Григорий Николаев: «Хороший учитель — тот, кто себя таким не считает»


Иллюстрация: Юлия Замжицкая

Григорий Николаев — преподаватель по обществознанию, английскому языку и риторике, автор двух детских сказок и соавтор исторического комикса «Долохов». А еще он ведет один из самых популярных учительских блогов в российском Telegram — канал «Незаслуженный учитель России», у которого больше 13 тысяч подписчиков. «Педсовет» поговорил с Григорием о том, чем живут дети 21-го века и каким должен быть современный учитель.

О блогинге

По образованию я религиовед, был переводчиком с английского и написал две книги детских сказок, но потом меня занесло в школу — два года я проработал учителем МХК.

Попал я туда случайно: переехал, а через дорогу от дома была школа, и я решил устроиться на должность педагога дополнительного образования с зарплатой в три тысячи рублей. Так и выяснилось, что мне очень нравится обучать детей, а им интересно со мной. 

Сейчас я онлайн-репетитор. Главный плюс удаленных занятий в том, что это очень комфортно, но, к сожалению, так дети меньше вовлечены в процесс и быстро отвлекаются от работы из-за каких-то посторонних шумов. Отдачи гораздо больше на очных занятиях. 

Недавно я переехал из Москвы в Санкт-Петербург и теперь присматриваю школу здесь. Немного побаиваюсь, что новое начальство будет недовольно моей внеурочной деятельностью — тем, что я веду блог. 

Я стесняюсь называть себя блогером, потому что страшновато признавать, что мои тексты читают 13 тысяч человек. Мне легче думать, что я просто веду дневник в интернете. Для меня это больше развлечение и способ выстраивать мысли. 

Канал в Telegram я завел случайно. Я часто рассказывал друзьям о своей работе в школе, об историях, которые там случаются, и в итоге начал писать. Мои тексты — это мини-эссе о том, как я веду себя с детьми, можно сказать, что мой блог — это место для педагогической рефлексии. Хотя в итоге это воспринимается как забавные рассказы, основанные на реальных событиях.

Сегодня было первое занятие с новым учеником, завоевывал детский интерес.

Обсудили хобби, падение нравов, поговорили немного по-английски, ребенок начал про терроризм — все шло отлично. Под конец занятия я довольно подумал, что зацепил парня — но без боя ребенок не сдался. Когда мы уже обсуждали, о чем будем говорить на будущих занятиях, он вдруг сделал лицо прожженного бизнесмена.

— Домашней работы много задаете? — деловито и строго спросил мальчик.

Видно было, что для него наступил решающий момент. Я собрался с силами. Пришло время проявить волю. Я уже собрался начать бормотать что-то про то, как щажу время учеников, как, знаете, понимаю их страдания, стараюсь задавать только интересное… Но ребенок смотрел уж слишком пронзительно и решительно — он заслуживал правды.

— Я бы задавал, может, если бы ее делали. — честно ответил я.

Мальчик очень серьезно кивнул. Мы оба поняли, что он тоже не будет.

Канал Незаслуженный учитель России.

О преподавании

Я придерживаюсь свободного стиля общения с учениками и стараюсь развивать их как личностей. Для этого мой предмет — риторика — подходит почти идеально. В наше время умение вести беседу становится все ценнее, потому что у нас появилась возможность разговаривать с человеком с другого конца земного шара, как будто вы в одной комнате. Поэтому надо учить детей разговаривать. 

Мои занятия выглядят примерно так же, как и обычный разговор: я слушаю ребенка, отвечаю на вопросы и только добавляю «красивости» в надежде, что ребенок это запомнит и в следующий раз использует какие-то новые слова и выражения. Хотя вообще риторика — это серьезное дело: моя задача избавить ученика от стеснительности, заинтересовать его разговором, научить вести беседу и доказывать свою точку зрения. 

Одно из моих любимых упражнений по развитию разума, которое я взял из книги Сенеки «Нравственные письма к Луцилию», называется «Три новые вещи»: в начале урока всегда прошу учеников рассказать мне о трех вещах, о которых они узнали в последнее время. Так они начинают пристальнее наблюдать за этим миром и проявляют больше осознанности. У детей это упражнение пользуется огромным успехом: они любят играть, а это похоже на увлекательную игру. 

Но я не считаю, что нужно использовать в обучении только игровой метод. Это потакание детской простоте. Любой хотел бы учиться по комиксам, но надо убеждать ребенка учиться по книгам. Комиксы и компьютерные игры пригодятся только как источники дополнительной информации. 

