Личный кабинет

Педагогическое осмысление деятельности в современном мире в процессе обучения. Поиск новых путей решения жизнедеятельности педагога, учителя, наставника

Разумеется, в стандарте выделены задачи развития и устной, и письменной речи, но то, как это реализуется, дает тот результат, который мы имеем ,становятся препятствием для эффективного формирования на


Школьное образование должно отвечать постоянному изменению и усложнению возникающих в обществе задач. А на эти задачи влияет очень многое — новые научные открытия, изменения в экономике и геополитике. Возникают новые профессии, какие-то исчезают или трансформируются. Мы знаем случаи, когда профессии исчезали с рынка

Тема: Педагогическое осмысление деятельности в современном мире в процессе обучения. Поиск новых путей решения жизнедеятельности педагога, учителя, наставника

 

"Педагогика - не наука, а искусство, 
самое обширное, сложное, самое высокое и самое необходимое из всех искусств."
Константин Дмитриевич Ушинский (1824-1871)

В последнее время, события, которые происходят в учебном процессе обучения наводят на мысль, что современный учитель в школе  все больше и больше похож на загнанную лошадь, которую пытаются пристрелить еще на старте, то есть в начале учебного года, а к концу года это выдохнувшее животное на гране нервного срыва, ждущая окончания года учебного и долгожданного отпуска а пока… . Проверки, олимпиады, соревнования, отчеты и планирование, зачеты и стимулирование. Открытые уроки и закрытые совещания и тд.

 Вот здесь и нужно подумать, для каких целей работает педагог, кого он хочет воспитать,  чему научить и какое дать направление в жизнь . Вообще, что мы хотим иметь. Страну процветающую. Семью крепкую. Систему, направленную на развитие личности полноценную, и что мы имеем реально сегодня…. Вопросов тысячи а задача одна. Воспитать полноценную личность, но как…

Начну со слов И.С. Тургенева.

« Берегите чистоту русского языка как святыню! Русский язык так богат м гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас»

Минуло одно столетие,  наступило другое, и что происходит в Российском государстве, в системе образования. И кто стоит за этим. Иностранных слов все больше и больше. Опыт педагога заменили на портфолио. Иностранщина стала везде, в названиях. в профессиях. В направлениях деятельности и в разговорной речи.  Русский язык мы стали изучать на планшетах и ноутбуках. Читаем все меньше и меньше. Общение больше становится виртуальным, чем живым, знания поверхностными и не глубокими.

Неумение составить предложение — показатель несформированности навыка письма и письменной речи. Фактически плохое владение родным языком. Это неудивительно, так как исследования нашего института показывают, что к началу обучения в школе от 40 до 60% детей имеют несформированную речь — бедный (очень бедный) словарный запас, неумение грамматически правильно строить предложение, неумение задавать вопросы и отвечать на них. Пересказывая события, мультфильмы, сказки, дети используют не развернутые предложения, а отдельные слова и междометия.

Разумеется, в стандарте выделены задачи развития и устной, и письменной речи, но то, как это реализуется, дает тот результат, который мы имеем ,становятся препятствием для эффективного формирования навыков письма и чтения. О чем говорить, если детей не учат читать «про себя», их учат, от них требуют артикулированного чтения вслух, а потом они как-то должны научиться читать «про себя», но артикуляция и проговаривание сохраняются, что тормозит увеличение скорости чтения. А объем растет. Что касается погруженности в гаджеты, то это не причина несформированности навыка письма и чтения. Это скорее фактор отвлечения внимания, но мы могли бы использовать интерес к гаджетам

. В то же время нагрузки растут, интенсификация учебного процесса растет, требования растут. И мы сами формируем «потерянное поколение» из-за неадекватных требований и педагогов, и род. Мне кажется, что вопрос заключается не только в том «чему учить», но и в том «как», учитывая возрастные и индивидуальные особенности детей.

Основная цель школы — зажечь ребёнка интересом к науке. Образование сейчас превратилось в «вещь в себе». Стоит хотя бы посмотреть на то, как устроена подготовка к экзаменам для старшеклассников. Мы объединены тем, что очень скептически смотрим на то, во что превращается школьное образование, где люди тратят значительную часть жизни, натаскивая на решение довольно искусственных задач.Важно не то, каким багажом знаний ты обладаешь, а твой мыслительный стиль: как ты думаешь, какую картину мира ты для себя сложишь, насколько ты владеешь логикой — не столько как формальным предметом, сколько как способом рассуждения, насколько ты умеешь отличать правильное от неправильного

 

 

«Откроем же, что в большинстве случаев учение не требует никакого преподавания и не может быть ни организовано, ни запланировано. Каждый из нас лично ответственен за собственное освобождение от школы, и только он может сделать это.» — Иван Иллич, австрийский философ и социальный критик. Представим движение системы образования.

