Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Коллективная анимация обучения – прорыв в дидактике?

Вы согласитесь, коллеги, что ситуация в образовательной системе становится все сложнее и напряженнее. Кажется, уже невозможно дальше, но груз, который взваливают на плечи учителя, становится все тяжелее и тяжелее. Не говоря о многочисленных внеучебных нагрузках, те же самые ФГОСы предъявляют учителю несоразмерный его возможностям уровень требований, и при этом никто не предлагает никаких новых прорывных подходов в обучении, не подрывающих здоровье учителя и здоровье учеников. Более того, существует явное противоречие между провозглашенным во ФГОСах курсе на приоритет личностного развития и настоящим положением в образовании, где от учителя требуется по большому счету только натаскивание ученика к предстоящим ему ЕГЭ и ОГЭ. Ситуация уже становится гротесковой, напоминающее Оруэлловское «двоемыслие», когда на словах провозглашается одно, а на деле требуется совсем другое.  

Где же выход? На самом деле выхода из этого, по большому счету, нет, если оставаться в рамках  существующей образовательной системы с ее двумя главными родовыми пороками –  бездуховным индивидуализмом и умственной односторонностью

Индивидуализм – это первая «родовая травма» образования. Мало того, что он культивируется сейчас в обществе, он еще, к сожалению, усиленно внедряется и в образовательную «парадигму» через идеи воспитания «конкурентно-способной» личности, выращивание «лидеров» и работу с «одаренными детьми», всеобъемлющую систему олимпиад, портфолио и т.д.. Прошел тест, сдал зачет, занял место на олимпиаде,   написал (списал?) ОГЭ и ЕГЭ – молодец! Это и есть главный критерий твоей успешности, а, следовательно, и работы твоего учителя в целом. Что ты за человек, какие ценности есть в твоей душе, как ты относишься к окружающим тебя людям – все это не важно, все это остается за скобками реального процесса образования.

Не менее жестока и вытекающая из этого вторая «родовая травма» - односторонность, когда активно загружается знаниями только мозг ученика, а все остальные сферы его души (чувства, эмоции, разум, жизненная мудрость, совесть, воля, творчество,  личностный опыт, телесно-двигательные реакции и навыки) остаются незатронутыми и тоже по большому счету никого (кроме некоторых чудаков-учителей, которые еще не сдались под напором современных «модернизаторов» образования) не волнуют. При этом большая часть из загружаемого в мозг представляет собой «мертвые знания», которые были просто заучены, зазубрены, зацепились на время между нейронами нервных клеток, и после сдачи ГИА могут быть без особых потерь забыты. 

Просто угрожающей становится и ситуация со здоровьем – причем, как у учителей, так и учеников. Ибо вся система ФГОСов наносит еще один удар по здоровью замученного необоснованными нововведениями учителю и увеличивает нагрузку на все более слабеющие, искалеченные современной системой образования, новые поколения учеников. Ситуация и здесь напоминает пресловутое «двоемыслие», когда на словах везде трубится о необходимости применения «здоровьесберегающих» технологий, а на деле делается все, чтобы разрушить остатки этого здоровья у учителей, а вместе с ними и у учеников,  и что при этом будет с детьми на самом деле мало кого волнует.

Но недаром говорят, что природа мстит за себя, в том числе и гибнущая «природа» наших детей, наших учеников, которые вынуждены, если не хотят погибнуть,  сопротивляться. Отсюда просто трагическая ситуация в большинстве образовательных учреждений, когда основным инструментом учителя становится принуждение и насилие, а основным методом ученического «сопротивления» - тупая или агрессивная невменяемость. Без большой погрешности  можно сказать, что во многих учебных учреждениях образовательный процесс ведется в рамках так называемой «садомазохистской парадигмы», когда после тех или иных форм учительского  насилия, как то -  запугивание, угрозы, шантаж, повышенные тона, крики – (садизм), ученики в конце концов «сдаются» такому учителю «на милость» (мазохизм). Но не всегда. И ситуации с «расстрелами» учениками учителей (возможны и обратные варианты) при всей ужасной трагичности, уже не являются единичными.

