Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Дмитрий Медведев ответил на вопросы о нацпроекте «Образование»

Дмитрий Медведев ответил на вопросы о нацпроекте «Образование»

Интернет-конференция Дмитрия Медведева (фото: «Известия»)5 марта состоялась интернет-конференция Дмитрия Медведева. Первый вице-премьер ответил на вопросы о первых итогах нацпроектов и планах на будущее. Речь шла в том числе о наиболее актуальных проблемах российского образования.

Интернет-конференция была организована сайтом www.rost.ru, газетой «Известия» и порталом «Яндекс». Прямую трансляцию конференции, в том числе в интернете, осуществлял телеканал «Вести-24». Сбор вопросов начался 27 февраля. На момент окончания интернет-конференции было собрано более 9 тысяч вопросов. Около 130 тысяч человек проголосовали за уже поступившие вопросы. В ходе конференции Дмитрию Медведеву заданы вопросы, набравших наибольшее число голосов.

В начале пресс-конференции Дмитрий Медведев поздравил коллектив «Известий» с 90-летием с момента организации издания и заметил, что хотя на все вопросы ответить не удасться, «по всем этим вопросам мы проведем самое внимательное исследование, я дам соответствующие поручения своим коллегам для того, чтобы на конкретные вопросы постараться в максимально короткий срок ответить». «Ну, а если вопросы носят общий характер или стратегический характер, будем стараться отвечать на них всей своей деятельностью», — сказал первый вице-премьер.

Полная стенограмма интернет-конференции опубликована на сайтах www.rost.ru, www.yandex.ru, www.izvestia.ru

Ниже приведены вопросы, касающиеся сферы образования, и ответы Дмитрия Медведева на них.

Планируется ли введение в образование украинского языка в местах компактного проживания украинцев в России? Например, в виде факультативов, либо путем создания украиноязычных вузов и школ? На территории России проживает почти 3 миллиона украинцев.

Дмитрий Медведев: Да, это так. И, действительно, у нас живет много граждан и не граждан, которые относят себя к украинцам.

И, очевидно, что есть и вопросы развития поддержки национального языка. Равно так же, как есть вопросы, связанные с развитием русского языка на Украине, где еще большее количество людей считают его родным.

Что можно делать? Все этим вопросы можно разрешать на местном уровне с использованием тех полномочий, которые есть у муниципалитетов в отношении школ в рамках выделения соответствующих факультативов и преподавания ряда предметов на украинском или каком-либо другом языке. Это может решить эту проблему. На мой взгляд, также неплохие возможности создает Интернет для того, чтобы не утрачивать навыки использования украинского или какого-то другого языка, и те технологии, которые связаны с Интернетом. Это технологии Стрим-ТВ, ну и развивающаяся сегодня технология цифрового телевидения.

Я надеюсь, что через какое-то время, когда у нас будет уже осуществлен полноценный переход к «цифре» (на это потребуется, конечно, какое-то время), у любого гражданина, живущего в нашей стране, будет возможность воспользоваться цифровым каналом и посмотреть телевидение на украинском языке и на иных языках СНГ, на иных языках бывших республик Советского Союза.

Про «олбанский» язык спрашивает Лорд Медвед. Интернет-сообщество — такая занятная, в общем, штука, Лорд Медвед там проживает, и интересует его судьба такого языка — не планируется ли ввести в школьную программу курс по изучению «олбанского» языка?

Дмитрий Медведев: С буквы «о» начиная, да? Вообще Медвед — это популярный Интернет-персонаж, и невозможно игнорировать потребности изучения албанского языка, хотя на мой взгляд, существует не меньшая необходимость изучать русский язык. Вы знаете, этот год объявлен Годом русского языка. А в противном случае те, кто русского языка не знают, могут попасть в ситуацию, в которую попал один из участников Live Journal, который не сумел отличить русский язык от других языков и на него свалилось огромное количество писем. Свалился такой колоссальный флеш-моб из России. И я думаю, что теперь этот гражданин, он, по-моему, англичанин, уж как минимум знает русский язык, а может быть, изучает и албанский через букву «о». Что же касается вообще вот Интернет-продуктов и Интернет-взаимодействия, то конечно, он создает совершенно новую языковую среду. Вы знаете, я думаю, что с этим надо считаться, как минимум. Она может нравиться, она может не нравиться.

Кто-то может говорить о том, что это изменение норм и правил русского языка, но это существующая, развивающаяся языковая среда, живая среда, которая, кстати сказать, все-таки основана на русском языке. И чем шире она развивается, тем шире развиваются возможности применения пусть даже специфичного, но русского языка. А это в наших интересах. Поэтому альтернативный русский язык, как бы к нему не относиться, это существующее сегодня в Интернет-среде явление.