 

Вот так и толкаем груз знаний и навыков к финишной черте образования. Система требует жертв.

 

“Возможно, одно из крупнейших заблуждений школы состоит в  твёрдой уверенности, что её как социальный институт основали добрые дяди и тёти, с целью помочь обрести знания детям из обычных семей – так сказать, предоставить равные возможности.” – Джон Тейлор Гатто

   

Школа всегда являлась, с одной стороны, проводником основополагающих идей общества и государства, с другой – "зеркалом", в котором мгновенно отражались все проблемы и противоречия бурных общественных перемен. В свою очередь, учитель как главное действующее лицо педагогического процесса всегда оказывается в центре переломных событий, во многом берет на себя ответственность за успешность решения новых задач, создает условия для максимальной адаптации подрастающего поколения к сложным жизненным ситуациям.

член-корреспондент Российской академии образования, директор московской школы Е. А. Караковский с тревогой и болью говорил: "Никогда еще не было так трудно работать учителю в школе. Жизнь поставила перед ним задачи небывалой сложности. И одновременно с этим никогда еще недовольство школой и учителем не было до такой степени всеобщим".

к настоящему времени в сфере профессионального труда учителя назрел ряд противоречий. Это – противоречие между динамикой профессиональных задач и внутренней неготовностью учителя к их осуществлению; между неопределенностью образовательной политики и стремлением учителя занимать четкую и последовательную позицию; между естественной личностной потребностью учителя в творческой самореализации и невозможностью ее удовлетворения; между растущим объемом актуальной информации и старыми способами ее переработки, хранения и передачи; между потребностью общества в услугах педагогического труда и сокращением резервов рабочего времени учителей, а также уменьшением численности и низким материальным уровнем учительских кадров. Эта объективная социальная ситуация отражается в противоречиях субъективного отношения учителей к своему труду. Так, большинство учителей, высоко оценивая значимость профессии, оказываются не удовлетворены своей работой в школе. Все это приводит к тому, что наблюдается высокая текучесть педагогических кадров, низкий приток молодых учителей в школу, отсутствие мотивации к педагогическому творчеству, саморазвитию в профессии.

Сегодня педагог все более выступает не просто как "транслятор" информации, а, скорее, как организатор и координатор разнообразных социально-педагогических условий, обеспечивающих формирование у ученика "субъскт-субъектных" отношений, целенаправленного становления и развития его личности. 

Существует учитель, вооруженный прогрессивной системой, сформированный как творческая, социально активная личность, которая свободно ориентируется в сложных социокультурных обстоятельствах, ответственно и профессионально действует в образовательном процессе. "Учительства особенный талант" всегда решительно заявлял о себе. Сегодня это золотой фонд нации, душа и мозг школы. Внутренняя социальная и нравственно-психологическая перестройка учительства требует от него огромной духовной роботы, обретения творческой свободы и интеллигентности

Об административном ресурсе. Обычно под этим словосочетанием понимают использование давления руководителей учреждений по отношению к учителям, когда убедительных аргументов недостаточно.

Однако опыт гимназии в Ессентуках а вернее её директора говорит о том что, Т. Н. Чеченкова использует этот свой ресурс весьма своеобразно и только по отношению к тем, кто беспардонно мешает работать ее учителям. Причем все ее приказы имеют четкую правовую основу. Охрана гимназии, согласно приказу директора, не допускает в учреждение ни одного постороннего (кроме форс-мажорных ситуаций, разумеется), ни одного проверяющего до конца уроков (будь то работники любых надзорных органов, включая прокуратуру) без предварительной записи (согласования).

Она хорошо знает Федеральный Закон от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц при осуществлении государственного контроля (надзора)», который налагает ряд ограничений на действия надзорных органов при проведении проверок.

Например, плановые проверки не могут проводиться чаще, чем один раз в три года, а внеплановые проверки проводятся только при получении согласия прокуратуры. Не является основанием для назначения проверки анонимное сообщение. Проверка должна носить уведомительный характер, и проверяемое учреждение пользуется презумпцией добросовестности.

Процедура проверки специально обременена такими атрибутами, как:

  • обязательное представление директору учреждения приказа или распоряжения о проведении проверки, подписанного руководителем проверяющего ведомства;
  • предъявление должностных удостоверений проверяющими;
  • предъявление плана проведения проверки, с указанием целей, предмета проверки, сроков, состава проверяющих лиц, перечня административных регламентов;
  • предъявление перечня документов, которые обязана предоставить проверяемая организация.

«Что уж Вы с ними так сурово?», — поинтересовался я и услышал в ответ:

«А иначе я бы из директора образовательного учреждения превратилась в жалкого холопа, обслуживающего все надзорные, административные, хозяйственные и прочие службы. Мною вертели бы, как хотели, даже общественные организации. Я вижу, в кого превращаются некогда хорошие директора школ, если они не сопротивляются чиновничьему произволу».

