Личный кабинет

Программы ГУСа: уроки прошлого и современное осмысление


Период работы ГУСа - это период смелых педагогических экспериментов, период отказа от традиционных форм, методов и средств обучения, ознаменовавший собой начало создания советской школы. Напрашиваются параллели между современным периодом и периодом 20-х гг. ХХ века. В связи с этим необходимо осмысление прошлого опыта в этой области.

 

Программы ГУСа: уроки прошлого и современное осмысление.

Период работы Государственного Ученого Совета чрезвычайно интересен. Это период смелых педагогических экспериментов, период отказа от традиционных форм, методов и средств обучения, ознаменовавший собой начало создания советской школы.

В данный момент так же происходит активное реформирование российского образования, и большое количество параллелей можно провести между современным периодом и периодом 20-х гг. ХХ века. В связи с этим необходимо осмысление прошлого опыта в этой области. Ведь осмысление уроков прошлого просто необходимо для развития образовательной системы в будущем.

В 1917 г. пришедшие к власти большевики намеревались управлять страной, используя при этом школу и учительство как инструменты своего влияния. Вскоре после революции началось разрушение существующей на тот момент системы образования.

Наиболее значительное влияние на реформирование советской школы того периоды оказало принятие «Положения о единой трудовой школе» и «Декларации о единой трудовой школе». Это позволило ввести единую систему бесплатного совместного обучения с двумя ступенями образования: 5 лет обучения в школе первой ступени, 4 года в школе второй ступени. Все школы и училища реорганизовались в единую школу. Провозглашалось право всех граждан на образование независимо от расовой, национальной принадлежности и социального положения, равенство в образовании женщин и мужчин, школа на родном языке, безусловность светского обучения. Так же в декрете «Об единой трудовой школе РСФСР» от 16 октября 1918 года провозглашалась связь школьного обучения с производительным трудом (ст. 12), политехнический характер обучения (ст. 13). Наряду с базовыми принципами организации образования в этих документах содержались и конкретные рекомендации по формированию содержания обучения, продолжительности учебного года, использованию определенных форм учебной работы. Отменялись экзамены (ст. 19), наказания и поощрения (ст. 18), обязательные домашние работы (ст. 17), предполагалась выборность учителей (ст. 8.) [1].

К этому времени наиболее остро стоял вопрос о развитии школы второй ступени на основе соединения обучения с производительным трудом.

Решению этого вопроса должен был поспособствовать новый орган управления. Так, 20 января 1919 года решением отдела ВУЗов Наркомпроса был Образован Государственный ученый совет (ГУС), отвечающий, в том числе, и за создание учебных программ для всех типов школ.

Впервые примерные учебные программы для школ второй ступени были разработаны и введены в 1920 г. К ним прилагались объяснительные записки и списки методической литера­туры. В программы были введены элементы истории науки. Вместе с тем не была продумана взаимосвязь отдельных предметов, часто переоценивались возрастные возможности учащихся.

В связи с изменениями, внесенными в школьную систему после I партийного сове­щания по народному образованию, Наркомпрос в 1921 г. издал новые программы для семилетней школы. Эти программы, составленные, как и программы предыдущего года, по учеб­ным предметам, отличались большей конкретностью. Как считалось в то время, основ­ным недостатком их являлась недостаточная связь учебного материала с практикой со­циалистического строительства.

В 1923-24 учебном году Наркомпросом были изданы уже в качестве обязательных учеб­ные программы, разработанные под руководством Научно-педагогической секции ГУСа. Их особенностью было то, что в них учебный материал уже не распределялся по отдельным предметам. Весь объем знаний, подлежащий изучению в школе, был дан в виде единого комплекса сведений о природе, труде и человеческом обще­стве. Большое место в этих комплексных программах отводилось естественным наукам. Был значительно увеличен удельный вес общественно-исторических дисциплин, вводился курс политграмоты, преподавание ко­торого поручалось, как правило, коммунистам, имевшим педагогический стаж или на­выки лекционной работы.

Программы ГУСа были направлены на установление неразрывной связи обучения и воспитания с жизнью. Предполагалось, что они позволяли устранить разрыв между теорией и практикой, покончить с методами обучения, господствовавшими в дореволюционной школе.

Отличительной чертой новых учебных планов было стремление перенести центр тяже­сти с общих проблем педагогики на конкретные методические вопросы, удовлетворить практические потребности учительства. В учебных планах в большей степени учитывалась специфика различных классов, предметов и типов школ.

Органам народного образования с учетом местных условий предоставлялось право вно­сить в программы необходимые изменения и дополнения при условии сохранения основ­ных стержневых тем. Внесению на местах изменений в содержание учебных планов и про­грамм должен был предшествовать анализ итогов работы школ, позволявший выявить наи­более существенные и типичные проблемы в подготовке педагогических кадров. Эти тенденции, довольно отчетли­во выраженные в новых учебных планах, были значительным шагом вперед. Однако, они не всегда выполнялись на практике.

