих микрорайонов долго-долго остаются незастроенными пустыри, предназначенные для социальной инфраструктуры — школ и детских садов. Потом вдруг  коммерческая компания строит школы или детский сад на кредитные средства банка, а муниципальная власть потом это здание выкупает, когда «пробьет» выделение средств в бюджет. Причем это огромные средства: одно место для ученика или воспитанника сейчас стоит от 2-х миллионов в провинциальном городе и до 5-6 в Москве. Вы понимаете? 6 миллионов! Одно место!  Умножьте на 2000-3000!.

Как бы случайно, не нарочно, конечно, но разработаны такие СНиПы и такие СП (строительные нормы и санитарные правила), что школьное или детсадовское здание должно быть обязательно большим и очень дорогим. Более того, ремонт таких зданий, если они старые, также обходится очень недешево. 

Вот автор сейчас занимается строительством здания под частную школу. Конечно, это будет школа не на 2000-3000 мест, а небольшое здание для 100 учащихся. Но стоимость одного места в нем составит примерно 150 тысяч рублей, более чем в 10 раз меньше, чем при строительстве школы на бюджетные средства. Понимаете?

Расходы государства из бюджетных денег — это пример нерационального, расточительного расходования наших с вами средств! 

Возьмем теперь такой часто обсуждаемый и, буквально, навязший в зубах вопрос, как зарплаты бюджетников. Получают из бюджета свои зарплаты, хоть и тощенькие, но стабильные, учителя. Причем (обратите внимание!), зарплата учителя практически не зависит от качества его труда. Да-да, зарплата учителя зависит от чего угодно: от категории, от результатов аттестации, то есть сдачи неких экзаменов и работ неизвестно кому, и особенно от его лояльности директору и начальству вообще, а вот от качества труда — практически зарплата не зависит! И учитель может быть уволен по множеству разнообразных причин: и поссорился с начальством, и вышел на пикет или митинг, и если не сдержался и написал что-то на лбу нерадивого ученика или дел тому затрещину (я вовсе не оправдываю такие непрофессиональные действия).

Но вот за низкое качество работы учителей никогда не увольняют. Если они перестают готовиться к урокам и просто читают детям параграфы из учебника или даже задают прочитать самим. По таким критериям уволить учителя невозможно: мы — страна, стоящая на страже прав трудящегося! Как показывает практическое знакомство с отечественным трудовым законодательством и судопроизводством, уволить плохо работающего учителя, или даже если он просто перестал ходить на работу, очень трудно, почти невозможно! Он отсудит причитающуюся из бюджета зарплату за все месяцы, пока будет тянуться судебное дело, после того, как его уволят.

Но, конечно, я немного утрирую ситуацию. Вокруг учителя существует множество персон (также оплачиваемых из бюджета), функция которых — следить за учителем, не давать ему расслабляться и заставлять подтягивать качество работы. За учителем следят завучи, методисты, директор, инспекторы отделов и департаментов образования, не дремлют и родители учащихся и, наконец, сам Рособрнадзор. Активно бьются за качество образования еще и разные методические службы, институты развития образования и т.д. Вся эта махина за бюджетные деньги стремится увеличить качество труда учителей, но кто будет бороться за повышение качества труда всех этих контролеров и надсмотрщиков? 

Вот и получается, что уровень заработных плат в бюджетной сфере, которые гарантированы и стабильны, примерно соответствуют производительности труда работников, в том числе — учителей.

Он невысокий, потому что школьники, в своей основной массе, не очень-то хотят учиться, а потом, когда вырастают — выросшие их них работники не очень-то хотят работать и тем самым повышать уровень развития экономики. Даже если взять и начать выдавать учителям высокую зарплату, сразу же вспыхнет инфляция и выданные деньги обесценятся. Потому что количество (и качество) товаров и услуг, на которые мы тратим зарплаты, и которые определяют качество жизни, не изменится. В этом круговороте денег и товаров, начинать надо с товаров, с улучшения качества труда и повышения производительности. И только много позже — повышать зарплаты.

Вырваться из этой ловушки можно, лишь отменив бюджетный принцип финансирования, и отменив сам бюджет в принципе. Но, ясное дело, нам самим это не понравится. Так что в ближайшее время в образовании изменить что-либо, повысить зарплаты, снизить уровень бюрократизации — не представляется возможным. Мы обречены на сохранение статус-кво, то есть на достаточно долгий период бюрократизация учительского труда, низкие зарплаты — все это останется неизменным. Денег нет. Добавим — за такой труд. Но вы держитесь!

Экономика и предпринимательство Политика
Вам будет интересно:

Комментарии (0)