Надо что-то делать!.. Конечно, по большому счету нужно менять всю образовательную систему, и не на словах, а на деле ставить во главу угла не чисто учебные результаты, а человеческую личность в целом. Пора поставить под вопрос эффективность классно-урочной системы образования, уже пятый век с Я.А. Коменского костенеющей в качестве незыблемого фундамента школьного обучения. Представьте: за это время сменилось несколько эпох: от феодализма мы прошли через капитализм и социализм, вернулись в капиталистическую эпоху, вошли в эпоху постиндустриального информационного общества,  а система обучения, как завороженная, как некий Кощей Бессмертный оставалась все это время практически неизменной!.. 

Но до коренного преобразования образования, видимо, еще далеко, давайте чуть сузим задачу и посмотрим, что можно сделать уже сейчас, чтобы облегчить решение образовательных задач как учителям, так и ученикам. И на этот раз ограничимся именно дидактическими задачами, так называемыми «образовательными технологиями» (раз уж их так любят адепты ФГОСов).

Если попробовать сформулировать  новую образовательную технологию, то она может именоваться как – коллективная анимация обучения. Можно соединить первые два слова и предложить новый термин – «коланимация», с пониманием, что это сделано не для того, чтобы расширить и без того перегруженный новоязом «птичий» язык современной педагогики, а исключительно ради удобства, а насколько этот термин приживется – это уже сама жизнь покажет. 

Ключевое слово здесь – «анимация», что в переводе с латинского и французского языков означает – «одушевление», «оживление»; оба значения нам со временем пригодятся. Нам, впрочем, этот термин чаще всего известен как одна из компьютерных «фишек», когда ранее неподвижные значки, символы и предметы делаются подвижными или изначально движущиеся картинки вставляются среди «неподвижных» текстов и изображений. 

Так в чем же суть предлагаемого метода? А в том, чтобы коллективными усилиями учителя и классного коллектива «анимировать» весь современный «индивидуалистичный» и «неподвижный» процесс обучения, перевести его из «одностороннего» режима загрузки мозга в полносторонний и полноценный процесс обучения, при котором в этом процессе участвует не только мозг, но и душа и даже тело ученика, и все это дает ему возможность приобрести полноценный жизненный  и личностный опыт, который только и может служить гарантом эффективности  и результативности образовательного процесса. 

Как это может быть? Давайте рассмотрим на примерах.

Представьте урок физики, где изучаются, скажем, законы Ньютона: движение по инерции,  действие равно противодействию, F=ma. Обычно все сводится к формулам на доске, в лучшем случае презентациям или – что уже весьма редко! – опытам со столкновением тел различной массы.

А теперь представьте, что этот закон «коланимируется» под руководством учителя самими учениками. Да - несколько человек с одной стороны, давят на такое же количество учеников с другой стороны. Пока количество примерно равных по массе учеников с каждой стороны одинаково, действие обеих сторон компенсируется. Действительно: действие равно противодействию. Но вот учитель начинает увеличивать количество учеников с одной стороны – масса увеличивается, а значит, давление тоже, и противоположной стороне сдержать такое давление становится все сложнее – нужно увеличивать силу сопротивления. Примерно в таком же ключе можно поэкспериментировать и с ускорением и тоже с использованием «тел» самих учеников. И после этого можно быть уверенным: получив реальный опыт коллективной анимации, все участвовавшие в этом процессе ученики уже навсегда запомнят и сами законы Ньютона, и легко усвоят все их зависимости и последствия их применения. Они все это испытали на себе – они реально «оживили» знания, связанные с этой областью физики.

То же самое в других учебных дисциплинах. Допустим,  по химии сами ученики попробуют коланимировать формулу бензола – C6H6 – допустим, мальчики внизу – они атомы углерода, а девочки вверху – атомы водорода, причем, девочки вверху берутся за руки, имитируя общее электронное облако.  Эта формула не только навсегда станет осознанным знанием всех участвовавших в этой коланимации учеников, но и останется в душе важнейшим нравственным опытом, когда, отдавая коллективу частицу себя, ты чувствуешь защищающее тебя общее поле коллективной связи.  