Об учительской авторитарности

Приятный голос, внушительная внешность и вежливость помогают мне выстраивать хорошие отношения с детьми. С другой стороны, мне кажется, что преподаватель должен быть авторитарным, должен уметь метать взгляд, от которого дети замирают. Но этим не надо пользоваться, чтобы унижать воспитанников. 

Я с учениками приторно вежлив, но когда я чем-то недоволен, то у меня появляется грубый тон, а дети смотрят на меня, как кролик на удава. Я знаю, что это очень дешевый трюк. Но это максимум того, что можно позволить себе в отношении детей, потому что ученика всегда надо уважать. Нельзя ставить себя выше него: важно понимать, что ты оказываешь ему образовательные услуги, а не властвуешь над ним. Поэтому хороший учитель — это тот, кто не считает себя хорошим.

Кстати, гораздо больше, чем послушные ученики, мне нравятся те, кто считает меня очередным «дураком», с которым теперь им придется заниматься. Это здоровое отношение, без пиетета — ведь ни один ребенок не хочет тратить свои силы, если ему не объяснили, для чего все это нужно. 

О том, почему авторитарность не самое плохое для педагога качество, читайте в материале «Я авторитарный учитель и этим горжусь».

О вере

У молодежи сейчас популярны православные и церковные мемы. Детям религиозная тема очень интересна, но никто не говорит об этом всерьез. Поэтому в школах должны преподаваться основы религиозной культуры, иначе у детей не будет об этом даже базовых представлений. 

Вопрос веры — это вопрос, который возникает перед любым человеком. Если он не получает ответа, то пускается в самостоятельное путешествие. С одной стороны, это хорошо, а с другой, самостоятельное путешествие по волнам интернета приводит к дезинформации. Один ребенок подошел ко мне с вопросом: «Правда ли, что Иисус Христос зарыл 12 реликвий христианской веры в каком-то колодце?». Переубедить его было невозможно, ведь ребенок знал, что Иисус Христос способен на многое. 

Нам нужен какой-то способ объяснить детям, что такое религия. Религия в конечном счете — это вирус, который поражает ваш разум и заставляет делать странные вещи в надежде непонятно на что. И тогда «Основы православной культуры» — это вакцинация, ослабленная форма вируса, которая помогает детям не уверовать внезапно в апокалипсис. 

О насилии, цинизме и светлом будущем

Я думаю, что дети сейчас стали менее склонны к насилию. Например, сейчас меньше дерутся за гаражами. Но из-за этого и чаще случаются скулшутинги — у ребят нет другого способа выплеснуть ненависть к другим людям, кроме как взять и убить их. 

Это видно по фанфикам, которые пишут дети. Есть ещё «Игра в кальмара», «Тетрадь смерти», «Синие киты» — это всё смесь детского «мифотворчества» и идеи, что мир должен обладать мистический составляющей: в нем должна быть тетрадь, куда ты запишешь имя своей учительницы по биологии, и она наконец прекратит задавать тебе домашнюю работу.

Дети становятся все циничнее. Нет никакой возможности доказать одиннадцатиклассникам, что демократия работает, потому что они приведут сто примеров, почему это не так. В результате каждый из них находится в постоянной хаотичной пустоте и не верит ни во что. Я думаю, от этого дети страдают и это только усиливает одиночество. И онлайн только ухудшает ситуацию, потому что приводит к одиночеству: людям кажется, что они получают удовольствие от общения с другими людьми, но потом они понимают, что говорят с черной коробкой, а не с живым существом. 

Но, в конце концов, мы это переживем. Мне очень нравится пьеса Дмитрия Галковского «Друг утят» с довольно миролюбивым изображением будущего, которое нас, кажется, действительно ждет. Он говорит об очень комфортном одиночестве человека, когда люди будут сидеть в своих «коробках», получать большое количество информации, а искусством будут заниматься все.

Интервью на Youtube

Читайте также интервью с другими героями эфиров «Педсовета»:

Ольга Щеголева: «Личная жизнь — не для учителя»

Александра Никитина: «Постигая театр, ребёнок перестает быть одиноким»

Учитель-рэпер Олег Павлов: «Работаю над созданием TikTok-школы»

 

Трансляции Педсовета

Персоны Учителям Образование
Вам будет интересно: