Мания контроля

Некогда товарищ Ленин провозгласил, что для Советской власти главное – учёт и контроль. Уже и СССР нет, и коммунисты лишь скромно прозябают в парламенте, а власть по-прежнему тщится всё контролировать.

Я далёк от мысли, что школа – главный объект чиновных экзерсисов. Однако же мы менее всего защищены от волюнтаризма и самоуправства начальства, да и «дурость каждого» (вспомним Петра Первого) в школе виднее, чем в других сферах. Ибо в любом классе за происходящим наблюдают – пристрастно и внимательно – три десятка глаз. И правильно делают: именно их имеют в виду штабные стратеги, в очередной раз грозя и требуя отчёта об исполнении по форме №2. В них стараются воспитать главные качества строителей очередной версии новой России – дисциплинированность, послушание, страх Божий. И, конечно, умение ходить строем и разбирать автомат Калашникова.

При очевидных вычурности и разнобое вся деятельность чиновников Минпросвещения, похоже, посвящена достижению именно этой благородной цели.

Просто для примера: почему выбор учебников по любому предмету неуклонно сокращается (что сужает поле творчества учителя – да и качество образования снижает, ибо министерские эксперты в неизреченной мудрости своей снайперски удаляют из списка именно лучшие учебники)?

Если бы только по истории и литературе, тогда понятно: прутковский проект «О введении единомыслия в России» явно находится на обсуждении в профильных комитетах Госдумы. Нет, в математике, физике и т. д. происходит то же самое. Конечно, идеалом для властей предержащих является советская школа, в которой можно было переехать из Находки в Нальчик – и наутро новый учитель начал бы урок с того предложения, на котором остановился предыдущий песталоцци на другом краю страны (если я и утрирую, то лишь чуть-чуть). Однако причина не в удобстве издателей учебников и даже не в дележе пресловутого мешка денег, выделяемого ежегодно для закупки оных («откаты» – лишь приятный бонус). Одинаковые учебники и однотипные программы очень облегчают работу всяческих проверяющих комиссий, члены которых обычно не страдают избыточной педагогической квалификацией и предпочитают иметь дело с составленными по нормативу бумагами и стандартными уроками, организованными по шаблону, написанному кем-то лет 30 назад… (шаг влево-вправо рассматривается как побег…).

Хороший учитель предпочитает самостоятельно мыслящих учеников, спорящих, требующих аргументов. Ибо именно в работе с такими школьниками мы растём как профессионалы… да и вообще с ними интереснее.

Посредственный ментор любит умеренных и аккуратных. С годами всё очевиднее: образованием в РФ заправляют плохие учителя.

Дорвавшиеся до власти педагогические молчалины пытаются ограничить, запретить и контролировать всё. Это ещё можно было бы понять, если бы за ними самими бдили фамусовы и скалозубы. Но нет: сверху донизу за школами надзирают одни сплошные молчалины, в административном восторге стремящиеся уже к контролю ради самого контроля. Ныне, присно и во веки веков.

Между тем избыточная регуляция отнюдь не безобидна. Лишённые свободы самовыражения учителя работают хуже, теряют в креативности. Талантливая молодёжь не идёт в профессию. Прямо скажем: уровнем наших зарплат никого не соблазнишь, а если ещё и возможности для творчества нет… Так своими руками мы лишаем страну будущего. Ибо будущее, как Лес у Стругацких, нельзя контролировать – его можно лишь уничтожить.

Что и получается у высокого педагогического начальства (и «смотрящих» за образованием депутатов) лучше всего…

Карьера и профессиональный рост
Вам будет интересно:
Участники