Философская и методологическая основа предлагаемым изменениям  в процессе обучения следующая. Поскольку человек, как это поняли еще древние греки,  – это микрокосм, в нем заключено в свернутом виде все многообразие окружающего мира, а это в свою очередь означает, что любое знание, полученное об окружающем мире, может быть «очеловечено» и подвергнуться коллективной анимации. Даже явления макро и микромира – с оправданной степенью аналогичности для адекватного понимания учащимися - и они могут быть вполне наглядно представлены в виде коллективной анимации. При этом сознательный методический коллективизм – это ориентация на национальные российские традиции с их опорой на православную духовность и славянский менталитет, в основе которых лежат соборность, общинность, взаимоподдержка и взаимовыручка, где навязанные нам западно-либеральные индивидуализм и самовыпячивание, мягко говоря, никогда не поощрялись.

В  самом деле, ключевая фраза, как бы девиз, определяющий современную либеральную образовательную систему – «твои проблемы». Действительно, мое образование – «мои проблемы», твое – «твои проблемы», и никому ни до кого нет дела – полное господство индивидуализма. А что если по примеру крестьянской общины, где недоимки одного раскладывались поровну на всех, создать такую образовательную систему, в которой каждый отвечает за каждого, и если кто-то чего-то не знает, то это как раз и «твои проблемы», если ты ничего не сделал для обучения своего товарища. Фантастика?.. Мрак средневековья?.. Но давайте не будем торопиться. 

Вот пример. Из общей стопки тетрадей берутся наугад несколько, проверяются и всем выставляется средняя арифметическая оценка от нескольких проверенных. Да, первоначальное возмущение, да первоначально истерики «несправедливо заниженных», но если это не эпизод, а элемент продуманной системы, где коллективизм – норма жизни, причем, учебной жизни, а не внеурочная экзотика, то такой подход рано или поздно начнет давать свои плоды. Почему бы не попробовать из друзей создавать «двойки» или «тройки» взаимопомощи, где сильный по данному предмету ученик помогает более слабым? Благо в таком случае всегда окажется взаимным.  

Но вернемся к учебным предметам. Что уж в плане коллективной анимации говорить о самых «очеловеченных» гуманитарных дисциплинах – литературе и истории. Здесь практически все исторические события и литературные сюжеты могут стать темой и материалом для разного рода коланимаций.  И учителю порой придется основательно потрудиться, чтобы из всего многообразия пригодного для «оживления» материала, выбрать самые необходимые темы, сюжеты и события, - темы, наиболее насыщенные знаниевыми смыслами, деятельностными мотивами,  эстетическими категориями и духовно-нравственными ценностями.

К примеру, история. Александр Невский убеждает новгородское вече принять ханских баскаков для переписи населения и последующего сбора дани. Убедит - северная Русь будет спасена. Не убедит – и монголо-татары окончательно завоюют остатки Руси, и само существование русского народа станет трудноразрешимой проблемой.  Разве не важно «оживить» этот критический момент русской истории? А потом поговорить о ситуациях из текущей жизни учеников, когда им поневоле приходится выполнять условия современной «орды» (сдавать то же ЕГЭ, к примеру), если они хотят нормально продолжать образовательную карьеру.

Вот пример мучительной необходимости выполнения навязанных кем-то условий из литературы. Герасим по приказу своей барыни-крепостницы топит любимую собаку. Как это мучительно – в угоду кому-то (родителям, учителям, сверстникам, своей слабости) наступать на горло собственной песне! А теперь представим, что у Герасима после утопления Му-Му от пережитого нервного потрясения неожиданно прорезается голос.  Что он скажет своей барыне-крепостнице?.. Чем не индивидуальное или командное задание для групп юных коланиматоров? И в свою очередь – какое решение примет сама помещица после этой речи? Простить, отпустить на волю, а может – засечь до смерти на конюшне?..