«Будет ли произведен перевод нашего образования на открытое программное обеспечение?» И вообще, вопросы, связанные с открытым программным обеспечением, повторяются у нас на конференции довольно часто и в той или иной форме многократно.

Дмитрий Медведев: Это действительно важная и серьезная тема по самому разному набору обстоятельств. Начиная с того, что у нас довольно значительное число программных продуктов в различных местах эксплуатируются с нарушением лицензионного законодательства. Это, к сожалению, так, и мы об этом открыто говорим. И сегодня, в рамках тех процессов, которые идут, связанных со вступлением России в ВТО [Всемирную торговую организацию], мы приняли на себя обязательство избавиться вот от таких пиратских наслоений и сделать работу по этим вопросам абсолютно открытой.

Но это часть темы. Есть и другая сторона медали. Вот эти программные продукты, они всем известны, которые продаются и которые в общем и целом стоят... ну, не таких уж и маленьких денег, и приносят крупным производителям того, что называется soft, довольно приличные, если не сказать огромные прибыли...

А они еще монополисты часто.

Дмитрий Медведев: А они еще, к тому же, монополисты. И периодически в своих странах подвергаются антимонопольным расследованиям в рамках антитрастового законодательства, создают проблемы для совершенствования этих систем, для того, чтобы создавать в рамках этих систем приспособленные под конкретные цели продукты. Потому что есть система кодирования вот этих лицензионных программ, и эта система недоступна обычным пользователям. Некоторые наиболее продвинутые пользователи взламывают эту систему. Но, во-первых, не все можно взломать, а, во-вторых, это незаконный путь.

А гораздо полезнее, когда существует открытые коды доступа к соответствующим программным продуктам. И такие программные продукты, такие операционные системы существуют, эти системы работают во многих офисах. У нас они почему-то меньше распространены, а во многих странах Европы они довольно активно применяются, и даже правительства, администрации переходят на использование таких систем, как Linux, как некоторые другие, дающие возможность достаточно быстро приспосабливать эту кодировку к тем или иным задачам, не попадая в зависимость от монополий, производящих «софт». Это важная задача, мы об этом думаем, хотя будем заниматься и решением первой проблемы, то есть выводом работы в открытое, законное пространство в рамках существующих сегодня договоров по использованию лицензионных программных продуктов. То есть это двуединая задача.

«Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Анатольевич! В последнее время я серьезно озабочен проблемой образования детей в среде информационных технологий. Почему спрашиваю? Возможна ли в будущем поддержка таких проектов, как, например, мой чуть более чем наполовину готовый гипертекстовый векторный фидонет, который я невозбранно разрабатываю уже долгое время?»

Дмитрий Медведев: Да, это интересный вопрос, и он достаточно давно уже висит в списке популярных вопросов. Он настолько меня заинтересовал, что я вынужден был к нему подготовиться, и вчера зарегистрировался в сети фидонет для того, чтобы понять, а что это за «зверь» такой, потому что, откровенно говоря, я до этого с фидонетом не сталкивался. Это интересно и полезно, так что большое спасибо Сергею Соколову, мы теперь тоже относимся к когорте «фидошников».

Что это такое? Это отдельное пространство, которое сродни Интернету, но в то же время существует на более открытых принципах, и которое в меньшей степени коммерциализировано, чем, скажем, обычный Интернет, обычная электронная почта, потому что пользователи фидонета обмениваются своими посланиями бесплатно. Что там, на мой взгляд, неудобно? Я вчера поковырялся: там все-таки эти вот гиперссылки, которые в обычном Интернете присутствуют, в фидонете, в нормальном виде, привычном для обычных пользователей Интернета, отсутствуют, хотя с другой стороны, вот эти формы, которые там используются (эхоформы они, по-моему, называются), они интересны и они по самым разнообразным тематикам, так что, мне кажется, что задача создать гипертекстовый фидонет как минимум, актуальна, потому что я понял -именно гипертекста там и не хватает.

Планируется ли развитие доступного безлимитного Интернета не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других регионах России?

Дмитрий Медведев: Я немножко отвлекусь. Где-то год назад мы начали заниматься проектом в области образования, и у нас была дилемма — как поступить? Предложение, которое было сформулировано изначально, в рамках того финансирования, которое уже было выделено, заключалось в том, чтобы частично подключить российские школы к Интернету. А к тому времени у нас процентов пять школ в России было подключено, а на оставшуюся часть денег, на довольно такую солидную часть денег — закупить, как принято говорить, «железа» для того, чтобы поставить новое оборудование, новые компьютеры, новую технику в школы.

Но после того как мы посмотрели на эту тему с другой стороны, со стороны, собственно говоря, обычного пользователя, ради чего это все, мы пришли к выводу, который мне кажется абсолютно правильным: нужно развивать именно сам Интернет. А для того, чтобы развивать интернет-технологии, для того, чтобы находиться в интернет-пространстве, возникла идея безлимитного подключения всех школ к сети Интернет. И такое решение было принято. Этот процесс пошел достаточно быстро, уже подключено приблизительно половина из 50 с лишним тысяч школ к Интернету, до конца года мы все школы подключим к сети Интернет, глобальной сети, и все школы смогут пользоваться теми возможностями, которые создает глобальная информационная сеть.

Очевидно, что эти же технологии широкополосного доступа... А мы будем подключать именно и подключаем сегодня широкополосный Интернет, то есть более быстрый Интернет. Не тот Интернет, который является вчерашним днем, который идет по телефонному кабелю, ну, в прежней технологии это «дайал-ап» [dial-up], так называется, да? Так вот, широкополосный Интернет, это будущее, и поэтому все те технологии, которые будут использованы, это и «вай-фай» [wi-fi], и «вай-макс» [wi-max], они направлены на то, чтобы обеспечить доступ к Интернету в самых разных регионах России, не только в Москве и в Питере, на уровне вот таком высоком и позволяющем получать все возможные опции из Интернета, которые существуют на сегодня.

Вопрос Александра Фаршанеева. Cмысл его в следующем: так называемые факультативные курсы основ православия практически без родительского и министерского согласия в добровольно-принудительном порядке обязаны посещать все дети, независимо от веры. Не проще ли ввести на факультативной основе курс «Основы мировых религий». Хочу только заметить, что не только у нас существует такая практика, но во многих странах не только основы религий, но и господствующую религию преподают себе спокойно в школах.

Дмитрий Медведев: Я попробую ответить на вопрос Александра. И этот вопрос тоже я посмотрел сегодня перед приездом сюда. Можно и сейчас посмотреть, он довольно много получил поддерживающих его голосов, видите, здесь их 2300. Этот вопрос очень тонкий именно потому, что он затрагивает самые чувствительные, особенно в нашем многоконфессиональном обществе, струны.

Очевидно, что ничего принудительного в этой сфере в светском государстве быть не может. В то же время, школа должна откликаться на те предложения, которые исходят от родителей учеников, от самих учеников, по преподаванию основ той или иной религии или основ мировых религий. На мой взгляд, для того, чтобы не нарушать равновесия, которое все-таки сегодня, слава Богу, сформировалось в этом вопросе, мне кажется, что достаточно важным является соблюдение принципа добровольности в этом вопросе с тем, чтобы соответствующие предметы преподавались на добровольной и факультативной основе. Насколько я знаю, большинство традиционных религий исходит из этого же постулата.

По образованию много вопросов. Вот Софья Данилкина и с ней еще больше тысячи человек считают, что вузы зачастую выпускают специалистов, уровень подготовки которых далек от требований рынка, а потому необходимо выверять новые стандарты образования. Денис Меркулов: «Пора переносить центр высшего образования из Москвы и Санкт-Петербурга в регионы, создавая там мощные образовательные центры, пусть даже они будут с узкой специализацией».

Дмитрий Медведев: Я попробую ответить и Софье, и Денису. В рамках образовательного проекта именно этим мы и стараемся заниматься: внедрять новые стандарты образования. И та поддержка, которая оказывается вузам, направлена на то, чтобы поддерживать именно вузы, которые добились успеха — в инновациях, в образовании, в использовании новых стандартов работы. Это может быть и поддержка организационных каких-то вещей, потому что сегодня все-таки мы все находимся в рамках так называемого Болонского процесса образовательного, и поддержка тех разработок, тех изысканий, которые в вузах в настоящий период проводятся.

Буквально совсем недавно, 28 февраля Министерство образования подвело итоги конкурса по так называемым инновационным программам вузов, в котором принимало участие очень значительное число российских вузов, и были определены 40 победителей. Эти 40 победителей получат 20 миллиардов рублей на свои инновационные программы. В среднем это 300—500 миллионов рублей на один вуз. Это немаленькие деньги для наших вузов. Причем, это лучшие программы, программы выверенные, подготовленные и весьма интересные. В прошлом году мы тоже провели соответствующие конкурсы, и таких победителей было 17. Таким образом, уже 57 вузов, которые победили в рамках этих соревнований, в рамках этих конкурсов и получили или получат довольно существенную поддержку из бюджета на развитие новых технологий, на развитие новых стандартов образования.

При этом, что, может быть, особенно отрадно, это то, что и прошлый конкурс, и конкурс 2007 года выявили среди победителей значительную разницу в подходах к тем или иным вопросам, которые там затрагивают. С другой стороны, в рамках этих конкурсов представлена вся география Российской Федерации. При этом Москва и Питер занимают в этих итогах не самую существенную часть — порядка 30% победителей приходится на наши основные академические и научно-образовательные центры, на Москву и Санкт-Петербург. Все оставшиеся 70%, 65% — это вузы из других российских регионов, из крупных образовательных регионов и из обычных регионов, которые, может быть, не прославлены вот такими образовательными программами. Это очень хорошо, потому что уже порядка 57 высших учебных заведений у нас в этой программе поучаствовали.

Теперь в отношении мощных образовательных центров. По поводу переноса работы из Москвы и Санкт-Петербурга я уже сказал, что мы поддерживаем и провинциальные вузы, но помимо этого мы в прошлом году начали работать с двумя новыми университетами. Это Сибирский университет, который расположен в Красноярске, он объединил ряд вузов Красноярска и вообще Сибирского федерального округа, и Южный Федеральный университет, который распложен в Ростове-на-Дону, он тоже объединил несколько высших учебных заведений Юга России. Это как раз дает возможность соединить те потенциалы, которые существовали в этих вузах, и, надеюсь, придать этим образовательным центрам новое качество.

Мы все-таки рассчитываем на то, что эти два новых университета будут университетами 21 века. Университеты, в которых действуют современные программы, которые включены во все международные форумы, в которых преподают преподаватели из других университетов нашей страны. И что, может быть, особенно важно, — преподаватели из других стран, с тем, чтобы была коммуникация с образовательной средой из других стран. Вот эта идея реализована, оба этих центра получать по 3 млрд рублей, это весьма приличные, я бы даже сказал, большие инвестиции. Сегодня мы также рассматриваем вопрос о возможности и обоснованности создания еще одного такого образовательного центра, еще одного федерального университета на Дальнем Востоке.

Ну, и последнее, что я бы хотел сказать. Довольно много вопросов было по бизнес-образованию, эту тему мы тоже в рамках национального проекта затронули. Было создано две бизнес-школы, одна из них в Москве, вторая — в Санкт-Петербурге. Это особые образовательные учреждения. Это не классические университеты, которые неплохо все-таки развивались в нашей стране в последние 250 лет, а бизнес-образование у нас в силу известных причин последние 80 лет развивалось с соответствующими нюансами. Поэтому у нас бизнес-школ до сей поры практически не было. Это будут две совершенно современные бизнес-школы мирового уровня. Причем, мы решили попробовать два варианта. Первый вариант — это бизнес-школа, основанная на частных инвестициях, она будет создана в Сколково в Подмосковье, а вторая школа будет создана на базе Санкт-Петербургского университета на основе частно-государственного партнерства. Посмотрим, что пойдет веселее, что получится лучше.

«В какие сроки и что планируется изменить в профессионально-техническом обучении?»

Дмитрий Медведев: В профессионально-техническом образовании за последние годы был допущен очень серьезный провал. Это образование у нас стало непрестижным и прекратило развиваться. Ряд профессионально-технических училищ деградировал и либо был закрыт, либо находился на грани развала.

Что мы планируем делать? Сегодня представители бизнеса в самых разных местах говорят о том, что им нужны квалифицированные специалисты. И не только инженеры, юристы или экономисты, но и те, кто способен своими руками что-то делать. И поэтому среднее профессиональное образование требует поддержки, причем поддержки с двух сторон — как со стороны работодателей, так и со стороны государства. И именно поэтому мы создали проект вот такого инновационного профессионального среднего образования, который будем реализовывать в этом году.

В ближайшее время будет объявлен конкурс на продвинутые средние профессиональные учебные заведения, которые тоже должны представить свои инновационные программы. И в тех случаях, когда они победят, если они победят, они получат 60 миллионов рублей. Для профессиональных учебных центров, для профессиональных училищ это тоже приличные инвестиции. 30 миллионов рублей, от 20 до 30 миллионов рублей, мы планируем взять из государственного бюджета, под это есть ассигнования, а 30 миллионов рублей в порядке софинансирования должны быть предоставлены работодателями. То есть работодатели, по сути, сразу же дадут сигнал, какие специалисты им нуж


Автор

Педсовет

Все материалы автора

Количество подписчиков: 145

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)