Личный кабинет

ПОМОГАТЬ, А НЕ РАЗДРАЖАТЬ


ПОМОГАТЬ, А НЕ РАЗДРАЖАТЬ

Журнал «Лидеры образования», № 4/ 2007 

Беседу ведут руководитель Федерального агентства по образованию Николай Булаев и главный редактор журнала «Лидеры образования» Сергей Сафронов.

ПОМЕНЯТЬ МЕНТАЛИТЕТ?

С. С.: Николай Иванович, вы сделали управленческую карьеру — от директора училища до одного из руководителей исполнительной власти в Рязанской области. Потом вас избрали депутатом Государственной думы, председателем Комитета по образованию и науке. Теперь снова вернулись к знакомому делу и стали, если так можно сказать, главным менеджером российского образования. Тем не менее в день вашего назначения на пост руководителя Федерального агентства в новостях появились сообщения под заголовком «Иду в правительство с сомнениями»...

Н. Б.: Естественно, у каждого нормального человека, адекватно оценивающего ситуацию, есть не сомнения, а размышления по поводу того, сможет ли он решить задачи, которые перед ним теперь стоят. Рособразование, которое мне было предложено возглавить, по объему работы является одним из наиболее загруженных федеральных агентств. Количество подведомственных учреждений, размер бюджета, которым необходимо управлять..., когда я встречался с коллективом агентства впервые в новом качестве, сразу не постеснялся сказать, что буду учиться и хотел бы, чтобы все активно делились опытом, который у них есть.

С. С.: Знаете, есть такое шутливое выражение: от невроза руководителя зависит стиль организации. Имеется, конечно, в виду, что у каждого лидера есть какие-то свои особенности, которые накладывают отпечаток на всю деятельность возглавляемого учреждения. Каким будет ваше Федеральное агентство по образованию? Что изменится? Чтобы вы хотели привнести нового?

Н. Б.: Главное, не хочу, чтобы функция агентства сводилась только к тому, что мы распределяем огромные деньги и обеспечиваем финансирование подведомственных нам учреждений. Поскольку эти объемы большие, то они серьезно забирают кадровый, организационный и временной ресурсы. Но все это прикладное.

Задача ведомства и его руководителя состоит в том, чтобы излишне не раздражать людей, помогать им понимать суть происходящих в обществе процессов, перспективу своих действий, грамотно прогнозировать развитие событий, моделировать поведение в них. И вместе с тем проводить в жизнь то, что мы называем модернизацией, позволяющей адекватно реагировать на запросы рынка труда.

Вы говорили о неврозах, возможно, в этой шутке есть доля истины. Везде важен личностный фактор. Я знаю очень много людей, которые в прямом смысле этого слова не руководят: от них не дождешься каких-то жестких оценок и указаний. При этом умеют организовать процесс деятельности подчиненных так, что при кажущемся минимальном руководстве их влияние безгранично.

Есть люди, которые каждый день проводят оперативки, выпускают приказы, контролируют исполнение процесса. Я допускаю, что достаточно жесткий, может быть, даже авторитарный стиль руководства может привести к результату, но мне импонирует первый вариант. Есть искреннее желание, чтобы меня воспринимали как человека, в первую очередь гибкого, умеющего слушать, слышать, воспринимать чужую точку зрения, но при этом способного проводить в жизнь и свою позицию.

С. С.: А не произойдет ли так, что система управления образованием после выборов изменится? Хотя лично мне кажется, что разделение функций ведомств на министерства, агентства и службы, которое было предложено административной реформой, просто не смогло еще доказать свою эффективность в силу того, что не прошла стадию «естественного отбора». Идея, заложившая некий конфликт интересов, достаточно здравая, ведь она ведет к взаимному контролю и конкуренции, чего так не хватает в органах государственной власти.

Н. Б.: Идея не только здравая, но и работоспособная. Правда, очень важно понимать, что почти все сегодняшние руководители вышли из другой системы. В ней были другие отношения, другие представления о том, какой должна быть власть, каким образом она может использовать свой потенциал, и нам очень сложно поменять менталитет, перейти на иной принцип принятия решений. Пока мы все не поймем, не прочитаем все нормативные документы, которыми должны руководствоваться, пока их строго не начнем исполнять, предложенная модель будет постоянно восприниматься как не совсем правильная.

Впрочем, если перестроят административную вертикаль, — значит, она будет иной. Мне важнее сегодня думать о том, как оптимальным образом использовать ресурс агентства в целях искоренения тех проблем, которые реально существуют в образовании.

