Я – вторая мама, или Каторга за гроши

Моя коллега той поры, когда я работала в школе, частенько говорила, что не представляет себя без классного руководства. Она работает в школе уже 28 лет, и все эти годы берет классы. Вообще, в ее системе приоритетов классное руководство стоит выше, чем преподавание. «Я – вторая мама!» - повторяла она с гордостью. Я знаю еще несколько учителей, которые думают аналогично. Но, когда мы на Педсовете публикуем новости, имеющие отношение к теме классного руководства, мы получаем немало комментариев, в которых учителя об этой своей деятельности отзываются без особой симпатии к ней. 

Ульяна Смекалина: «Я сама готова приплачивать, но только чтобы без классного руководства! Когда-то не представляла себе таких настроений. Всегда был класс и классная жизнь. Есть что вспомнить. Но то, что сейчас происходит, никак не вдохновляет, и никакие деньги не стимулируют. Ну или это должны быть другие деньги, где, как говорится, «как вспомнишь за что, так и ладно».

Сергей Евсютин: «Лучше бы, если бы ввели должности освобожденных классных руководителей. Один классный руководитель на 3-4 класса. В настоящее время многие российские учителя фактически выполняют работу по трем должностям - учителя, классного руководителя и помощника учителя».

Эльвира Сахарова: «Да-а, а аж целых 3 тысячи рублей! Огромные деньжищи за тот, простите, геморрой, который у классных руководителей тире предметников образуется ежедневно и без выходных. 
Мне тоже всегда нравилась идея освобождённых классных руководителей. Люди, действительно, занимались бы воспитанием, успевая вникать в насущные проблемы и потребности своих подопечных, выстраивая стратегии развития и личностного роста ребят. Мечты, мечты... Грустно...»

Ирина Короткова: «Интересно, кто горит желанием вести классное руководство?! Обуза».

Олег Жаровский: «В начале июня ходил на собеседование на новое место работы; директриса сказала: «24 часа и обязательно классное руководство». Я сказал: «С нагрузкой согласен, классное руководство не беру уже 16 лет, и сейчас даже не собираюсь». В начале августа на втором собеседовании перед приёмом на работу - уже предлагают 30 часов. Вопрос вдогонку: «А классное руководство будете брать?» Отвечаю: «Нет». В результате - класс (10А) отдали ... завхозу».

Галина Кононова: «Кто это придумал должен сам показать как это выглядит.Классное руководство это каторга за гроши».

Валерий Дикалов: «Анекдот: Два грабителя встречают вечером идущую домой молодую учительницу, останавливают и вежливо предлагают: «Отдай часы, детка!». На это предложение слышат странный ответ: «Часы не отдам, заберите классное руководство, отдам с удовольствием».

О классном руководстве как части работы учителя я поговорила с десятью учителями, живущими и работающими в разных уголках страны.

Учитель-предметник и классный руководитель – это разные профессии

Елена Викторовна, классный руководитель 11 класса, г. Тверь: «Я очень люблю свою профессию, очень люблю детей, но я абсолютно уверена, что учитель-предметник и классный руководитель – это разные профессии и ими должны быть разные люди.

Я бы с огромной радостью навсегда отказалась бы от классного руководства, но, боюсь, мне никогда этого не дадут сделать.

Я преподаю химию, то есть работаю с 8-11 классами, и когда мне дают классное руководство в 5-ом, начинается мое мучение на три года. Я у своих детей не веду уроки, я их не знаю, они не знают меня, встречаемся раз в неделю на классном часе. Как я могу ими заниматься, их воспитывать, вообще что-то им давать в таких условиях?! А родители начинают названивать с 1 сентября. И вот звонит мне в середине сентября мама и говорит: «Здравствуйте, я – мама Вани Иванова, хотела узнать, как там мой Ваня, все ли у него хорошо?» А я понятия не имею, кто этот Ваня, я детей видела всего 2-3 раза. Но признаться же не могу: стыдно. Ох! 