Вот так использует Татьяна Николаевна свой административный ресурс.и мы должны взять это на вооружение.

Что касается оценки деятельности учителей, то воспользуемся известной триадой: педагогика как ремесло, как мастерство, как искусство.

Метапредметные умения формировались осмысленно, а воспитательные результаты достигались через все четыре возможных канала: через содержание основ наук, через методы обучения, через стихийно возникшие или с режиссированные учителем воспитательные ситуации и главное — через личность самого учителя

Ещё одна задача: преодолеть скованность учителей, зашоренность, только своим предметом, боязнь публичности; выработать умение быть находчивым, для чего необходима эрудиция и опыт нахождения оптимального решения в незнакомой ситуации, и т. п. Всего этого традиционными серьезными формами не решить, а вот всякого рода соревнования, пусть и с привкусом шоу, как раз помогают раскрепостить учителя, чтобы он не боялся импровизировать. А это очень даже способствует развитию не учителя-туннельника, а учителя-эрудита, находчивого мастера и творца, коммуникабельного и свободного человека.

 Нельзя учить человека столярному делу, отмечал немецкий философ Гегель, и не учить его столярничать. Иначе говоря, образование может считаться целостным, лишь в том случае, если обучение сочетается в нем с воспитанием, т.е. если полученные в процессе обучения знания применяются в реальной деятельности, а не остаются мертвым грузом.

Задача образования – научить учиться. Мы забудем огромное большинство частностей, которым нас учили: теорему Эвклида, теорему полиномов, римских императоров, французскую грамматику, атомные веса, стихи Браунинга и всё остальное, что вкладывалось в наши головы в школьные годы. Чему мы научились, если научились, – запоминать, анализировать и объяснять. Если мы сегодня знаем геометрию, алгебру или французский, то это не потому, что мы сохранили наши знания, а потому, что мы вновь и вновь изучаем предмет. Короче говоря, школа учила нас концентрироваться. Самые успешные люди – не самые умные в смысле чистой способности перерабатывать информацию, а те, кто умножает свой ум настойчивостью.
Психология, напротив, считает, что мозг – машина; и лучший способ её завести – использовать другую машину, а именно – компьютер. Наверняка компьютеры не убивают мозг, это люди убивают мозги с помощью компьютеров. Компьютеры в руках людей, полагающих, что вознаграждение есть величайшее стремление человека, и что чем скорее получено вознаграждение, тем лучше, опустошили наш ментальный пейзаж. Наши дети не читают, они скользят. Они не пишут, только набирают сообщения. Они не планируют и не разрабатывают стратегию в играх, – нанося фальшивое увечье, реагируют на визуальные и слуховые стимулы. Они не следят за сюжетом – они двигаются среди разрозненных образов в стиле рэп-видео. А когда они не могут сконцентрироваться, мы даём им аддеролл и риталин.
“- Ну, ведь всё не так плохо, как вы говорите! – Конечно! На самом деле всё гораздо хуже!” – (реплика.)
В классе сидят двадцать пять (тридцать) учеников, а в сельской местности 10-15 учеников, а чаще и меньше. Иногда учитель ведет по 2 класса одновременно.  Тем не менее, учиться им предстоит по одной и той же программе, в которой знания разрознены и разделены на отдельные дисциплины, учить которые им придётся, пользуясь почти одинаковыми учебниками, и почти одни и те же учителя будут оценивать их способности по одинаковой шкале цифр. 
 
При этом не соблюдается ни один из природных циклов (дни когда учиться продуктивно, а когда – лучше отдохнуть и т.д.), ни один из личных природных циклов каждого учащегося; и  с каждым черепашьим шагом, которым предлагает двигаться школьная программа, реальный мир и его возможности прыгают на десять шагов вперёд.  (Ничего, что интернет обнуляет всю значимость многих учебников и учебных курсов? И кстати, вам никогда не хотелось лично присутствовать на экзекуции человека, придумавшего заканчивать учебный год в конце мая? Заставившего нас всех сидеть в этих удушливых квадратурах, и смотреть как за окном дышит весенним воздухом настоящая жизнь? Сдавать неврастенические экзамены, когда и тело и душа просят, жаждут -  чего-то совершенно другого? А хотите посмотреть на тех, кто решал, что ваша учёба будет обстоять именно так? Сейчас вы их увидите.)

Итак, для начала, откуда это взялось? С каких пор возникла непоколебимая уверенность (при могучей поддержке государства) в том, что для воспитания всесторонне развитых уникальных индивидов вполне достаточно стандартной для всех учебной программы? Этот вопрос можно поставить ещё лучше: всесторонне ли развиваются индивиды, которые обучаются по стандартной для всех программе? И что это за индивиды вообще, и какое государство в них заинтересовано?