ШКОЛА ДЕТЕЙ НЕ РОЖАЕТ

С. С.: Николай Иванович, вас без кавычек можно назвать патриотом Рязанщины, во всех своих выступлениях вы подчеркиваете любовь к малой родине, это действительно убеждает больше, чем любая патриотическая пропаганда.

Н. Б.: Рязань для меня все. Я там родился. Даже не говорю, что я там жил... Я там живу. Это мой избирательный округ, огромный — 550 тысяч избирателей. Я там многих знаю, меня там многие знают.

Вот приехал недавно — брошено поле, заросло, и мне больно. Мне физически больно. Я иду в школу и вижу: стоит ребенок, видно, что у него не все благополучно в семье, начиная от питания и заканчивая одеждой. Мне больно. В другой школе вижу горящие глаза учителей, вижу иной уровень организации по сравнению с тем, что было. Иной уровень зарплаты — и мне приятно, мне хорошо. Я радуюсь, что получилось здесь. Захожу в вуз. Здание чистенькое, отремонтированное, в общежитиях идеальный порядок — мне хорошо. Независимо оттого, имею я к этому отношение или не имею. Я думаю, что когда человек понимает, что вокруг него происходит, сопереживает не вообще, а по отношению к конкретным людям, соучаствует в конкретных процессах, которых от него тоже могут зависеть, — это очень важно.

С. С.: Патриотизм начинается с неравнодушия! Хотя бы к своей малой родине... Но что здесь может сделать школа? У директора московской школы № 686 Сергея Казарновского есть проект «Пятая четверть». Он считает, что дети плохо знают свою страну, а если выезжают отдыхать с родителями, то только за границу. Какой тут патриотизм? Поэтому летом его ученики отправляются в малые города страны, изучают историю, знакомятся с памятниками культуры, проникаются ее значимостью. Может, не тратить деньги на патриотические программы, а сделать проезд школьников бесплатным?

Н. Б.: Что касается проезда, то это вопрос экономики. Конечно, образовательные экскурсии могут способствовать укреплению патриотических начал, но я глубоко убежден, что надо начинать с семьи. Если в семье ребенок не видит отношения родителей к стране, к малой родине, то потом в школе это компенсировать бесполезно. Школа ребенка учит, воспитывает, но она его не рожает.

ЖЕНСКИЙ ФАКТОР

С. С.: Николай Иванович, давно хочу узнать. Когда вы возглавляли Рязанский институт развития образования, ответственный за подготовку участников от области к конкурсу «Учитель года России», две учительницы — начальных классов Зинаида Климентовская и французского языка Екатерина Филиппова — стали всероссийскими победителями. Из Рязани после этого никто не достигал таких высот, да и женщина-победительница появилась только в этом году!

Н. Б.: Я бы не преувеличивал собственные заслуги в этом. Тогда во времени и в пространстве совпали очень важные вещи. В руководстве образования, мне кажется, были очень талантливые, динамичные люди и, конечно, профессиональная команда в институте развития образования. Наши методисты выступали как своеобразные тренеры при подготовке и Екатерины Алексеевны, и Зинаиды Викторовны. Главное, не это. Мы имеем дело с очень талантливыми учителями, и я даже не могу представить себе, если бы они не были победителями. Они и сегодня на учительском небосклоне очень заметные звезды, и никакой искусственности в их раскрутке не было. Если тебя не принимает профессиональное сообщество, и родители — ничего не будет, хоть сто званий получи. Например, у Зинаиды Викторовны на десять лет вперед очередь из первоклашек, и даже из тех, кто еще не родился.

С. С.: Почему у нас не только среди «Учителей года», но и среди руководителей так мало женщин? Как-то не приживаются они во властных коридорах. Может, тут система образования виновата? Женщин воспитываем «тихими и скромными». Вот на Западе в 60-х годах прошлого века начали создаваться образовательные программы по лидерству специально для девочек. И то, что число женщин-президентов в мире растет с каждым годом, возможно, результат?

Н. Б.: У нас тоже недавно были назначены министрами две женщины, как вы знаете. Думаю, это вообще мировая тенденция, но это не результат работы каких-то программ. Программа, безусловно, демонстрирует отношение общества к самому явлению женщины во власти, подчеркивает равноправие, борется со стереотипами. Образование же должно создавать условия для реализации человека вне зависимости от каких-то обстоятельств и разграничений по полу, возрасту. Уверен, что те, кто из женщин вошел во власть, как правило, ни в каких программах не участвовали. Лидерские качества изначально заложены в человеке. А психологическая ситуация, которая создается в обществе, образовательные условия позволяют этим качествам не глушиться, а развиваться. Впрочем, даже, если нет условий, — трава из асфальта все равно пробивается.

Добавлено: 27.11.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+