НЕ ШНОР, а ГНОР! (государство с низкими образовательными результатами)

Сейчас стало общим местом ругать наших учителей, сетовать на их грубость по отношению к детям, обвинять в плохой образованности и меркантилизме. А школу контролировать со стороны всевозможных госструктур (прокуратуры, полиции, роспотребнадзора и т.д и т.п.) и обвинять во всем негативе, который обрушивается на наших детей. Однако мы еще не понимаем масштабы бедствия, которое скоро, совсем скоро разразится на наших глазах: тотальная и повальная нехватка живых, реальных учителей в школах остановит учебный процесс. Так и видится: последний учитель гасит свет и закрывает за собой школьную дверь. 

Тем более, что многие активные и квалифицированные учителя во время пандемийных метаний школы между очкой в дистанционкой нашли для себя совершенно новое и перспективное пространство для самореализации и трудятся теперь через ZOOM прямо на своей кухне. На совершенно иных условиях оплаты и без бумажной волокиты вообще. В неформальном образовании.

А ведь это — вполне реальная перспектива. Взамен останется учебное телевидение и дистанционное обучение на непонятных интернет-платформах. Но ведь все (или почти все) понимают, что без общения с живым учителем обучение и, тем более, воспитание, являются просто невозможными. Если мы хотим получить в результате такого обучения и воспитания живых, творческих людей, а не роботов, действующих в компьютерных сетях по некой заданной программе.

В нехватке учителей или их профессиональных проблемах принято винить низкую зарплату и, как результат, непрестижность данной профессии. На самом деле, проблема в лежит в иной плоскости, а низкая зарплата и непрестижность — лишь следствие, а не причина.

И проблема даже не в том, что педагогическое образование упало и лежит на боку. В педагогические вузы приходят сейчас те абитуриенты, кто вообще никуда больше поступить не смог. А уровень педагогических специальностей и вузов упал до уровня ниже средней общеобразовательной школы. Педагогикой там и не пахнет. И вряд ли их уже удастся реанимировать, как с просроченными и испортившимися продуктами.

А на самом деле, проблема «всего лишь» в том, что образование, школа, педагогика, вузы и даже наука — просто государству не нужны, являются для него обузой, которую оно тащит вопреки своей природе. Они не являются функциями государства. Ведь что такое государство? Это слой чиновников, силовиков, военных, наконец, разного рода «представителей», вынесенных на поверхность более или менее случайными факторами — депутаты, сенаторы и, даже, президент. Они сами придумывают законы, сами штрафуют и репрессируют за их неисполнение, собирают средства в виде налогов и доходов от компаний и граждан, а потом тратят их по своему, иногда засекреченному, усмотрению.

Каждый из чиновников, представителей государства в отдельности — приятный или даже очень приятный, интересный человек, которому ничто не чуждо, в том числе человеческое. Но все вместе они образуют нечеловеческую, негуманную машину, силу, действующую по своим внутренним законам и правилам, для удовлетворения своих потребностей и достижения целей. Чиновники вполне могут не понимать, почему они действуют так или иначе. Это коллективное бессознательное. В результате — тотальный контроль, ограничения, запреты, штрафы. А раз это получается, государству кажется, что все у нас в стране в порядке или даже отлично. Но ведь все совсем не так!

И главный пунктик нашего бессознательного государства — отсутствие ответственности за свои действия перед народом страны, который оно призвано обслуживать. Эта ответственность никогда не была сильной стороной российского государства, как-то не сложилось. В результате государство не замечает и не признает своих ошибок, не исправляет их и не делает из них выводов. Не учится на ошибках, а короче, просто не учится. 

Вот, Минпросвещения недавно придумало новые аббревиатуры ШВОР и ШНОР, школа с высокими и, соответственно, низкими образовательными реультатами. Но государство наше российское вместе с этим министерством следует отнести к разряду ГНОР — государств с низкими образовательными результатами. 

Ведь государство должно нести ответственность перед обществом за уровень и качество образования, а заказчиком образования должно выступать само гражданское общество. Оно призвано быть и регулятором, и контролером образования, оценивать, как у государства получается реализовать этот заказ в рамках имеющегося бюджета. 

Да-да! Гражданское общество у нас в стране существует, правда, оно дремало в стране многие десятилетия, но уже пробуждается. Теперь для гражданского общества важно определиться с государством в том, кто кому служит и за что отвечает, зачем нужен: общество ли придаток государства и должно ему служить, а школа выступает инструментом по формированию «нужных государству» людей, либо, все же, общество первично, оно «главнее», а государство призвано его обслуживать, выполнять некие общие функции, необходимые обществу. А школа в этой триаде — самостоятельный институт, работающий на общество напрямую и выполняющий его «социальный заказ» и, также напрямую направляемый и контролируемый гражданским обществом.

Только при таком раскладе учителя почувствуют себя комфортно, а не как пятое колесо у телеги, и образование выберется из той ямы, в которую провалилось в последнее десятилетие.

Об авторе: Александр Владимирович Могилев, доктор педагогических наук, профессор, директор Монтессори-школы «Алиса» (Воронеж)

Не хотите пропустить публикации этого автора? 

Подписаться  

Политика
Вам будет интересно:

Комментарии (1)

  1. Мария Семенова 13 Марта, 2021, 10:35

    все в точку

    На сайте: 2 года

    Род деятельности: Воспитатель в дошкольной организации

    Регион проживания: —