Официально принято считать основателями классно-урочной системы некоего И.Штурма, представителя “страсбургской школы”, затем Яна Коменского, и Константина Ушинского. Во всяком случае, так нам рассказывают в педагогических колледжах. (Дальше, после Ушинского, надо полагать “всё шло по накатанной.”)
Да только не тут-то было. В ходе изучения различных материалов по новой истории (от индустриальной революции и до наших дней) можно убедиться, что за созданием современной школьной системы корпели не только эти замечательные деятели-гуманитарии. Точнее, гуманитарии подкинули интересные идеи. А их воплощением вплотную занялись люди, которых мы знаем в связи с другими, не менее важными, мировыми свершениями: Генри Форд, Дж. Морган, Эндрю Карнеги, Джон Рокфеллер и так далее. Эндрю Карнеги, сталелитейный барон. О, эти люди умели думать. И они умели заглядывать в будущее. Поверьте, уж кто-кто,  а они в точности предвидели всё то, что мы, как цивилизованные люди, видим вокруг. Хотите знать, о чём они думали и думают всегда? О нас и вас, уважаемые дамы и господа потребители товаров и услуг. Эти умные люди ещё тогда, на заре промышленного века быстро составили цепочку логических умозаключений:
1) производство и распределение материальных благ – есть ни больше, ни меньше чем ключ к владению миром.
2) для того, чтобы укрепить это владение – нужно просто позаботиться, чтобы у материальных благ всегда был потребитель, который будет исправно хотеть получить эти блага.
3) чтобы потребитель потреблял больше – следует заставить его хотеть больше.
4) чтобы человек хотел как можно больше – нужно чтобы кроме материальных благ он не знал никаких других.
То есть, выражаясь конкретнее, нужны люди, как можно более зависимые от этих материальных благ. Тогда цепочка “производства\улучшения” и “потребления\хотения”  замкнётся достаточно туго, чтобы из неё могли вырваться лишь очень-очень целеустремлённые.
Что ж, тогда встаёт самая главная задача: сделать так, чтобы человек ничего кроме материальных благ не знал и не хотел. Для этого нужно определённым образом направить его внимание, и делать это лучше в самом начале, когда сознание только формируется.
Таким образом, чтобы фабрика производства\потребления работала как часы, создавая широкие массы верноподданных Королевства Материальных Благ решили произнести одно волшебное слово – ЭФФЕКТИВНОСТЬ – и всё заработало.  Потому как эффективность – это очень здорово, но только смотря кто и для чего ею пользуется. В нашей общеобразовательной школе эффективность своеобразная, и выразить её можно примерно так: “НЕ ВАЖНО, КТО ТЫ И КАКИЕ У ТЕБЯ ТАЛАНТЫ, НО ТЫ ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО МЫ СКАЖЕМ.”
 
Руководитель бизнеса или правительства знает, что его работа эффективна лишь в том случае, если подчинённые люди “подогнаны” под простые общие спецификации, главная из которых – исполнитель.  (мы позже увидим, откуда растут “ноги” этих спецификаций)  Поэтому многие на протяжении десятилетий могли вовсе не замечать, как школьная система постепенно (ре)формировалась, чтобы её “продукты” как можно больше соответствовали нуждам тех, кому нужны исполнители. Да, родители хотят, чтобы чадо “выбилось в люди”, а чада хотят воплощать свои мечты (у кого они есть) или просто наслаждаться своим детством: – но в первую очередь массовое образование готовит, как это принято у нас называть ”будущие кадры” для промышленных сил, которые и тем и другим давно приготовили роли в увлекательной игре потребления\производства. И где-то класса с четвёртого (после более-менее гладкого периода младшей школы) дети поступают на “конвейер”.

А вот вам и конвейер для педагогов Вот вам наглядный пример . Берем учителя младших классов сельской школы. Подъем в 4-00. Проверка тетрадей, с 8-00 до 16-00 или 18-00 учебный процесс. С18-00 до 19-00 дорога до дома. 19-00 и 20-00  нужно приготовить ужин завтрак и накормить  скотину (не забыть мужа и детей)  потом планирование, конспекты, разработки и 24-00 можно немного и поспать. И так каждый день , вот вам и конвейер.
Разумеется, учителя не обязательно видят в “конвейере” что-то плохое. Им дали – они взяли, и понесли. И носят, носят по 10-15 кг тетрадей каждый день домой Задача для министра Образования России ( учитель живет в селе, в 10 км. от школы. Носить домой тетради, учебники, разработки, бухгалтерию класса массой 10-15 кг. Вопрос. Сколько за учебный  год педагог «женщина 25-55 лет» накачает мышц, получит профзаболеваний и какая зарплата должна быть у министра если бы он занимался тем же???? А учителя… Можно сказать, что они вообще не посвящаются в истинную суть процесса (зачем этот конвейер) – им это знать ни к чему. Ведь педагоги в основном люди старательные и обязательные, поэтому их просто можно обязать выполнять определённую программу – и дело в шляпе. Кто не подчинится – тому дополнительной нагрузки подкинуть или усилить контроль, увеличить количество проверок. от зам. директора до министра образования включая районо и гор.оно. А ещё и пожарники, медики ,полиция и эпидемстанция. И всем что то нужно…
 Кстати, граждане учителя, а вы не пробовали потребовать себе вторую зарплату за свою бухгалтерскую должность? Ведь ведение журналов и документации – это именно бухгалтерия, которая отнимает у вас до 40% рабочего (а не успеваешь – то и личного) времени! Что-что? “Кто за нас это делать будет?” О, уверяю вас, люди, которые придумали школьную систему владели целой наукой об эффективном обустройстве труда, и если бы они действительно хотели, чтобы вы эффективно работали с детьми, то поверьте, они бы это предусмотрели.

Так хотите узнать, кто подкинул вам эту работёнку? И главное – зачем? Кто – вы сейчас узнаете. А зачем – как раз затем, чтоб вы поменьше это самое слово “зачем” себе задавали. И побольше заполняли таблиц и отчётов – вообще побольше шаблонов, статистики и усреднёнки, поменьше вникания в суть. Чем меньше у вас времени на живую работу с детьми и самосовершенствование – тем больше вы нуждаетесь в готовых “подпорках” в виде учебных программ, тестов и прочей усреднёнки. А за детей не волнуйтесь, они найдут чем заняться. Мы поможем.
А вот уж чего-чего, усреднёнки мы вам предоставим! Всё давно продумано.
 
Фредерик Тейлор, отец "научной организации труда".
Такие широко мыслящие люди, как, например, Фредерик Тейлор, придумали и вдохновили в начале 20-го века целую науку о “социальной эффективности”, давшую тогда Советскому Союзу начало “научной организации труда” (в последствии перенятую также фашистской Италией и Германией). Именно эти люди, и были настоящими создателями и вдохновителями теперешней общеобразовательной (”общепрозябательной”) школы.
Однако, начиналось всё несколько раньше..."

Прусский след, или немного истории. 

“Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы? Кто хочет сегодня поработать?” – из к\ф “Операция Ы”

           Можно смело сказать, что главный толчок, послуживший началом возникновения  ”общеобязаловки” во всенародном образовании, произошёл в Пруссии. Ну, многие знают сознательную, и, так сказать, “менталитетную” тягу пруссов к порядку. “Профессор Кугель, вы опять сидели на правом краешке дивана? Сидите в следующий раз на левом, пружины неравномерно изнашиваются!”

         Одним из настоящих “моментов истины” для пруссов стала известная в истории Йенская битва 1806-го года (которую иногда называют их “самым сокрушительным поражением”), когда огромное прусское войско, едва успев мобилизоваться (всего спустя 19 дней) было в пух и прах разгромлено не имевшей численного превосходства армией Наполеона. Почему? Да просто потому что прусское войско было набрано кое-как, и так же плохо обучено; в кромешном столпотворении кто-то вообще не понимал приказов, а кто-то понимал, но не исполнял так как следует. Минус харизматичный лидер. В общем, получился полный ахтунг.
Прусское правительство не на шутку всполошилось: да что же это такое, в самом деле? Неужели мы – мы! – не в состоянии обучить это дремучее стадо держать ружьё и слушать командира? А ну, свистать сюда наших самых мудрых советников! Думайте, сукины дети, чего делать дальше, а то всех на кёльнские колбасы перекрутим.
 
Йоганн Фихте, мыслитель
И вот, выдающийся прусский мыслитель Йоганн Фихте пишет “Обращение к нации”, в котором говорит о необходимости пересмотреть то, как и где вообще учится великий прусский народ. Что, дескать, у нас тут олухи да неучи кругом, аж стыдно, господа, перед Наполеоном даже, ей-богу. А посему мы, мол, как нация, уже не можем далее позволять себе роскошь оставлять детей на попечение родителей, и пора брать этих самых детей под более надёжную опеку. Поэтому отныне ваши отпрыски обязаны будут учиться, а заботу об этом возьмёт на себя наше достославное государство. (Напомним, что до этого обычно родители сами решали, куда пойдёт учиться отпрыск, и пойдёт ли вообще.)
 Вслед за задорным воззванием философа решено было взяться за разработку новой модели будущей школы. Собственно, от имени и по поручению за неё взялись с двух сторон два выдающихся деятеля: выдающийся профессор-гуманитарий Гумбольдт с одной стороны, и благородный ново-капиталист барон фон Штайн с другой. В течение десяти лет (на фоне политических  интриг и разборок с Францией) шла напряжённая и интересная работа над новой системой народного образования. По замыслу гуманитария Гумбольдта система должна была быть гибкой, с большим упором на свободный выбор профильной ориентации, причём родителям по сути предоставлялся ”конструктор” учебного курса согласно способностям ребёнка, с объединением в профильные группы и выбором вариантов программ обучения.
Фон Штайн же предлагал наоборот, жёстко установленные стандартные программы для всех, и стандартизованные школы повсеместно.
Теперь угадайте, чья система победила в итоге. Правильно. Сейчас посмотрим поближе, что это была за система, и для чего она служила.