Если совсем честно, для меня классное руководство – это вечный геморрой. И вот сейчас у меня выпускники, через 2 месяца я с ними попрощаюсь, но у меня не получается думать о них с теплотой и нежностью, потому что все мои мысли о том, что с сентября у меня будет очередной пятый класс, и все по новой. Эти мысли мне еще весь отпуск отравят. И ничего с этим мне не поделать».

Учителю никто не доверяет

Светлана Ивановна, классный руководитель 7 класса, г. Екатеринбург: «Я как раз совсем не против классного руководства. У меня 30-летний опыт, я многое умею и знаю, и способна из 30 разных деток создать единый коллектив. Но в нашей системе образования так все устроено, что учителю никто не доверяет.

Я могу составить свой план воспитательной работы на год, тематический план классных часов, но работать по этим планам мне никто не даст, спустив в декларативном порядке совсем другие планы.

Потому что им всем там, наверху, почему-то виднее, какие классные часы и мероприятия нужно мне проводить с моими детьми. И это, конечно, очень обрубает крылья. Приходится выкручиваться и по факту делать двойную работу, чтобы и указания начальства выполнить, и решить свои задачи. 

Про оплату классного руководства даже говорить смешно, мы эту работу делаем как волонтеры: практически бесплатно. Мне, как и многим учителям, приходится подрабатывать репетиторством, так вот одно мое занятие с учеником стоит столько же, сколько месяц классного руководства. 

Сейчас Васильева стала говорить о том, чтобы вернуть в школу воспитание. Странно, что министр образования не в курсе, что оно из школы никуда не девалось. Чем, по ее мнению, занимаются в школе классные руководители, если не воспитанием? Когда я беру маленьких, первые пару месяцев я вынуждена их учить самым элементарным вещам: что утром надо здороваться друг с другом и учителями, что надо говорить такие слова, как «спасибо» и «пожалуйста», что мальчики должны пропускать вперед девочек, что нужно иметь в кармане носовой платок и им пользоваться и т.д. Это разве не воспитание? Или с точки зрения министра,  воспитание – это непременно патриотические мероприятия? Так чтобы воспитывать патриотизм, надо сначала развить в ребенке какие-то базовые вещи, воспитать человечность, вежливость, милосердие. А уж потом, на эту подготовленную почву можно шарахать патриотизм».

Не самая плохая общественная нагрузка

Ольга Николаевна, классный руководитель 10 класса, г. Москва: «В нашей реальности классный руководитель – это действительно вторая мама или второй папа. Мы проводим с детьми времени ничуть не меньше, чем современные родители. Иногда о детях, о том, что их волнует, о чем они думают, с кем они дружат и враждуют, мы знаем существенно больше, чем их родители. И, когда у родителей возникают проблемы в отношениях с детьми, они приходят именно к нам за советом. 

Знаете, чем у меня забит ящик стола на работе? Там прокладки, пластыри, пузырьки с валерьянкой и т.д. И все это регулярно используется детьми. А еще держу и пополняю запас сушек, пряников, сухариков. Потому что моим детям по 15-16 лет, они все время хотят есть.

А я – нормальная женщина, во мне материнский инстинкт силен и есть потребность накормить, утешить, помочь ребенку, даже если это не мой сын или не моя дочь. Дети – есть дети, и мои школьные дети для меня почти как родные. 

В нашей школе классные руководители еженедельно заполняют журнал классного руководства, в котором мы должны расписать 7,5 часов. Обычно туда вносится классный час, организация питания, подготовка к школьным мероприятиям, работа с родителями. 7,5 часов в неделю! Смешно, правда? Думаю, эту цифру надо умножить, как минимум, на 4, чтобы она отражала реальность. 

Про оплату классного руководства даже говорить не хочу, там говорить просто не о чем. Считаю, что классное руководство для меня – общественная деятельность. Вот кто-то для детских домов вещи собирает, кто-то бомжей кормит, кто-то по выходным в парках мусор собирает, а я каждый день провожу в качестве второй мамы для 28 подростков. Не самая плохая общественная нагрузка».

Никто не заставит меня перерабатывать

Елена Александровна, классный руководитель 7 класса, г. Тольятти: «Для меня классное руководство – просто еще одна часть обязанностей, за выполнение которых мне платят зарплату.

Я не вижу в себе ресурсов и необходимости как-то сильно вовлекаться в эту работу.

Делаю все необходимое, но не больше. Например, я никогда не даю ни детям, ни родителям номер своего телефона. Они знают телефон школы, знают адрес моей электронной почты, этого вполне достаточно для того, чтобы передать мне какую-то информацию. И работаю я только в свои рабочие часы, никто не заставит меня перерабатывать».

Родители – это мной ночной кошмар

Елена Олеговна, классный руководитель 5 класса, с. Андреевское: «Если бы все дети в моем классе были бы сиротами, я была бы самым счастливым классным руководителем! Потому что с детьми у меня проблем не бывает, я умею их строить, но вот их родители – это мной ночной кошмар! Они делятся на две почти равные группы: «яжематери» со всеми вытекающими последствиями и пофигисты, которым наплевать на собственного ребенка. Трудно и с первыми, и со вторыми. 

По опыту знаю, что головная боль из-за родителей у меня будет все оставшиеся 6 лет, до 11-ого класса.

Считаю, что давно пора вообще оградить школу и учителей от родителей. Общаться с ними только 3 раза в год на родительских собраниях, а в промежутке – никаких контактов.

А с классного руководителя пора перестать требовать какой-то работы с родителями: мы их детей воспитываем, пусть и за это «спасибо» скажут. Короче, так: школа отдельно, родители – отдельно, тогда можно будет спокойно работать».

Учитель, у которого нет опыта классного руководства, - неполноценный учитель

Кристина Кирилловна, классный руководитель 5 класса, г. Кольчугино: «Я – можно сказать, начинающий классный руководитель, подходит к концу мой первый год в этой должности. Конечно, было трудно, иногда прямо очень. Дети все разные, собраны из 3 четвертых классов, причем, из классов, которые в начальной школе конкурировали. За год были и ссоры, и драки, и вражда, и слезы. Иногда и я плакала, не при детях, конечно, а дома, когда видела, что у меня ничего не получается. А сейчас я все больше улыбаюсь, потому что, наконец, у нас все хорошо: я нашла подход к детям, мы все сдружились, сплотились и, уверена, летом все будем скучать друг по другу. 

Мне кажется, что учитель, у которого нет опыта классного руководства, - неполноценный учитель. Иногда думаю, что классное руководство даже важнее преподавания предмета.

Потому что именно вот в этом взращивании, пестовании и воспитании детей в течение нескольких лет и можно проявить свой педагогический дар, если он есть. Надеюсь, что у меня есть, и что он мне помогает в общении с моими детьми».

Дети меня прозвали «известным журналистом Мурзилкой»

Ирина Николаевна, классный руководитель 8 класса, г. Павловск: «Никогда так тяжело не работалось классным руководителем, как в последние годы. Сколько бумаг! На каждый чих заявление или справка, или отчет.

Провожу классный час и постоянно думаю не о том, о чем говорим с детьми, а о том, что надо не забыть сфотографировать для отчета. Едем на экскурсию – тоже самое: главное, не забыть сфотографировать для публикации на сайте.

Дети меня прозвали «известным журналистом Мурзилкой», потому что я все время с фотоаппаратом наперевес. Нет, телефоном фотографировать не могу, он у меня дешевый, там настолько плохая камера, что на фотки смотреть не хочется. Пришлось купить фотоаппарат. И вот эта необходимость фиксировать каждый шаг, отчитываться за каждый вздох, собирать с детей заявления от родителей перед каждой поездкой, экскурсией, выходом за пределы школы – меня просто убивает. На это уходит слишком много сил, которых у учителя и так немного. Вот если бы это все убрать, то с остальным справляться было бы не так сложно».

