Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Инклюзия без инклюзии?

Лишь в 22,4 процентах российских школ созданы условия для детей с особыми потребностями. По данным Минпросвещения, это 9664 учреждения из 40 с лишним тысяч образовательных организаций.  Но даже в инклюзивных школах дети с инвалидностью не чувствуют себя комфортно, считает уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. «Известны случаи, когда такой ребенок приведен в группу, но он ведет себя не так, как все, и родители других детей выступают против. И отчислить его нельзя, и особенному ребенку там некомфортно», - рассказала она в интервью ТАСС, К выводу о недостаточной развитости системы инклюзивного образования пришли и эксперты Общероссийского народного фронта (ОНФ): по данным опроса, проведенного в 2017 году, большинство родителей детей с ОВЗ оценили инклюзивное обучение на три балла или ниже по пятибалльной шкале. 

По мнению экспертов ОНФ, для того, чтобы система инклюзивного образования заработала, необходимо сосредоточиться на создании специальных условий для детей с ОВЗ в учебных заведениях, а не на «концепции такой формы обучения, при которой дети с ограниченными возможностями здоровья просто изучают предметы совместно с обычными школьниками». Осуществляемый на сегодняшний день образовательный процесс не полностью учитывает индивидуальные особенности таких детей.

Совместное обучение детей нормы и детей с ОВЗ должно быть не по всем предметам

Как считают представители Народного фронта, уроки, на которых требуется индивидуальный подход к детям с ОВЗ, следует организовывать в разных группах. Тогда педагоги смогут уделить «особенным» детям полноценное внимание. Что касается дистанционного обучения, то оно должно не заменять основной образовательный процесс, а дополнять его. Тогда ребенок не утратит способности приспосабливаться к условиям социальной среды.

В учебных заведениях не хватает профессионально подготовленных кадров

Обычные курсы повышения квалификации решить проблему нехватки кадров не смогут, считают эксперты и предлагают привлекать к педагогической работе специалистов - логопедов, психологов, дефектологов, тифлопедагогов.

Для педагогов, работающих с особенными ребятами, необходимо установить обязательные стимулирующие надбавки, уверена председатель Общественного совета родителей, воспитывающих детей-инвалидов, эксперт ОНФ Татьяна Усенко.

Сейчас они предусмотрены лишь внутренними документами образовательных учреждений и на деле выплачиваются не всем. В основном надбавки выплачивают только за ребят с инвалидностью, однако некоторые дети с ограниченными возможностями здоровья требуют больше внимания учителя, чем дети-инвалиды.

В школах и вузах стоит ввести должность тьютора

В настоящее время роль тьютора выполняют логопеды, социальные педагоги, иногда - родители или няни. Помимо тьютора в инклюзивных школах должны постоянно находиться медицинские работники. Количество детей с ОВЗ в обычных школах ежегодно увеличивается (в 2016 г. инклюзивно обучались 241 тыс. 381 ребенок, а в 2017 г. – более 276 тыс. 300 детей). Поэтому медицинские работники должны не только оказывать оперативную помощь при необходимости, но и осуществлять постоянный контроль за здоровьем «особенных» детей, поясняют эксперты.


Автор

Федюшина Эльвира Евгеньевна

Все материалы автора

Количество подписчиков: 40

Подписаться Отписаться

Комментарии (7)

  1. Валерий Ганузин 4 Ноября, 2018, 21:22

    "Совместное обучение детей нормы и детей с ОВЗ должно быть не по всем предметам."
    Хорошее предложение. Я бы добавил еще: и не в каждой школе.

    "В учебных заведениях не хватает профессионально подготовленных кадров."
    И долго еще не будет хватать

    "Для педагогов, работающих с особенными ребятами, необходимо установить обязательные стимулирующие надбавки"
    Не только денежные надбавки, но и укороченная рабочая неделя, а может и рабочий день.

    "В школах и вузах стоит ввести должность тьютора."
    Сомневаюсь, что эти должности в ближайшее время введут в штатное расписание. Как обычно, на это нет денег в бюджете.