Три кита, на которых до сих пор стоит черепаха. 

Итак, в Пруссии впервые появляются три типа обязательных общеобразовательных школ: 
Akadamiensschulen, (”Академ-школы”)  в которых готовили политиков, стратегов, способных мыслить масштабно и контекстно, и в которые набиралось не больше пол-процента учащихся из населения;
 далее следовали Realsschulen (”Реальные школы”), которые готовили т.н. профессиональный пролетариат (то есть, класс служащих), инженеров, докторов, архитекторов, адвокатов, менеджеров и т.п.
Ну, а основная “масса” учащегося населения,  процентов 92-94, отправлялась в Volksschulen, “народные школы”, где готовили “исполнителей”, и учили в основном повиноваться приказам, слаженно работать в коллективе, соблюдать субординацию, а также самой поверхностной грамотности и некоторым официальным мифам об истории.
 
Выполняла ли система поставленные перед ней задачи? Безусловно. Она выполняла их блестяще. Именно её эффективность в “производстве кадров” быстро привлекла внимание ”иностранных инвесторов” в виде политических деятелей и промышленников разных стран (да да, тех самых, что в начале статьи), которые, увидев блестящие результаты по “быстрому муштрованию нации”, в течение следующих десяти лет разнесли её как вирус (с разными модификациями в структуре, но неизменно одинаковой сутью) по своим пенатам, после чего система была принята в Америке, Британии, России и… в общем, этого уже было достаточно.
Ещё раз подчеркнём ключевые особенности этой системы:
1.   обязательность образования для всех
2.   утверждённые государством стандартные программы и графики обучения для всех
3.   цель образования - повышение “социальной эффективности” всех слоёв населения: умные стратеги наверху,  умелые менеджеры посредине, и послушные исполнители внизу.
Но прошло уже без малого двести лет, и хоть в классах появились телевизоры и компьютеры – давайте посмотрим, многое ли изменилось? А главное – изменились ли цели образования?. 
Двести лет спустя: полёт нормальный.
“Муля, не нервируй меня!” – из к\ф “Подкидыш”
 В корридоре звенит звонок. Учитель (в принципе, совершенно чужой для детей человек) сообщает, что урок литературы окончен. Этот прозвеневший звонок означает, что можно перестать запоминать факты о литературе, и на некоторое время расслабиться. Сейчас дети перейдут в другой класс, где такой же чужой им человек будет говорить уже о математике;. при этом упоминание о литературе может быть расценено как ошибка. Вместо целостной картины мира у детей сложится ложное представление о раздельности наук и знаний, лишь некоторые из которых кое-где пересекаются.
И так каждый день, словно подопытные мыши, дети по звонку перебегают из помещения в помещения, где “впитывают” преподанную (читай: навязанную) им информацию. В последствии они должны будут предоставить своим “учителям” доказательства того, что “знания” достаточно хорошо “впитались” в их мозги, и как результат получить за свои старания ЦИФРУ, абстракцию почти ничего в реальности не значащую кроме субъективного мнения авторов этой самой абстракции.

Но дети примут эту игру, они полюбят абстракцию, научатся хотеть её, выпрашивать её. Они всерьёз поверят, что “математика” – это не “физика”, а “литература” – это не “история”. Некоторые успешно “забьют” на гонку за душецарапающими “оценками” и пойдут лучше мыть машины или разносить пиццу (или же их успеют “пригреть” менее позитивные круги), а некоторые – увлекутся собиранием баллов настолько, что начнут принимать их за чистую монету, и по итогу выйдя в реальный мир, будут жестоко дезориентированы, не найдя этих знакомых оценок вокруг (отсюда всем известная статистика об “успешных троечниках” и “потерянных отличниках”).

Я вовсе не хочу сказать, что прусская система была “чем-то плохим”. Нет, она какое-то время отвечала запросам и нуждам того времени. Но посмотрите вокруг: неужели не понятно, что кризис, которым страдает сейчас экономика, – это и есть тот захлебнувшийся механизм производства\потребления, которому школа до сих пор служит верой и правдой? Как правильно подмечают многие аналитики – “это кризис сознания, ориентированного на потребление.”  То есть, сознание “человека потребляющего” УЖЕ столкнулось с пониманием того, что “так жить дальше нельзя”, но школа тем не менее всё так же пытается по старинке штамповать свои “кадры”.
Директора школ обычно с неохотой говорят о переменах, если это не “утверждено свыше”. Учителей спрашивать о выходе из ситуации бесполезно. Нет, они-то конечно, в основной массе, люди по-настоящему добрые, отзывчивые, любящие. Но психопатичность самого института школы подчинила себе их волю. Они в общем-то “знают” и часто судачат о том, что мол ”систему надо менять”, но сами давно приняли пассивную позицию.  Мол, что они могут поделать? Ведь работать как-то надо. 
Родители детей приводят – и ладно. А родителям – как же иначе? Ведь девать-то куда-то надо этих детей! Не тыняться же им по улицам. А в школе – хоть научатся чему-то (и не важно, что это “что-то” может обойтись дорогой ценой потери жизненной ориентации). Каждый родитель хочет, чтобы его чадо как-то выделилось. Некоторые учителя, конечно, постараются в меру своих сил, чтобы уделить время каждому в отдельности, но ведь “и программу выполнять надо!”. И пошла стрельба из пушки по воробьям.

А ТЕПЕРЬ ОГЛЯНИТЕСЬ ВОКРУГ, И ПОДУМАЙТЕ: ЧЬЮ ПРОГРАММУ МЫ ВЫПОЛНЯЕМ ВСЕ ВМЕСТЕ?

Теперь – о будущем. Точнее, о вашем будущем.
“Девочка, чего ты больше хочешь: чтобы тебе оторвали голову, или поехать на дачу?” – из к\ф. “Подкидыш”.
 Если вы вообще верите в своё будущее, как и в то, что оно в руках лично у вас, а не у кого-то другого. 
Из выступления главы Минобрнауки Ольги Васильевой на форуме «Возвращение русской классики» 20 декабря 2016 года:

 

Мы потеряли предметный подход. Гнались за новыми технологиями, а потеряли учителя-предметника. Есть претензии к учебникам. Одни усложнены, другие интеллектуально снижены. Мы проводим экспертизу учебников, а нужна еще апробация, которая будет проходить в лучших школах России.

Компьютеризация образования создаст предпосылки для неограниченного расширения пространственных и временных рамок педагогического общения, его доступности, открытости. Вместе с тем переход к компьютерному обучению обнаружил и ряд связанных с ним проблем, важнейшей из которых является проблема дефицита живого общения между преподавателем и обучающимся. Однако перспективы использования ЭВМ в качестве эффективного помощника преподавателя настолько велики, что появились даже предложения о переименовании педагогики в компьютику.

 

 

 

 

А вот вам  схема современного учителя.


Например, большинство директоров школ, учителей и администраторов, -  почему-то не особо верят, будто что-либо можно изменить собственноручно. “Что поделаешь – система!” – говорят они, как один, и разводят руками куда-то вверх. Учителя показывают на кипы журналов, которые надо заполнять; директора разводят руками вокруг стопок документов, которые приходят из “вышестоящих организаций”, как-будто все эти кипы и стопки содержат ответы на мои вопросы. “Да, это всё, конечно интересные мысли, но… Ведь программу выполнять как-то надо!“

А так ли надо на самом-то деле? Кому надо?

Нет, ну вот скажите честно, если вы родитель: чего вам больше хочется: чтобы ваш ребёнок жил и учился осознанно, или по чьей-то программе?А теперь ещё раз спросите себя то же самое.  И ещё раз. Ощутили, сколько страхов и опасений шевелится на дне?

Учителя измучены сами всей этой долбёжкой, и недовольство часто выливается на детей.
Самое смешное, что учителя – как никто другой – способны взять систему образования в свои руки! Ведь это ИХ работа. Почему они этого не делают? Не хотят. Другого объяснения нет. Все отговорки о потребностях “системы” и выполнению “программы” – это отвод глаз. Не потому ли школа как институт оказалась в роли ”вечного нищего”, что её деятельность проводится во всё более глубоком отрыве от реальности?

Беда в том, что у системы управления до сих пор остаётся привычка искать “универсальный рецепт для всех”. А его ведь нет. Это как бесплатный сыр – он сами знаете где.

Марк Твен говорил: “Я никогда не позволял школе вмешиваться в моё образование.” 
Список людей, которые в определённый момент послали к чертям формальное образование и стали жить, учась у своей собственной жизни – ничтожно мал по сравнению с остальной массой тех, кто, возможно, так и не узнал о своих способностях, так и не раскрыл свой уникальный талант. Но не благодаря ли таким “отщепенцам” как Марк Твен, Билл Гейтс, и др. наш мир до сих пор движется вперёд?

