Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Лев во главе классической гимназии

Этот странный директор гимназии разрешал вместо приготовления уроков посещать театр, всхлипывал на занятиях словно ребенок, носился по коридорам вместе с учениками и обменивался с ними эпиграммами. А его гимназия считалась лучшей в городе Москве.

поливанов

«Ненавижу казенщину!»

Лев Иванович Поливанов родился в 1838 году в селе Загарино Нижегородской губернии. Но образование стал получать уже в Москве. Сначала ходил в Первую казенную гимназию на улице Волхонке. Этот опыт был скорее отрицательным. И очень нужным впоследствии. Там он понял, как ни в коем случае нельзя организовывать учебный процесс. «Ненавижу казенщину!» - сделалось излюбленной фразой Льва Поливанова. Практически жизненным девизом.

Потом была другая гимназия, четвертая. Тоже казенная, притом казенность там зашкаливала. Первым ее директором был кадровый военный, конный артиллерист Коншин. Вторым сделался барон фон Рейлих, тоже бывший рубака, полковник в отставке. Один из учащихся с ужасом вспоминал: "Мы обязаны были ходить из сборной в классы не иначе, как построенные по росту и попарно, на его приветствие отвечать по-военному «здравия желаем».

После занятий всех выстраивали в перед входом в квартиру директора, и он прохаживался перед этим детским строем, требуя, чтобы мальчишки, как рядовые солдаты, провожали его взглядом. После чего требовал раздеться и проверял чистоту нижнего белья.

Свой среди чужих

Несмотря на все на это, Поливанов после окончания гимназии здесь же и остался - преподавать. Учителем латыни был какой-то немец, практически не знающий русского языка. «Конь насторожил уши» он переводил как «уши на конце торчат». Инспектором был тоже иностранец, длинноносый и в синих очках.  От звонка до звонка он командовал: «Встаньте! - Сядьте! - Встаньте! – Сядьте». 

А русский язык и словесность преподавал Лев Иванович Поливанов. Один из учащихся о нем вспоминал: «Надо было слышать его уроки, полные жизни, производившие впечатление чего-то необыкновенного, казавшиеся иногда какими-то вдохновенными импровизациями, заражавшие любовью к предмету и учителю».

В этой гимназии он был как инопланетянин.

Просто Лев

В 1868 году Лев Поливанов открывает на Пречистенке частную мужскую классическую гимназию. Тридцать лет - самое время для открытия своего дела. Лев Иванович к тому моменту окончил историко-филологический факультет Московского университета, имел приличный преподавательский опыт и четко представлял, что именно в гимназии делать нельзя. Нельзя, чтобы была казенщина. Все остальное можно.

Его гимназия сразу же стала знаменитой на весь город. Расположенная в одном из престижных дворянских районов Москвы, она привлекала как детей из окрестных кварталов, так и детей тех родителей, для которых и впрямь было важно качество образования своего чада.

Ни в одной другой гимназии не обучалось столько будущих знаменитостей - Андрей Белый, Валерий Брюсов, Макс Волошин, Вадим Шершеневич, Сергей Эфрон, Александр Алехин - всех не перечесть. Лев Толстой и Александр Островский отдали сюда сыновей.

Нравы были довольно свободными. Формы не существовало - ученики носили самые обыкновенные пальто, куртки и шляпы.

Телесные наказания в принципе отсутствовали. Отсутствовал также и карцер. Если ученик не выучит урок и скажет, что был на премьере в Малом, Поливанов (он был здесь не только директором, но и словесником) считал это уважительной причиной. Зато если Поливанов вдруг увидит у кого-нибудь тетрадь казенного образца, то порвет обязательно. Да еще накричит: «Ненавижу казенщину!»

Гимназисты звали его просто - Лев. Он, кстати, был действительно внешне похож на льва.

Поливановская гимназия

Здание гимназии на Пречистенке в Москве

Как не забыть латинские склонения

Андрей Белый так описывал директора гимназии: «Очень высокий, сутулый, худой, с предлиннейшими, за спину закинутыми руками, в кургузой куртеночке синего цвета, подчеркивающей предлинные и прехудейшие ноги. Он ринется вот на меня ураганами криков (от баса до визга тончайшего)».

А вот воспоминания одного из воспитателей: «Сижу я раз в пансионе... Вдруг слышу - громкий плач грудного младенца... Выскакиваю, бегу коридором: где младенец? Откуда он... Прибегаю к классу; дверь закрыта; оттуда - младенческий, пронзительный плач; приоткрываю дверь; и вижу: класс сидит, затаив дыхание, а Поливанов, сидя на собственной ноге и махая книгой в воздухе, дико плачет».

Объясняя латинские склонения, выкрикивал, словно юродивый: «Хик-хэк-хок, хуйус-хуйус-хуйус, хуик-хуик-хуик, хинг-ханг-хок, хик-хэк-хок!» А затем выбегал вместе с учениками из класса и носился с ними по гимназическим коридорам: «Хик-хэк-хок!»