А если бы Андрей Болконский не умер после ранения в Бородинском бою?.. Это уже предположительная коланимация для старшеклассников. Он же волею Толстого действительно едва не выжил. Как бы дальше сложились взаимные отношения и судьбы - его, Наташи, Пьера Безухова?.. Или взять и вместе со старшеклассниками закрепить за каждым учеником класса кого-то из персонажей «Войны и мира» на предмет наибольшего соответствия характеров. И тогда даже самый лентяй или разгильдяй, услышав, что он похож на Платона Каратаева или, скажем, Анатоля Курагина, уж наверно захочет развернуть роман (вполне возможно – впервые!)  и прочитать об этих героях. Именно так и изучать героев всех художественных произведений, а не знакомиться с ними чисто информативно и абстрактно, вне всякой связи с самими учениками, как будто речь идет о каких-то инопланетянах. 
Обратили внимание, какой могучий элемент креативности заложен в подобных коланимациях? И потому они вполне могут стать и должны становиться главным содержанием современного урока, фокусом решения его дидактических, воспитательных и развивающих задач.  

Если говорить об этапах урока и его методических задачах, то коллективная анимация может быть не только методом закрепления полученных знаний, хотя и, безусловно, наиболее применима именно на этом этапе урока. Коланимация возможна на любом этапе урока, как на этапе нахождения и постановки учебных задач, так и в плане контроля за уровнем усвоения изученного материала.

Например, в начале урока учитель физики просит нескольких человек зайти внутрь круга, образованного другими учениками. Затем ученики, стоящие по кругу, крепко берутся за руки и начинают постепенно сжимать круг, а стоящие внутри ученики, пытаются выйти наружу, что весьма проблематично. Эта коланимация – экспозиция для начала изучения атомарных явлений – так называемых, сильных и слабых взаимодействий внутри атома и атомного ядра. 

Или урок контроля по русскому языку. Учитель стоящим по кругу ученикам (могут работать одновременно несколько групп) дает тексты без знаков препинания. Каждый при этом читает только одно слово, а тот ученик, после чьего слова должна стоять запятая, должен, прочитав свое слово, поднять руку (или даже присесть для наглядности). Не отреагировал – ошибка. При превышении определенного порога ошибок (скажем, четырех) группа считается как не справившаяся с контрольным заданием. Ей дается или другой контрольный текст, или вообще время на дополнительную подготовку и пересдачу.

Здесь включается, помимо чисто учебного, очень важный коллективистский мотив – «не подвести своих». Этот мотив, как правило, начисто игнорируется современной системой образования, а это, как мы уже говорили, один из самых неисправимых – «родовых» ее пороков.

Посмотрите на то, кто из учеников сейчас учится в школе. Более-менее успешно учится только начальная школа и старшая. Начальная - потому что авторитет учителя еще достаточно высок, а интерес к получению знаний еще не до конца убит, а старшая – потому что нужно сдавать ЕГЭ. А вот среднее звено – это провал. А почему? Потому что полностью игнорируются психологические особенности этого возраста. Для подростков главным интересом в жизни становится не учебная деятельность как в начальной школе, а так называемая референтная группа, к которой он принадлежит, другими словами – друзья, коллектив и свое место в нем. А школа по-прежнему, как в началке, загоняет их парты, давя «мертвыми» знаниями, калеча криками и угрозами - безнадежным насилием измученных учителей,  заставляя изнывать от скуки и безделья, потери интереса к знаниям и какому-либо обучению.

Здесь же уместно сказать и о сбережении здоровья. Вы только подумайте – насколько это негуманно, негигиенично и, похоже,  даже преступно по отношению к здоровью – заставлять детей неподвижно сидеть на жестких стульях по  5-6-7 уроков в день!.. Мы, взрослые, час-полтора с трудом выносим, изнывая, на разного рода совещаниях и семинарах. А  бедные ребятки «плющат свои задницы» часами и только  на переменах «отрываются» по полной, чтобы хоть как-то компенсировать вынужденную и противоестественную для их возраста неподвижность. Отсюда все проблемы со здоровьем - сколиозом, близорукостью, гиподинамией и еще массой других болезней, вытекающих из разрушительной для здоровья детей организацией обучения. 

Что же можно предпринять уже сейчас?  Давайте, рассмотрим сначала идеальную схему.

Обычный учебный класс должен стать лабораторным классом или классом-лабораторией - лабораторией по анимации процесса обучения и получаемых знаний. Пространство класса делится на две равные по значимости территории – лекционную и анимационную.  Лекционная – это те же привычные нам парты с жесткими стульями, доской, интерактивной доской и проектором. Без демонстрации и записи главных определений, формул, схем, дидактических объяснений, конечно же, обойтись невозможно. И это никто не подвергает сомнению.

Но не менее значима и анимационная часть классной комнаты. Она может представлять собой круг мягких кресел (лавочек), на которых могут рассесться все ученики класса с достаточно большим пространством внутри этого круга.

На худой конец – просто свободное пространство, где ученики могут поместиться в кругу и заниматься коланимацией в положении стоя с возможностью некоторых маневров. И если сейчас плохим уроком считается урок без применения ИКТ, то в будущем плохим уроком должен стать тот, где ученики все 40 минут «давили пятые точки», ни разу не поднявшись со стульев и не попытавшись коланимировать полученные знания.

Будем надеяться, что в будущем при строительстве новых школ учебные кабинеты будут планироваться с учетом разделения лекционных и анимационных задач, а сейчас этого можно добиться с помощью внутренних ресурсов – где слегка ужимаясь с партами, где используя для коланимаций пространство перед школьной доской или даже выходя в школьный коридор. Вот недавний случай – учительница по математике, изучая площади и масштабы, предложила ученикам измерить площадь кабинета и актового зала, а в качестве домашнего задания – площади их личных комнат. И энтузиазму шестиклассников не было предела. По итогам нескольких уроков, в конце концов, были вычерчены новые планы эвакуации с учетом всех требований, предъявляемым к подобным планам-чертежам. Очень хороший пример коллективной анимации обучения. А если эту тему связать еще и с личным пространством каждого человека, которое он старается сохранить в неприкосновенности,  а также с внутренним пространством коллектива, тоже оберегающего себя от вторжения «чужаков», то, казалось бы, абстрактная математическая тема измерения площадей приобретет вполне актуальную личностную значимость. 

Этот пример показывает: не стоит думать, что коллективная анимация – это что-то абсолютно новое в дидактике, чему еще только следует учиться и переучиваться. Каждый из учителей и классных руководителей, когда пытается мотивировать своих учеников,  ею пользуется, только не акцентируя внимание на этом. В самом деле, всякий раз когда мы на уроке или классном часе говорим о практическом применении изучаемых знаний (а именно на это нацеливают пресловутые УУД и ФГОСы в целом) – это и есть попытка «оживления» - анимации преподаваемых знаний, чтобы ученик увидел для себя их личностную значимость, сделал частью своего внутреннего мира и поведенческого опыта. 

Вот тут нам и пригодятся смысловые оттенки перевода слова «анимация», позволяющие говорить о двух ее уровнях.

1-й уровень – это «одушевление», когда совершается попытка перенести «мертвые» знания из мозгов  на уровень души, затронуть эмоции, разум, волю, совесть, поведенческие установки. (Простейший пример – на уроке ОБЖ изучаются способы первой помощи при травмах, и объясняется, в каких случаях это может пригодиться.)  Мы на уроках и вне уроков всегда это делали. И здесь нет ничего нового, разве что – когда это делается за теми же партами и в том же надоевшем ребяткам ученическом положении, это все-таки снижает эффективность подобной анимации. 

2-й уровень – это «оживление». Она уже в большинстве случаев невозможна, сидя за теми же партами, ибо предусматривает деятельное участие тела в подобной «анимации». Если в парах, сидящих за одной партой, возможны какие-то варианты, то коллективная анимация на этом уровне – это безусловный выход на свободное пространство, решительная ломка ученического стереотипа как раба, прикованного к своей парте. Если  кратко, то «одушевление» возможно без участия тела, а «оживление» предполагает обязательное участие телесно-двигательных реакций при коланимации знаний. У тела тоже есть так называемая телесная память, и полноценное образование должно включать в себя не только мозги ученика, но также его душу и тело. 

