Личный кабинет

Благотворительность должна быть удобна


Беседу ведут главный редактор журнала «Лидеры образования» Сергей Сафронов и генеральный директор Фонда Потанина Лариса Зелькова.

Журнал «Лидеры образования», № 5 2007. Подписаться

Беседу ведут главный редактор журнала «Лидеры образования» Сергей Сафронов и генеральный директор Фонда Потанина Лариса Зелькова.

Потанинцы
С.С.: - «Добро должно твориться в тишине», - писал Александр Сергеевич Пушкин. Лариса Геннадьевна, ваш фонд делает много добра, особенно помогая образованию, но  при этом не чурается известности. Благодаря главе «Интерроса» Владимиру Потанину, который его финансирует, благодаря активной PR-поддержке…
Л.З.: - Пушкин имел в виду все-таки не благотворительность, и вообще творил в контексте совсем другой эпохи. Я придерживаюсь мнения, что о некоммерческом секторе, о деятельности фондов необходимо подробно информировать граждан. Наши знания являются инструментом контроля над теми, кто занимается благотворительностью, кто использует общественное доверие. Особенно, когда масштаб деятельности значительный. Мы ведь не ста рублями оперируем, а десятками миллионов. Если донор постоянно тратит серьезные ресурсы,  это накладывает на него моральную обязанность рассказывать, с какой целью он это делает, ведь в конечном счете благотворительная деятельность меняет окружающий мир, от которого мы все зависим. Как и куда он его меняет? Это должен знать каждый!
С.С.: - Потанин, открывая ваш фонд, заявил, что он создан не для раздачи денег и поощрения иждивенчества, а для стимулирования тех, кто способен проявлять инициативу.
Л.З.: -  Вы правы, мы работаем в жанре благотворительности социальных изменений. Участники стипендиальной программы  фонда – это молодежь, которая стремится к достижению в жизни серьезных результатов, включая, конечно, и материальное благополучие. Но они должны учиться делать это не только для себя, а своей активностью формировать вокруг себя новую среду. Быть мотивированными на карьеру не ради карьеры, а на личностный рост, развитие. Развитие, вообще, главная ценность «Интерроса», фонда и всех наших программ.
С.С.: - В этом году будет выдана 10000-я стипендия. Достаточно большая цифра вовлеченных в вашу деятельность активных людей, а если учесть, что вокруг каждого молодого лидера еще есть команда, получается такое общественное движение, маленькая партия. Знаю, что они между собой себя даже потанинцами называют.
Л.З.: – Как вы понимаете, заставить взрослых людей называть себя каким-либо образом невозможно, не нуждаюсь даже в оправданиях по этому поводу – так им, видимо, комфортно.
Когда мы начинали эту программу, то, естественно, думали, как она должна быть построена. Тогда только вышел роман Бориса Акунина о Фандорине - «Азазель».  Если вы помните, в нем рассказывается о тайном обществе, которое создала некая могущественная женщина, отбирая самых лучших детей и развивая в них таланты. За счет этого в ее сети оказались все - от гениальных плотников до гениальных инженеров.
С.С.: - Но эта женщина по акунинскому сюжету плохо закончила…
Л.З.: - Вот здесь есть разница между нами и этим вымышленным персонажем. Женщина заставляла воспитанников служить себе, она была центром созданной ею системы. В нашей модели никогда не было стремления сделать из фонда центр. Более того, все попытки наших выпускников что-то такое вокруг нас организовать всегда отвергались. Мы ставим другую цель – они сами должны создавать свои центры кристаллизации новых идей, капитализации собственной деятельности, роста.
На старте нас спрашивали, какие закладываются критерии, чтобы программа была действенна, эффективна, как мы будем оценивать, что она развивается в правильном направлении. Ответ был и остается такой: если строчка в резюме о том, что молодой человек был стипендиатом нашей программы, рассматривается кадровой компанией или работодателем как позитивная характеристика, вот тогда наша программа достигла результата.