Склонения запоминали все.

Он был невероятно артистичен. И демократичен. Обменивался с будущим поэтом Брюсовым колкими эпиграммами. 

При всем при этом Поливанов вошел в историю как автор лучших в России хрестоматий, прекрасных учебников русского языка, переводчик Мольера и Расина, автор научных работ о Жуковском, Пушкине и Толстом, один из основоположников стиховедения и организатор московских Пушкинских торжеств.

Кстати, обучение в его гимназии было дорогим. Ничего личного, только бизнес.

Художественное почесывание виска

Лев Поливанов умер в 1899 году, в возрасте 60 лет. Гимназию унаследовал его сын Лев Львович. О нем сохранилось всего лишь одно яркое воспоминание. Поэт Шершеневич писал: «Наш директор гимназии Лев Львович Поливанов поразил меня своей манерой чесать висок. Чесал он всегда левый висок. Для этой цели он клал правую руку на затылок через левое ухо и так чесался на уроке».

Вместе со смертью Льва скончалась и его гимназия.


Автор

Алексей Митрофанов

Все материалы автора

Количество подписчиков: 0

Подписаться Отписаться

Комментарии (9)

  1. Василий Пастушенко 2 Октября, 2017, 18:57

    .
    ***Сначала ходил в Первую казенную гимназию на улице Волхонке. Этот опыт был скорее отрицательным. И очень нужным впоследствии. Там он понял, как ни в коем случае нельзя организовывать учебный процесс. «Ненавижу казенщину!» - сделалось излюбленной фразой Льва Поливанова.

    Ненавидеть казенщину – это вполне понятно. Но как с этим связано утверждение “ он понял, как ни в коем случае нельзя организовывать учебный процесс”? Может быть, там вообще был хаос вместо организации, замаскированный казенными признаками упорядоченности?

    ***Первым ее директором четвертой гимнации был кадровый военный, конный артиллерист Коншин. Вторым сделался барон фон Рейлих, тоже бывший рубака, полковник в отставке. Один из учащихся с ужасом вспоминал: "Мы обязаны были ходить из сборной в классы не иначе, как построенные по росту и попарно, на его приветствие отвечать по-военному «здравия желаем».

    Не повезло парню, “конный артиллерист” , привыкший таскать конями пушки на шинах Кон-шин, и барон Рейлих, явно немецкий педант, мыслью себя не утруждавший.

    ***В этой гимназии он был как инопланетянин

    Вот оно: и я – инопланетянин! Что ни говорю – не верят или не понимают!

    ***Телесные наказания в принципе отсутствовали. Отсутствовал также и карцер.

    Респект!

    *** Объясняя латинские склонения, выкрикивал, словно юродивый:
    «Хик-хэк-хок,
    хуйус-хуйус-хуйус,
    хуик-хуик-хуик,
    хинг-ханг-хок,
    хик-хэк-хок!»
    А затем выбегал вместе с учениками из класса и носился с ними по гимназическим коридорам: «Хик-хэк-хок!»

    Я в отпаде. Зубрежка чистой воды. Как раз то, чего я всячески избегаю. Но частично латынь нужна и в наше время. Так что к этому вопросу надо вернуться.

    *** Вместе со смертью Льва скончалась и его гимназия.

    Прожил всего 60 лет – слишком мало. Жаль. Обычно дело классиков живет и после них. Но человек был незаурядно душевный.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 год

    Род деятельности: Пенсионер

    Регион проживания: Москва, Россия

    • Алексей Митрофанов 3 Октября, 2017, 23:25

      Василий, рад приветствовать своего первого комментатора на этой площадке. Спасибо вам большое за интерес, проявленный к личности Льва Поливанова. Личность и вправду достойная.
      Поясню два момента.
      1. "Ненавидеть казенщину – это вполне понятно. Но как с этим связано утверждение “ он понял, как ни в коем случае нельзя организовывать учебный процесс”? Может быть, там вообще был хаос вместо организации, замаскированный казенными признаками упорядоченности?".
      У меня написано "он понял, КАК ни в коем случае нельзя", а не " он понял, ЧТО ни в коем случае нельзя". Просто Лев Иванович имел возможность ознакомиться с негативным опытом в более чем достаточном объемн и, соответственно, избегать его в своей гимназии".
      2. "Я в отпаде. Зубрежка чистой воды".
      А как еще? Язык-то мертвый. Но он выбрал идеальную, игровую форму зубрежки.
      Еще раз спасибо.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 месяц

      Род деятельности: Журналист

      Регион проживания: Кыргызстан

    • Василий Пастушенко 4 Октября, 2017, 22:39

      Алексей Митрофанов 3 Октября, 2017, 23:25

      Уважаемый Алексей! Ваши пояснения мне были понятны и до того. Но Вы не уловили сути моего замечания. Если бы Поливанов сам написал

      я понял, КАК ни в коем случае нельзя...