Впрочем,  и простое «одушевление», простой разговор «о жизни» тоже, безусловно, лучше проводить в новой пространственной конфигурации, не за партами, а сидя в кругу, где каждый ученик находится лицом к лицу к другим.  

Обобщая все вышеизложенное, схематично процесс коланимации можно представить следующим образом:

Хорошая коллективная анимация предусматривает органичное сочетание дидактических и воспитательных задач обучения. Мы, правда, договаривались собственно воспитательные задачи не рассматривать (см. предыдущую статью), но в хорошей коланимации они чаще всего идут бок о бок друг с другом. Допустим, на уроке русского языка изучаются части речи, к примеру, существительные и прилагательные. Сначала учитель предлагает каждому ребенку определиться с самой «существенной» чертой своей личности, написать ее и в виде таблички повесить себе на грудь. Эта черта и есть самое существенное – «существительное» твоей души, акцентирует внимание учитель. Доброта, или честность, или ум, или дружелюбие… Ребенок с таким «существительным» может стать отдельно или сесть на стул, и к нему путем коллективного обсуждения начинают «прилагаться» другие черты его личности, составленные из тел других учеников, и при этом существительные переделываются в прилагательные… 

Так на понятном «человеческом» примере легко и доступно проводится различие между существительным как самым существенным, что есть в человеке и в окружающем мире, и прилагательными как дополнительными характеристиками людей,  предметов и явлений. А если в нравственно развитых коллективах добавить в эту коланимацию обсуждение отрицательных черт и развернуть дискуссию о «существительности» и «прилагательности» зла в человеке, то ее нравственно-развивающие цели поднимаются на еще более высокий уровень, что при решении чисто дидактических задач дает дополнительный импульс и развитию коллектива, и нравственному самоопределению каждого его участника.

Думается,  именно в среднем звене школы коланимационные технологии наиболее жизненно необходимы, так как в наибольшей степени соответствуют психологическим  особенностям учеников этого возраста  - их заряженности на движение (физическое, личностное, умственно-поисковое) и ориентацию на коллективистские ценности. Хотя, разумеется, и в начальной школе к подобным технологиям ребят нужно приучать, да и в старшей школе, в уже сложившихся и зрелых коллективах,  им всегда найдется место. Отсюда во весь рост встает проблема уровня развития классных коллективов, ибо по настоящему коланимационные технологии могут работать только в хороших коллективах, так как предусматривают постоянное творческое и личностное взаимодействие учеников, а порой и довольно тесный телесный контакт.  

И вообще нужно четко осознать (этого понимания нет во ФГОСах), что первичный коллектив (классный, школьный и т.д.) должен стать главной «точкой опоры» всех учебных и воспитательных технологий, так как только научившись сочувствовать, сопереживать, помогать, и служить своим товарищам в коллективе, только приобретя таким образом реальный опыт самоотдачи и жертвенной любви, можно всерьез говорить о «национальном воспитательном идеале», о «патриотизме и вере в Россию», о «межнациональном мире» и «единстве российской нации». Иначе все заклинания ФГОСов по этому поводу останутся пустым звуком. А вот методы коллективной анимации как раз и «заточены» на достижение всех этих благих целей.

Поэтому, если уж заглядывать совсем далеко в будущее, думается, система подготовки учителей в пединститутах должна перестраиваться. Будущие учителя должны не только владеть знаниями, но и владеть коланимационными технологиями по их передаче ученикам. И вполне возможно в будущем появление, если не специальности учитель-коланиматор, целенаправленно «заточенной» на работу такого специалиста в условиях современной школы, то хотя бы курса «Анимационные (коланимационные) технологии».

Подписаться на авторский канал Александра Дедушки


Автор

Александр Дедушка

Все материалы автора

Количество подписчиков: 34

Подписаться Отписаться

Комментарии (2)

  1. Олег Чаленко 12 Октября, 2018, 14:01

    Интересно, возм., требует развития

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 9 лет

    Род деятельности: —

    Регион проживания: Ярославская область, Россия

  2. Sergey Passionar 12 Октября, 2018, 14:39

    Коланимация - танцы с бубнами.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 месяц

    Род деятельности: Учитель средней школы в общеобразовательной организации

    Регион проживания: —