Можно ли научить доброте
С.С.: - На вашем сайте я прочитал, что Владимир Потанин в свое время лично начал проводить в школе для своего сына и его одноклассников деловые игры, где, по условию, приз тратился на всю школу: так появился новый стадион, оборудование для актового зала. На Западе, кстати, очень часто премии, подарки победители не берут себе, а отправляют на благотворительные цели. Почему у нас люди предпочитают купить на выигранное или полученное в качестве поощрения шубу? Бедность?
Л.З.: - Если бы неразвитость благотворительности объяснялась только тем, сколько денег люди получают или не получают, то это было бы очень легкое объяснение. Уверена, проблема в отсутствии традиций, привычки. Много ли людей сегодня готовы потратить силы на немеркантильные вопросы, к тому же, если эффект от них будет отложен на 10–15 лет? Для того чтобы такая традиция возникла, надо формировать круг союзников, которые потом перенесут свои воззрения на все общество. Мы своей деятельностью, кстати, его и формируем. Например, на получение стипендии принимаем от студентов только те проекты, которые направлены на достижение конкретной общественной пользы. В каждом федеральном округе победители получают от нас грант не на зарплату тем, кто придумал проект, а на инфраструктуру - скажем, на оплату связи или размножение печатных материалов, аренду помещения. Эта технология действительно позволяет молодым посмотреть вокруг себя, но не из праздного любопытства, а в поиске реального дела, которое им по плечу. При этом от них требуется найти сторонников и доказать нам, экспертам, что их выбор заслуживает поддержки.  
С.С.: - Может быть, нужны какие-то более массовые просветительские или образовательные программы? Не считаю это правильным, но религиозные организации, страховщики, сотрудники служб спасения и многие другие стремятся включить свои предметы в учебную программу. Вы не подумываете о курсе «Основы благотворительной деятельности»?
Л.З.: - Еще и оценки на уроках доброты ставить… Нет, это тупиковый путь. Можно ли научить доброте? Ответ «да», если вы сами добрый человек. Если родители «практикуют доброту», то велика вероятность, что и их дети будут поступать также. Благотворительность должна быть частью жизни. Задача всего некоммерческого сектора сейчас, чтобы у самых разных людей была возможность ею заниматься. Простым и удобным для себя способом, без серьезной затраты времени и сил, без опасения, что твои деньги украдут мошенники... Даже если нет денег, наверняка есть время. Очень многие могут потратить час в неделю на общественную пользу через добровольчество. А многие даже не знают, что они могут что-то хорошее сделать и кому может пригодиться их труд. Научить нельзя, но можно информировать, популяризировать, создавать такие условия, чтобы благотворительность не воспринималась как удел только крупных бизнесменов, а была доступна каждому.
С.С.: - А вы сами лично занимаетесь благотворительностью?
Л.З.: - Конечно, не как директор фонда, а просто, как Лариса Зелькова, я помогаю детским реабилитационным центрам.

Цель – целевой капитал

С.С.: - Владимир Потанин возглавляет комиссию по благотворительности и милосердию Общественной палаты, которая недавно закончила свой первый этап существования. Ваш фонд служил ей своеобразной экспертной площадкой. Что удалось сделать за два года?
Л.З.: - Главное, комиссия собрала экспертов некоммерческого сектора, которые смогли, во-первых, договориться друг с другом, а во-вторых, объяснить власти, что необходимо делать для развития сектора, особенно в области улучшения законодательства о благотворительности. Есть и первый реальный результат – закон о фондах целевого капитала, или эндаунтментах. Слово режет слух, но за термином скрывается серьезный инструмент долгосрочного привлечения ресурсов на поддержку учреждений социальной сферы, социальных проектов.  
Сегодня несколько высших учебных заведений уже воспользовались законом и зарегистрировали такие фонды. Пионерами стали самые крупные вузы, способные привлечь серьезных спонсоров. Уверена, что вскоре за ними последуют и другие, и даже школы воспользуются этим инструментом. Чудес, конечно, здесь ожидать не приходится. Собранный капитал должен зарабатывать деньги, его проедать нельзя. При этом он должен быть существенным. Допустим, чтобы получать миллион рублей в год при средней доходности рынка ценных бумаг в 10–12 процентов, надо отложить  в фонд 10 миллионов. При этом есть и инфляция, и управленческие издержки…
С.С.: - Лариса Геннадьевна, вы точно знаете, какие сегодня студенты, будущее поколение, чего от него ждать?
Л.З.: - Молодые умеют оставаться индивидуалистами, и в то же время работать в команде. Для моего поколения индивидуализм был, скорее, защитой от  агрессивной среды 90-х годов. У них при естественном индивидуализме отсутствует негативный стадный комсомольский опыт, который очень мешает нам. Но и у них есть свои слабые места. Студенты поглощают огромное количество информации, но, к сожалению, не всегда умеют полноценно ее анализировать. В целом же они, несомненно, лучше нас и смогут многое изменить к лучшему.

Добавлено: 06.02.2008
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 4809
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+