Программы ГУСа должны были открыть широкие возможности для школы, учитывать жизненный опыт учащихся, способствовать подготовке их к активному участию в преобразовании ок­ружающей действительности. Программы ГУСа (и может, именно в этом заключалась одна из наиболее сильных их сторон) требовали от учителя постоянного совершенствования сво­ей деятельности, творческого подхода к делу.

Вместе с тем в программах ГУСа можно усмотреть упущения, наличие глубоко ошибочных положений, которые нанесли школе существенный вред. Программы подменяли подлинные диалектические связи случайными, надуманными, пытались втис­нуть все многообразие окружающей действительности в узкие рамки комплекса, подогнать под единую схему. Программы недостаточно учитывали специфику учебных предметов. Вместо систематических, цельных знаний учащимся давался набор разрозненных элементов различных наук, что, по существу, являлось недооценкой получения прочных знаний и на­выков. Этот недостаток программ был особенно осязаем, во-первых, в условиях ускоренно и качественно развивающегося народного хозяйства, нуждавшегося в грамотных, квалифи­цированных, разносторонне подготовленных кадрах; во-вторых, из-за преобладания не­опытных, малоквалифицированных педагогов. Педагог, имеющий низкую квалификацию, делал упор на формальную сторону программ, механически исполнял рекомендации, а в результате не давал учащимся прочных знаний. Таким образом стирая положительные стороны программ ГУСа.

Одной из главных идеологических установок в первые годы советской власти был отказ от всего старого. Новое правительство немедленно провело ряд радикальных реформ, в частности, в области народного просвещения. Взамен прежней системы школ и училищ вводилась единая трудовая школа, которая отрицала дореволюционные методы обучения, программы и учебную литературу, признавая их «схоластическими» и «дидактическими». Таким образом, первым шагом, предпринятым большевиками в сфере народного образования, стали репрессивные меры по отношению к школьному учебнику. Отдел единой трудовой школы Наркомпроса в августе 1918 г. – перед началом нового и первого при власти советов учебного года разослал циркулярное письмо, в котором говорилось, что «учебники вообще должны быть изгнаны из школы» [2].

Вскоре нежизнеспособность провозглашенной методики обучения без учебных книг сделалась слишком очевидной, особенно на фоне продолжающегося использования переизданий лишь слегка измененных прежних пособий.

В 1925 г. при главном управлении социального воспитания и политехнического образования Наркомпроса РСФСР (Главсоцвос) была создана специальная «Комиссия по книге и учебным пособиям». В задачи комиссии входила как оценка состояния текущего учебного книгоиздания, так и методическое руководство школами по вопросам приобретения учебных пособий.

Так, по данным, которая собрала комиссия, к концу 1926 г. «на книжном рынке для школы I-й ступени имелось свыше 200 названий книг, изданных только государственным издательством», в целом же «по школам наблюдалось свыше 400 названий (считая в том числе и старые издания)». По результатам работы комиссии к новому 1927-28 учебному году от имени ГУСа и Главсоцвоса был опубликован первый рекомендательный список учебных пособий, ограничивающий количество используемых изданий в школе.

Таким образом, на рубеже 1920-30х гг. школьные книги уже полностью отвечали программам ГУСа, содержали в изобилии коммунистическую и антирелигиозную пропаганду, данные о советской промышленности и сельском хозяйстве, были направлены на воспитание социалистической молодежи.

Все это справедливо и по отношению к рабочим книгам по естествознанию.

В книгах по естествознанию того периода так же, как и в рабочих книгах по другим предметам, делается упор на самостоятельную деятельность учеников, на лабораторные работы, работы в поле, пришкольном участке.

Функция учителя сводилась к консультативной. «Преподавателю можно порекомендовать не пожалеть одного-двух уроков в начале года на налаживание работы учеников», - говорится в рабочей книге по естествознанию Боровицкого П. и Герда С. [3].

Все содержание рабочих книг подчинено цели коммунистического воспитания, необходимости «отчетливо показать значение теории в практике социалистического строительства» [4]. По той же причине большое внимание в книгах уделено труду, как одному из важнейших компонентов содержания, так, в чистом виде ему посвящены целые главы ряда учебников, в основном, по физиологии человека [5].

Нередка так же и идея «подчинения» природы, большое количество организмов рассматривается в прикладном аспекте. Так, нередки в рабочих темах параграфы «Хозяйственное значение курицы» или «Вредные млекопитающие» [6]. Так же в рабочих книгах можно встретить неподтвержденные наукой данные, как, например, статьи об омоложении организмов путем пересадки им разного рода эндокринных желез и органов в учебнике Кабанова А.Н. [5].

Значительное место в учебниках отведено и антирелигиозной пропаганде, которую можно найти даже в темах, казалось бы, с религией никак не связанных («Религия и погода» в учебнике по биологии Всесвятского Б.В. [7]).

В целом, именно воспитательным и практическим моментам в учебниках отводится лидирующая роль, знаниевый же компонент содержания часто отодвигается на задний план. Знания, содержащиеся в рабочих книгах, часто не носят системного характера, а из-за преобладания деятельностного компонента в программах, учету усвоенных учениками знаний часто не отводилось достаточного внимания. В результате, целое поколение людей было, фактически, лишено дальнейшего высшего образования и прочных знаний по школьным предметам естественнонаучного цикла.

В современной России все так же проводятся реформы в области образования. И несмотря на то, что со времен ГУСа прошел почти век, многих идеи, активно развивающиеся и внедряющиеся сейчас, до боли напоминают идеи раннего советского периода.

Даже не касаясь ведущих идей, можно вспомнить некоторые вполне материальные особенности. Например, ситуация со школьными учебниками по биологии. Сейчас на рынке присутствует огромное количество школьных учебников разных авторских линий (в ряде случаев не очень друг от друга отличающихся, а в других случаях – отличающихся кардинально), использование которых никак не регулируется. Ученик, перейдя из одной школы в другую, может потерять значительную часть биологических знаний лишь потому, что учебники в его предыдущей и нынешней школе были различны. Кроме того, сейчас выпускаются даже откровенно антинаучные учебники, хоть и не получившие рекомендацию министерства образования, но присутствующие на рынке и использующиеся в некоторых школах. Примером может являться учебник С.Ю. Вертьянова «Общая биология» для 10-11 классов, выдержавший уже 3 переиздания. Структура учебника повторяет структуру светских учебников и соответствует российским образовательным стандартам. Но суть учебника раскрывается в последних строчках даже самых первых глав, где можно прочесть, например: «удивительные свойства ДНК наводят нас на мысль о Творце», не говоря уже о главах, посвященных эволюции и происхождению жизни, которые ничего общего с научной картиной мира не имеют [8].

Что касается ведущих идей, то здесь также можно найти сходства с гусовским периодом. Например, идея патриотического воспитания. В новых ФГОС на первых местах среди результатов образования всюду значится «сформированность российской гражданской идентичности, патриотизма, любви к Отечеству» [9]. Фактически, в данном случае легко проводится параллель с коммунистическим воспитанием в период ГУСа, часто вытесняющим из обучения когнитивный компонент.

Так же новыми ФГОС активно продвигается системно-деятельностный подход (на котором ФГОС и основан), идея самостоятельности личности. Многие положения стандарта схожи с идеями практической направленности обучения, самостоятельности учеников и снижения роли учителя в ранний советский период.

ФГОС для средней школы еще не вступил в полную силу, поэтому мы можем в данный момент только догадываться, по какому пути пойдет развитие этих идей в дальнейшем, однако возможность проведения параллелей с программами ГУСа, у которых положительных сторон было очевидно меньше, чем отрицательных, уже может являться поводом для некоторого беспокойства. Есть повод задуматься, благополучно ли развивается современное биологическое образование (да и образование вообще), и не повторяем ли мы ошибок, допущенных в прошлом.

 

Список литературы

 

  1. http://istmat.info/node/31601 - Декрет «Об единой трудовой школе РСФСР» от 16 октября 1918 года
  2. Сенькина А.А. Учебник как предмет историко-педагогического исследования // Отечественная и зарубежная педагогика. - 2012. № 4. С. 60-91.
  3. Морозов Б.Д. Рабочая книга по биологии. Физико-химические основы жизненных явлений. – М.: Государственное издательство – 1930
  4. Боровицкий П., Герд С. Рабочая книга по естествознанию. Шестой год обучения. – М.: Государственное издательство – 1930
  5. Кабанов А.Н. Цузмер М.Я. Рабочая книга по физиологии человека и его труда. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство – 1931
  6. Шибанов А.А. Зоология. Учебник биологии для ФЗС и ШКМ. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство – 1932
  7. Всесвятский Б.В. Учебник по биологии. Ботаника для пятого года ФЗС. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство – 1932
  8. Вертьянов С.Ю. Учебник общей биологии для 10–11 классов. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра – 2012
  9. http://www.rg.ru/2011/02/17/shkola-standart-site-dok.html - Федеральный государственный образовательный стандарт среднего (полного) общего образования.

Добавлено: 07.02.2016
Рейтинг: 8.0954545454545
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+