Вперед в прошлое!

К вопросу о том, кто, как и куда вовлекает подростков… Поделюсь письмом девятиклассника одной из петербургских школ.

***

«В наши дни все большую и большую популярность набирают военно-патриотические клубы, организации, кружки. С ростом популярности стала изменяться и роль государства в этой сфере – с обычного наблюдения до прямого вмешательства и создания так называемой «Юнармии». И одну историю об этой организации я сейчас вам расскажу. 


Фото с сайта ПриветСочи.

Недавно, 8 ноября 2018 года, я – обычный ученик обычной средней школы – получаю от своего классного руководителя известие о том, что я и два моих одноклассника отправимся в воскресенье 11 ноября на Географический диктант Российского Географического общества.

Так как я получаю хорошие отметки и разбираюсь в географии, закономерно, что выбрали именно меня. Без упреков и возражений я принял это назначение и начал готовиться к предстоящей «проверке». Дома я узнаю от мамы, что мы, возможно, пойдем в костюмах «Юнармии». В ответ на это я выразил возмущение, назвав это «клоунадой», «позерством» и «неуважением к самой этой организации, если даже не член ее имеет права носить их мундир». Мама поняла эту позицию, и я стал надеяться, что это просто слухи.

К слову, немного об этой организации и нашей школе: в прошлом году моя школа вступила в эту организацию и ее членами стали все ученики параллельного класса. Мы радовались, что это не наш класс. Насчет формы: форма песочного цвета, пошитая красными нитками, красные береты и звезды с орлами, берцы. Проводить параллели я не буду, но эта форма явно что-то напоминает. Причем в этой форме ребята ходили по школе, не переодеваясь и не переобуваясь. А во время дежурств тоже были в форме и проверяли у всех сменную обувь, хотя сами ходили в берцах. Их активная жизнь закончилась в конце мая, и на следующий год я их не видел больше в форме и не видел их «сборы» во дворе школы вместо последних уроков. Видимо, активность больше не нужна, поэтому не ходят.

Вернемся к моей истории. В субботу, за день до диктанта, на урок к нам приходит социальный педагог и называет фамилии тех, кто должен идти, говорит, во сколько мы встречаемся. А далее произносит: «А после уроков зайдете забрать форму». На наш вопрос: «Какую форму?», она ответила, что юнармейскую. Немного повозмущавшись, мы утихли, и учитель продолжил урок.

Когда урок закончился, я зашел в интернет, чтобы рассказать друзьям об этой истории, и обнаружил сообщение от классного руководителя. Она просила, чтобы все те, кто завтра едут на Диктант, подошли к ней к началу следующего урока. Пошли мы не одни, ведь возмущались насчет формы все, так как наш класс не является членом этой организации. Когда мы пришли в кабинет (нас было всего 6 человек), она быстро отмахнулась от «ненужных» людей и завела нас внутрь. В классе помимо нас были и ребята из параллельного класса – юнармейцы. Сев поближе друг к другу, мы стали слушать, и то, что мы услышали, немало нас удивило.

Наш классный руководитель – заместитель директора по воспитательной работе. Приехав после совещания по Географическому диктанту, она стала объяснять - что надо делать, как садиться, что писать, и самое удивительное – что нужно говорить. Нельзя было говорить об оппозиции, о проблемах, о коррупции, о настоящей причине вступления в юнармию, и даже о том, что ты планируешь уходить из школы после девятого класса. Надо было говорить о необъятной любви к родине, о любви к армии и «Юнармии», об интересе к истории. Все это время шел урок, на котором мы должны были присутствовать. После 30 минут бессмысленной для нас болтовни наша «классная» освободилась, и мы вчетвером отправились в учительскую. Там я выразил свою точку зрения и сказал, что я в этой форме не пойду, за что был послан «вон», с прилегающими: «Ты подводишь школу! Мы тебе больше помощь оказывать не будем! Твоя мама была согласна! (хотя она не знала, что идти надо в форме, считая это слухом, и, конечно, была против этого)». А следующее заявление повергло в ужас: оказывается, вся наша школа числится в «Юнармии» (о вступлении нас никто не спрашивал), и для участия в Географическом диктанте обязательно нужен этот костюм.

Потом с учителем беседовал еще один мальчик, у которого с географией все плохо. Когда он об этом сказал, его, как и меня, выгнали. Потом была еще девочка, у которой на это воскресенье были планы и она уже задолго планировала этот день. На это она получила ответ, что «школьные планы важнее твоих!». И далее наша «классная» позвонила ее маме, на что та, поговорив со своей дочкой, дала отказ. В итоге не пошел никто.

Вот переживаю я эту ситуацию в голове из раза в раз, и каждый раз новый смысл открывается мне. Но ни один из вариантов не дает мне оснований думать о «Юнармии» позитивно. А ведь Юнармия не единственная такая организация, которая «сгоняет» школьников из всех образовательных учреждений для массовости. Но это - не проявление любви к Родине, не такой эта любовь должна быть – не «показушной», не публичной».

В качестве комментария добавлю ссылочки:

- на страницу этого «общественного движения», размещенную на официальном сайте Администрации Санкт-Петербурга

- на интервью с начальником штаба регионального отделения «Юнармии» в Санкт-Петербурге Коровиным И.В., где он говорит, что «Юнармия – это общественное движение, созданное по инициативе Министра обороны РФ Сергея Кужугетовича Шойгу, одобренное Президентом РФ В.В. Путиным», что «участие в движении добровольное» и что «отряды формируются в пилотных школах»…

Подписаться на авторский канал Михаила Эпштейна

Детские и юношеские объединения
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