    " Помимо тьютора в инклюзивных школах должны постоянно находиться медицинские работники."
    За школьную медицинскую службу в настоящее время идет борьба " в верхах". Неизвестно кто победит. Доклады на Конгрессе по ШУМЗ в Екатеринбурге (октябрь 2018) по этому вопросу можно посмотреть во ссылке:

    http://niigd.ru/pdf/Sbor_CongressROSHUMS_2018.pdf

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 7 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: Ярославская область, Россия

  2. Sergey Passionar 4 Ноября, 2018, 21:38

    Инклюзия не более, чем как бы элементарная экономия госрасходов на социалку за счет большинства, учащихся бедных госшкол - магистральный путь либералов по размыванию образованности. Характерно, что оборудование под проект всех школ стоит на много дороже специализированных школ, использование его близко к нулю.

    Социальное государство прощается с вами
    http://expert.ru/expert/2018/44/sotsialnoe-gosudarstvo-proschaetsya-s-vami/

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 месяц

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: —

  3. Марина марина 4 Ноября, 2018, 23:10

    Масса родителей в школах против совместного обучения детей с ОВЗ и обычных. Для детей с ОВЗ (пока еще) есть коррекционные школы, которые прекрасно справляются со своей задачей. В коррекционных школах и специалисты, и созданы условия для работы с детьми с ОВЗ.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 8 месяцев

    Род деятельности: Иное

    Регион проживания: Ростовская область, Россия

    • Вадим Монахов 5 Ноября, 2018, 0:55

      Основной принцип инклюзии: экономить на образовании. Делать вид, что решается проблема одного, но создавать при этом проблемы всем - остальным детям в классе, их родителям, учителям и, наконец, самому "инклюзируемому".

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 9 лет

      Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

      Регион проживания: Санкт-Петербург, Россия

  4. Татьяна Филипповская 5 Ноября, 2018, 9:03

    В 2016г. МНОЙ ОПУБЛИКОВАНА СТАТЬЯ " ПРАВО НА РАЗВИТИЕ И ИЛЛЮЗИИ ИНКЛЮЗИВИСТОВ" (Филипповская Т. В. Право на развитие и иллюзии «инклюзивистов» /Устойчивое развитие России: вызовы, риски, стратегии материалы XIX Международной научно-практической конференции Гуманитарного университета, 12–13 апреля 2016 года : доклады / редкол. : Л. А. Закс и др. : в 2 т. – Т. 2. – Екатеринбург : Гуманитарный университет, 2016. – 585 с. С 223-228). Предлагаю выдержки из нее для вывода: А ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ, КРОМЕ ТОГО, ЧТО ДЕТИ С ОВЗ И, ЧТО НЕ МЕНЕЕ ВАЖНО, ДЕТИ БЕЗ ОВЗ ЛИШИЛИСЬ ПРАВА НА ОРГАНИЗАЦИЮ КАЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СООТВЕТСТВИИ С ИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ, ФИЗИЧЕСКИМИ И УМСТВЕННЫМИ СПОСОБНОСТЯМИ?
    Причины дисбаланса между теоретическим и практическим правовым положением личности, уровнем свободы человека, обеспечиваемой правом, остаются загадкой. Особую остроту она приобретает сегодня, благодаря декларациям об инклюзивной составляющей современного образования. Сторонников продвижения идеи инклюзивного образования без соответствующих менеджмента и финансирования будем называть инклюзивистами.
    Перечень российских и международных правовых актов, гарантирующих получение качественного образования детьми с ОВЗ, включает сегодня более 50 наименований. Особый интерес представляют материалы, объединенные задачей изменения трудовых обязанностей современного педагога в связи с внедрением так называемого профессионального стандарта, дополняющего инновации с освоением образовательными организациями нового ФГОС. Речь идет о государственном стандарте, который должен обеспечивать единство требований к условиям реализации образовательных программ и результатам их освоения.
    Современный учитель должен уметь не только мотивировать учеников на высокий уровень развития личностных, регулятивных, познавательных и коммуникативных универсальных учебных действий, но и продолжать исполнять традиционные функции. К ним по-прежнему относятся задачи предметного обучения, воспитания, развития подопечных, как и составления и реализации учебных программ, отчетов, ведения «двойного» (электронного и бумажного) журналов, подготовки к многочисленным конкурсам, олимпиадам, проектным и внеурочным мероприятиям. Кроме этого, предстоит участвовать в разработке индивидуальных образовательных и социокультурных траекторий каждого ученика, ориентироваться в разнообразии индивидуальных возможностей и потребностей обучаемых, в связи с чем более интенсивно, чем ранее, справляться с проблемами дифференциации. Особое внимание предстоит обращать на одаренных детей. Но, самое главное, уметь работать одновременно с учащимися, имеющими проблемы в развитии, с теми, кто не знает русского языка из-за того, что он – не родной, с девиантами, зависимыми, социально запущенными детьми, в том числе с отклонениями в социальном поведении и, конечно же, с нуждающимися в инклюзивном образовании. Если использовать не научную, а публицистическую аналогию, то получится, что дирижер оркестра ранее исполнял по совместительству партию «первой скрипки», а в свободное от стояния на сцене время расписывал партитуры для всего оркестра. Сегодня предполагается, что он одновременно и дирижер, и «первая скрипка», и саксофонист, и специалист «по ударным инструментам», и даже солирующий пианист. При этом от росписи партитур его также никто не освободил… Еще более яркая аналогия может быть представлена в вопросе: «Кто согласится на операцию у нейрохирурга, который параллельно с ней будет заниматься проблемами родовспоможения на соседнем операционном столе?».
    Абсурдность ситуации отягощена тем, что детальные росписи перспективного набора трудовых функций педагога, вступающие в действие с 1 января 2017 г., не сопровождены конкретикой в источниках финансирования такого расширенного веера обязанностей. Опыт показывает, что не исключен вариант, когда образовательные организации будут вынуждены в рамках существующего на сегодняшний день объема реальных затрат на оплату педагогического труда заниматься конфликтным процессом дробления ничтожных сумм на еще более ничтожные. Напомним, что заработок учителя русского языка и литературы, имеющего высшую категорию, реализующего программы повышенного уровня сложности 31 час в неделю, проверяющего тетради, являющего классным руководителем и руководителем методобъединения в одной из школ Екатеринбурга, ограничен суммой около 22 тыс. руб. в месяц. На сайтах московских школ представлены данные о том, что среднемесячный заработок педагога в 4 раза выше. Но Россия с ее реальными практиками несколько шире Москвы. В стране же инновации внедряются чаще всего по принципу «как всегда».
    Как всегда, отсутствует информация о финансировании процесса переобучения педагогов до уровня «многостаночников», о перспективе восстановления в штатных расписаниях образовательных организаций «оптимизированных» должностей психологов, социальных педагогов, введения регламентов для профессиональных помощников учителей и воспитателей, имеющих возможность индивидуально сопровождать процесс обучения лиц, нуждающихся в инклюзивном образовании и воспитании. Как всегда, профессиональные помощники – тьюторы получат подробную информацию о стандарте и перспективном содержании своего труда к 2018 г. Но инклюзивное образование на том уровне его осмысления, который сложился у инклюзивистов, внедряется уже сегодня.
    Не исключено, что по сложившейся традиции администрация образовательных организаций окажется вынужденной самостоятельно искать возможности выхода из ловушки между законодательными установками и отсутствием соответствующих регламентов, принятых на уровне муниципальных образований, как и необходимого финансирования. Например, некоторые школы Железнодорожного района Екатеринбурга, вынужденные принять для обучения от 30 до 70 и более процентов учащихся, не владеющих русским языком, не обеспечены утвержденными в рамках городской системы управления образованием регламентами, организующими необходимые дополнительные обязательства родителей детей-мигрантов, систему финансирования переподготовки и работы учителей для преподавания русского языка как иностранного, механизм дифференциации в условиях приема школьников, не знающих русский язык, имеющих подготовку по программам, не соответствующим программам российских школ, прежде всего, на языковом уровне. В то же время востребованная регламентирующая практика уже около 10 лет реализуется в Москве. Зарубежные страны не принимают для обучения в вузы студентов без необходимой языковой подготовки, в школах официально организованы соответствующие платные и финансируемые из бюджета индивидуальные занятия дополнительно вовлеченных в штат специалистов. Однако об этом опыте менеджеры и теоретики образования, как правило, умалчивают. Аналогично, декларация права педагога на саморазвитие не подкрепляется конкретизацией источников финансирования для расширения круга профессиональных компетенций прежде всего, в части инклюзивного образования.
    В то же время идет планомерный процесс лишения права детей с ОВЗ на получение качественного образования и развития в наиболее комфортных и соответствующих их психологическим и интеллектуальным возможностям условиях. Три министерства, деятельность которых в той или иной форме касалась и касается образования детей-инвалидов, не смогли достичь консенсуса в распределении прав и обязанностей для повышении комфортности организации их жизни, обучения и воспитания. Ответственность за это перекладывается на образовательные организации. В то же время идет планомерное разрушение мощной российской системы специального образования. По данным Росстата, в 2008 г. в России было 1876 образовательных учреждений для детей с недостатками умственного или физического развития. В 2014 г. их стало 1660. Аналогично учреждений для детей с умственной отсталостью было 1312, стало 1156, для незрячих 18 и 16, для слабовидящих и поздноослепших 93 и 84, для неслышащих 79 и 63, для слабослышащих и позднооглохших 91 и 89, для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата 73 и 56, для детей с тяжелой речевой патологией 66 и 65, с задержкой психического развития 126 и 117. Школ индивидуального обучения на дому для детей-инвалидов вместо 18 стало 14. В то же время количество детей-инвалидов (получающих социальную помощь) ежегодно растет более, чем на 2% и на 1.01.2015 г. составило 590 тыс. чел. (в одних таблицах Росстата) и 604850 чел. (в других) [2]. В этом же источнике приводятся данные Минздрава РФ по ведущему ограничению жизнедеятельности детей-инвалидов (на 2013 г., когда их было 521648 чел. - на 16% меньше): по способности к самообслуживанию – 21,9%, к самостоятельному передвижению – 28,9%, по способности к общению – 17,9%, по способности к обучению – 22,1%, по способности контролировать свое поведение - 5,5%, к ориентации 3,9%, к трудовой деятельности – 0,6%. Нет никаких гарантий того, что право большинства этих детей на развитие будет кардинально нарушено при их направлении в обычные районные и городские школы и дошкольные учреждения.
    Приведем пример двухнедельной давности: в одну из школ Екатеринбурга районным местным управлением образованием направляется слепой ребенок. В школе нет педагогов, владеющих дидактикой тифлопедагогики, нет учебников для слепых детей, нет воспитателей для сопровождения перемещения именно этого ребенка по территории школы в условиях кабинетной системы, нет возможностей для создания комфортных психологических условий (уровень шума, например) и т.д. При этом никого, кроме администрации школы, сложившаяся ситуация не заботит, не интересует, насколько эффективным окажется процесс инклюзии - включения ребенка в такую социальную среду.
    На сегодня не определены условия, при которых вовлечение детей-инвалидов в социум образовательной организации будет реально безопасным для их психологического и физического состояния. Обращение к содержанию Конвенции о правах инвалидов подтверждает: речь должна идти о так называемом «универсальном дизайне», который не нуждается в существенных изменениях для организации включения инвалидов в жизнедеятельность социума. Это как раз и есть та ситуация, которая соотносит некоторые действия инклюзивистов с иллюзией. Школе сегодня дано право увеличивать процесс обучения на 1, 2 и даже три года для тех, кто в этом нуждается. Но кто будет финансировать регламент и процесс реализации такого права? Школа обязывается принимать к обучению детей с любыми формами инвалидности. Но в описанных выше условиях обеспечение права на развития детей-инвалидов – самообманная и очень опасная иллюзия.
    Литература:

    1.Конвенция о правах инвалидов. - URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/disability.html/ Дата обращения 02.03.2016.
    2. Центральная база Статистических данных. ФСГС. - URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/education/. Дата обращения 02.03.2016.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 11 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: Свердловская область, Россия

  5. Валерий Ганузин 6 Ноября, 2018, 21:21

    Уважаемая Эльвира Евгеньевна!
    Информация для сотрудников вашей школы и всех заинтересованных лиц, в т.ч. учителей и родителей.
    В Московском институт психоанализа 17-18 апреля 2019 г. пройдет Международная междисциплинарная научная конференция "Инновационные методы профилактики и коррекции нарушений развития у детей и подростков: межпрофессиональное взаимодействие", где будут обсуждаться вопросы методологии и практики реализации коррекционно-развивающих и реабилитационных программ в различных организационных условиях (в том числе – инклюзивное образование).

    Участие бесплатное. Вход свободный.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 7 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации высшего образования

    Регион проживания: Ярославская область, Россия

  6. Елена Ивановская 11 Ноября, 2018, 7:25

    Нельзя было закрывать специальные коррекционные школы-интернаты для глухих, слепых, детей с ДЦП. Такие дети должны обучаться в среде таких как они. Они тогда легче адаптируются и учатся.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 месяц

    Род деятельности: Воспитатель в дошкольной организации

    Регион проживания: Тамбовская область, Россия