Напутствие новому министру просвещения Сергею Кравцову

Здравствуйте, Сергей Сергеевич! Как поживаете? Думаю, это неожиданное назначение на пост министра Вас несколько шокировало. То есть, конечно, Вы ожидали, теоретически, что можете оказаться министром, но чтобы так внезапно!  Мне показалось, что на некоторых фото у Вас даже довольно растерянное выражение лица...

Активное недовольство и сопротивление в обществе все еще вызывают ЕГЭ и ОГЭ, которые Вы усовершенствовали путем «закручивания гаек», а также ВПР, с помощью которого по аналогии с налоговой службой (!) пытаетесь взять под тотальный контроль успеваемости и готовность к ЕГЭ каждого школьника в стране. Даже если этого добиться, встанет вопрос: а зачем? Это совершенно ничего не даст. Люди хотят жить (и учиться) так, как они хотят (извините за каламбур), им не нравится, когда их контролируют, и всеми силами они пытаются от навязчивого контроля увильнуть. Вас тут пытаются судить по этой прежней работе, но совершенно напрасно: ведь какая задача перед Вами была поставлена, ту Вы и выполняли, притом проявляли незаурядное рвение и в итоге справились не в пример предшественникам. Однако теперь задачи, стоящие перед Вами, многократно усложняются, ответственность возрастает. И, может быть, Вы будете первым, кто заявит об отмене ЕГЭ, если до этого дойдет.

А что бы Вы написали новому министру?

Теперь, кроме привычной Вам функции организационого управления изменениями в отрасли, Вам предстоит выступать в качестве политика, т.е. смотреть на происходящее шире и глубже, чем просто на установки, полученные от руководства. Образование давно оказалось на самом острие внутренней политики. Точнее, на пересечении противоположных мнений, концепций, взглядов. Общество находится во взбаламученном, поляризованном состоянии. Значительная часть его хотело бы вернуться далеко в СССР, вздыхает по мифологизированным сталинским временам (но не представляет, что в те времена им пришлось бы, скорее всего, валить лес и хлебать лагерную баланду). Некоторая часть, особенно молодежь, ждет дальнейших перемен, в результате которых Россия должна приближаться к развитым странам Европы. Есть монархисты, которые выступают за возрождение монархии и крепостного права, а есть и радикальные группы, носители идей нацизма и фашизма. 

В результате игнорирования интересов и мнений людей правительством Медведева власть оказалась оторванной от общества, вызвала противостояние общественных сил. Мы сейчас немножечко вошли в пике, что потребовало экстренных действий Президента. Собственно, быстрый рост протестов в обществе и заставил президента сменить правительство, привел Вас в кресло министра. В таком раздраенном обществе Вам и предстоит искать консенсус, балансировать между противоположными мнениями и интересами. Ведь смена правительства еще не решила нарастающих общественных противоречий. Теперь дело за тем, что это правительство – и Вы как министр – реально будете дальше делать, как будете решать обострившиеся противоречия.

Будет нелегко. Одно неверное слово или даже слишком неконкретное обтекаемое слово вызовет массу нападок и обострение противостояния между обществом и властями. Вам предстоит проявлять яркие лидерские качества, сверхинтеллект и незаурядную силу духа, не только, чтобы послужить своей стране и повести ее образование правильным курсом, но чтобы просто не стать «техническим министром».

Это хорошо, что Вы быстро сняли остроту дискуссий вокруг неудачных инициатив О.Васильевой вокруг новой версии ФГОС. Очень позитивный сигнал для общества - то, что Вы пообещали учесть общественные мнения в работе над стандартами. Конечно, важно понимать, что образование – это потребность общества и его функция, в которой государство только участвует постольку-поскольку, поэтому государству не стоит брать на себя слишком много в управлении образовании. Ведь само государство это тоже потребность и функция общества. Только опора на консенсус, общественную экспертизу, позволит Вам делать действительно позитивные Вся полнота власти принадлежит народу – это все еще написано в нашей Конституции.

Не забывайте также, что пока министерство не обеспечивает школы финансами и кадрами, и школы остаются на муниципальном финансировании, и учителя недовольны своим благосостоянием и социальным самочувствием, Вы не вправе требовать от школ какого-то реального подчинения. Вы можете только давать рекомендации и консультации.

Однако в образовании Вы теперь – крайний. Согласно российскому законодательству министр управляет своей отраслью, как сам считает нужным, поскольку де-юре является в ней самым компетентным лицом в стране. Даже президент не разбирается в образовании лучше Вас. Напротив, его Вам предстоит консультировать, готовить аналитические записки, речи. Кстати, советую заменить поскорее в речах президента этот пассаж, что все проблемы школы решатся, когда в каждую школу дадут широкополосный интернет. И прочие бла-бла-бла про цифровые технологии. Когда мы с Вами вместе занимались информатизацией образования в 90-х годах, еще простительно было верить в такую ерунду. Сейчас все понимают, что от расширения доступа к интернет в школах ничего не изменится. Уже сейчас каждый ребенок имеет практически неограниченный доступ к интернету со своего смартфона, и что?

Так вот, в первую очередь, нужно решить вопросы целеполагания в образовании, достичь широкого общественного консенсуса. Заметьте – эти цели не указаны нигде, ни в законе об образовании, ни в образовательных стандартах. Этот нонсенс! Что-то делать, причем, не имея четкой и ясной цели – значит заранее обрекать себя на фиаско.

Какова цель обучения в средней школе, зачем мы вообще учим детей? Для чего? Потому, что так повелось и так принято? Чтобы просто пройти образовательную программу? Или эта цель какая-то более значимая и инвариантная? Ответ на этот вопрос позволит более точно и конкретно ответить на вопросы, как учить и чему учить, определиться с содержанием, методами, формами и средствами, а главное, способами контроля.

Давайте, наконец, определимся, образование – это что? Услуга или что-то еще? С точки зрения семьи, самого ребенка образование – это, безусловно, услуга. Ребенок хочет и должен быть счастлив, семья является заказчиком, а государственная (муниципальная) школа – исполнителем этой услуги. Но очень часто получается, что нынешняя школа не в состоянии оказать эту услугу качественно и безопасно. И тогда разные деятели придумывают, что образование это не услуга. Это … что-то другое из разряда тоталитаризма. Значит, государство может вырвать ребенка из семьи, поместить его в детдом, а родителей куда-то деть, лишить родительских прав. И штамповать, прессовать из детей послушных, безвольных, не имеющих собственного мнения исполнителей-винтиков, армию клонов для участия в клонической войне.

Такое уже было в сталинские времена, но возврата к ним нет. Так что не надо и об образовании как «не услуге». Надо просто резко повысить качество ее оказания по всей стране и вспомнить, что все, что происходит в образовании, должно делаться в интересах ребенка и семьи.. Для чего и нужны федеральные стандарты.

Существующая в России модель образования – продукт «закручивания гаек» в результате сталинских реформ 1930 года и последующих репрессий. Исторически российская система образования была более гибкой и адаптивной. Поэтому сильно закладываться в «текущий ремонт» школьной системы обойдется себе дороже. Наша унитарная школьная система уже кардинально не соответствует потребностям и запросам общества, активно упирается и противодействует всем реформам. Вспомните о разных существующих парадигмах образования. Знания, которые, как считается, должны нести детям наши педагоги, обесценились в наше время, они лишь «захламляют чердак» и абсолютно бесполезны: кроме как для сдачи экзаменов их применить нельзя. Сейчас на повестке дня, в первую очередь, личностное, духовное, интеллектуальное развитие от нашей молодежи – и педагогов, сильно растерявших это развитие в последние десятилетия. Только так можно восстановить девальвирующий сейчас человеческий капитал. Наши нынешние выпускники даже при самых прекрасных знаниях и высокой оценке по ЕГЭ элементарно не могут выполнять даже простейшие функции на рабочем месте при самых фантастических притязаниях. Почти поголовно - никакого понятия об обязанностях, функционале, ответственности, пунктуальности, не говоря уже о повышении квалификации и самообразовании.

Нужно расширять образовательные модели, способы образования, в том числе уходить от урока, отметки, домашнего задания и учебника как инварианта образования в нашей стране. Где-то в XIX веке это еще сошло бы с рук, а в нашем веке уже нет. Нужно прийти не только к разнообразию учебников, но и к разнообразию и конкуренции школ и школьных укладов, а также к тому, что реальной альтернативной школе выступает семейное образование, самообразование, дистанционные формы, наставничество и т.д.

С уважением, А.В.Могилев, доктор педагогических наук, профессор

Политика
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