Приходится крутиться как ужу на сковородке

Мария Павловна, классный руководитель 11 класса, г. Москва: «Если честно, в последнее время мне просто страшно быть классным руководителем. Потому что ответственность возросла в разы. То «синие киты», то популярность насвая, то несанкционированные митинги. Дети стали совсем другими. Я их не понимаю. Иногда даже теряюсь, когда они заводят какие-то разговоры на общечеловеческие, политические или философские темы. Не знаю, как ответить правильно. Стараюсь сворачивать всякие опасные разговоры, но этим теряю авторитет, я это чувствую. 

Нынешние подростки более свободные, смелые, открытые по сравнению с их ровесниками даже 10-летней давности. Тем в голову не приходило с учителем, с классным руководителем обсуждать темы гомосексуальных браков, коррупции в высших эшелонах власти или продажности журналистов центральных СМИ. А эти ничего и никого не боятся, то, что их заинтересовало, то и спрашивают.

А я теряюсь в таких разговорах, потому что осознаю возможные последствия. И уходить от ответа, переводить стрелки тоже нельзя: они проявили ко мне доверие, придя с подобными разговорами, не имею права это доверие обманывать. Вот и приходится крутиться как ужу на сковородке.  

Короче, сейчас не позавидуешь классным руководителям старших классов. Кажется, не только я, а вообще все мы, учителя, совсем не готовы работать с такими детьми, мы за ними не успеваем. Выпущу этих и возьму маленьких, с ними проще будет какое-то время».

Муж меня называет подвижницей

Елена Анатольевна, классный руководитель 8 класса, г. Санкт-Петербург: «Муж меня называет подвижницей. Говорит, что я способна горы свернуть, если эти горы будут стоять у меня на пути, когда я иду к своим детям. 

Сейчас у меня мой третий класс, два я выпустила, проработав с ними по 7 лет: с 5 по 11 класс. Да, я для всех них – вторая мама, это точно. А иногда еще и папа. Вот недавно, в апреле, устроила для своих детей мастер-класс по работе с домашними инструментами: учила их гвозди забивать, шурупы вкручивать, дрелью, лобзиком работать, шкуркой защищать. Потому что им по 14 лет, а никто, ни один человек в классе этого не умеет. 

Я многое умею, знаю, могу, и я счастлива, что моя профессия позволяет мне всем мои умения и знания передавать другим людям. Не зря училась всему в жизни. 

Мне нравится быть классным руководителем, потому что мало что в нашей жизни может сравниться с этой работой по осмысленности, полезности и результативности.

Наверное, такой же кайф получают дачники, которые сажают саженец яблони, несколько лет за ним ухаживают и наблюдают, как саженец превращается в сильное, здоровое и обильно плодоносящее дерево. Вот так и я: вкладываю в головки и сердца своих детей то, что могу, и вижу, как они растут, взрослеют, умнеют и превращаются в хороших людей. Я этим счастлива».

Я всегда в ответе за каждого

Ольга Викторовна, классный руководитель 8 класса, г. Краснодар: «Нет ничего хуже, чем быть классным руководителем подростков! У них гормоны играют, мозгов еще нет, силищи много, дури тоже хватает. И каждый день ЧП: то подерутся, то попадутся с сигаретой директору на глаза, то нахулиганят, то вешаться соберутся из-за несчастной любви, то школу прогуляют, то в магазине пакет чипсов украдут. А я всегда в ответе за каждого. И спрашивают всегда с меня, а не с родителей. Если я когда-нибудь уволюсь из школы, то это произойдет из-за моего классного руководства!»

Подписаться на авторский канал Светланы Лаврентьевой

Классному руководителю Воспитание
Вам будет интересно:
Участники