      то возражений у меня бы не было: ну не пояснил он деталей, но он же не обязан был уточнять. Когда же этот вывод за него делаете Вы, то Вы ОБЯЗАНЫ доказать, что он 1) получил определенные представления об организации учебного процесса, но 2) не принял их категорически. У Вас получилась некая произвольность интерпретации другого человека.

      Такой же произвол и во втором случае:

      *** А как еще? Язык-то мертвый.

      Здесь Вы опять принимаете как постулат, что мертвые языки можно только зубрить. Сами-то Вы это осознаете?


      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 год

      Род деятельности: Пенсионер

      Регион проживания: Москва, Россия

    • Алексей Митрофанов 8 Октября, 2017, 23:40

      "Вы ОБЯЗАНЫ доказать"
      Вот это мощный заход! Да еще и капслоком.

      "Такой же произвол и во втором случае".
      Тоже неплохо. Произвол творю, как выяснилось. Трепещут все вокруг.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 месяц

      Род деятельности: Журналист

      Регион проживания: Кыргызстан

    • Василий Пастушенко 10 Октября, 2017, 0:25

      ***Трепещут все вокруг.

      хахаха. У некоторых, однако, нервы стальные, а мозги из таких нервов, как известно, не боятся даже бронебойных снарядов. Так что не надо ляля.

      Произвол творит каждый двоечник, который несет несусветную чушь вместо того, чтобы ответить на заданный ему вопрос. Тогда трепещет от негодования учитель, вынужденный поставить двойку. Но когда подобные двоечники пролезают в профессионалы педагогики, то это уже кошмарная фантасмагория, почище той, в которую попал философ и богослов Хома Брут, у которого тоже были стальные нервы. Впрочем, было у Хомы и незначительное отличие: он не боялся капслока, хотя бы по той причине, что был тупым и не знал такого ученого выражения.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 год

      Род деятельности: Пенсионер

      Регион проживания: Москва, Россия

  2. Сергей Метелев 3 Октября, 2017, 17:54

    > Зато если Поливанов вдруг увидит у кого-нибудь тетрадь казенного образца, то порвет обязательно. Да еще накричит: «Ненавижу казенщину!»

    Вот так вот. По-моему немного портит образ доброго чудака.

    Кстати, успешное окончание гимназии давало право продолжать обучение в Университете без экзаменов.

    А 10% мест в гимназиях были бесплатными. Но и требования к "бюджетным" ученикам были выше.

    > Один из учащихся о нем вспоминал: «Надо было слышать его уроки, полные жизни, производившие впечатление чего-то необыкновенного, казавшиеся иногда какими-то вдохновенными импровизациями, заражавшие любовью к предмету и учителю».

    Здесь мне вспомнилось из Льва Александровича Тихомирова:

    При этом преувеличенном доверии к правам своего ума мы менее, чем какое другое поколение, могли им действительно пользоваться, так как умение работать крайне подрывалось отсутствием дисциплины ума. Самое понятие о дисциплине ума совершенно стушевалось в школе моего времени (1864 - 1870). Наши худшие учителя были еще, может быть, менее вредны. Они учили по крайней мере скучно, бессознательно, заставляя нас делать над собой некоторое усилие. Хорошие учителя были насквозь проникнуты манерой заинтересовывать. Мы учились у них не тому, что нужно, и не потому, что это нужно, а тому, что интересно, что само нас захватывало. Мы были не господами, а рабами предмета. Мы учились не устремлять внимание преднамеренно, а только отдаваться впечатлению. Это была полная потеря мужественной самостоятельности ума, умения и наклонности брать предмет с бою; и при такой расслабленности, женственности, склонности поддаваться интересу, то есть тому, что легче затрагивает фантазию; при этом - за грехи родителей - глубочайшая вера в свой ум и в истину того, что он якобы нам указывает! Достаточно одной такой закалки (правильнее - раскалки) ума, чтобы осудить поколение на бесплодие.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 4 месяца

    Род деятельности: Сотрудник в организации послевузовского образования или науки

    Регион проживания: Санкт-Петербург, Россия

    • Алексей Митрофанов 3 Октября, 2017, 23:30

      "Вот так вот. По-моему немного портит образ доброго чудака".
      Поливанов тем и был прекрасен, что игнорировал все устоявшиеся образы. Он был живой, меняющийся каждую минуту и остающийся притом великим Поливановым.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 месяц

      Род деятельности: Журналист

      Регион проживания: Кыргызстан

  3. Oda ___ 3 Октября, 2017, 22:16

    Прекрасный материал! Спасибо.

    Статус в сообществе: Конфиденциально

    На сайте: 8 лет

    Род деятельности: Конфиденциально

    Регион проживания: Москва, Россия

    • Алексей Митрофанов 3 Октября, 2017, 23:30

      Вам спасибо.
      Оставайтесь с нами.
      С нами интересно))

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 1 месяц

      Род деятельности: Журналист

      Регион проживания: Кыргызстан