Поэтому настаёт время, когда решать будет уже не система (ибо она умеет решать только усредняя и подгоняя под общие рамки).

 Решать теперь будете вы, уважаемые дамы и господа учителя, и родители. А также вы, дорогие дети, юноши и девушки .

Да, да, поверьте в это! Если вы хотите по-настоящему освободить своё образование от закостенелости, рудиментарности, вернуть в засохший панцирь общеобразовательной школы дыхание живительные соки, то вам остаётся взять ситуацию в свои руки. Как Марк Твен, не позволяйте косности и страхам вмешиваться в ваше образование!

Хотите, чтобы ваш ребёнок стал счастливым творцом своего счастья?.

 Тогда не ждите, что рецепт успешного будущего уложится в “десять шагов к процветанию для всех”, или “пятилетний план к коммунизму всей страны”. Забудьте о массовом обучении счастью, ибо оно есть дело самих учащихся. Но в этом и вся прелесть!
Чем больше мы берём ситуацию в свои руки – тем ближе она к нам, и тем больше свободы для того, чтобы учиться. А учиться можно везде и во всём.

 Есть масса примеров тому, как сознательные учителя, ученики и родители организовывают на базе имеющихся школ альтернативные формы обучения, привлекая в процесс реальных людей с реальным опытом в различных областях, превращая учёбу в настоящую творческую работу. 

Кто мешает нам поступать так же? Только отсутствие желания. Плюс чуточку смелости.
 Я знаю, что новая школа “прорастёт” сквозь железобетонные останки “цивилизации потребления”. Лично я уже создаю её. Пусть пока это всего лишь мои фантазии, но они приобретают всё более отчётливые формы. Я знаю, что найдутся люди, которые мечтают о том же, что и я. И тогда – всё в наших руках.
        По всей стране школы торопятся оснастить свои классы компьютерами, а многие политики заявляют, что не делать этого – просто глупо. Однако противоположная точка зрения получила широкое распространение в самом эпицентре высокотехнологичной экономики, где некоторые родители и педагоги дают понять: школа и компьютеры не совместимы

Те, кто использует этот подход, считают, что компьютеры подавляют творческое мышление, подвижность, человеческие взаимоотношения и внимательность. 
Вальдорфской педагогике уже почти сто лет, однако ее распространение здесь, в эпицентре развития цифровых технологий, вызвало активные дебаты о роли компьютеров в образовании.
Вальдорфские школы - это система образования, основанная на уважении к детству. Ее цель - развить природные способности каждого ребенка и укрепить веру в собственные силы, которая понадобиться ему во взрослой жизни.

            Уже на стадии дошкольного воспитания и в начальной школе закладывается солидный фундамент знания и опыта, на котором буде базироваться образование в средней школе. На этой стадии вальдорфская школа пытается развить в ребенке такие качества как эмоциональная зрелость, инициативу и творческий подход к делу, здравый смысл и обостренное чувство ответственности. 

             Вальдорфская школа предлагает ребенку такой способ познания мира, общества и самих себя, который исключал бы отчужденность от предмета, развивал бы в учащемся чувство сопричастности к происходящему вокруг него. Программы вальдорфских школ строятся таким образом, чтобы учитывать индивидуальные потребности каждого ученика. 
Опыт вальдорфского движения, накопленный за 75 лет его существования, показал, что его принципы могут быть адаптированы к культурам самых разных народов. Причина в том, что программы этих школ нацелены более на развитие природных способностей человека, чем на просто передачу знаний. Широта подхода и междисциплинарность - отличительная особенность этих программ..." 
Сегодня весь мир помешался на гаджетах: смартфонах, планшетах и прочей цифровой технике. Вместе с ними в мир проникает вирус цифрового слабоумия. И это не шутка, это диагноз. В 2007 году специалисты заметили, что с каждым годом все больше детей — представителей цифрового поколения страдают расстройством внимания, потерей памяти, низким уровнем самоконтроля, когнитивными нарушениями, подавленностью и депрессией. Исследования показывают, что в мозгу представителей цифрового поколения наблюдаются изменения, похожие на те, что появляются после черепно-мозговой травмы или на ранней стадии деменции — слабоумия, которое обычно развивается в старческом возрасте. В это сложно поверить, но среднестатистический семилетний европеец уже провел у экранов больше года своей жизни (по 24 часа в сутки), а 18-летний — больше четырех лет! Хочешь сказать, что сейчас совсем другие дети? Да, дети другие, но мозг у них такой же, что был у человека тысячу лет назад, — 100 миллиардов нейронов, каждый из которых связан с десятью тысячами себе подобных. Мозг нужно развивать и кормить. Все наши мысли, действия, решения сложных задач и глубокие размышления оставляют след в нашем мозгу.«Ничто не может заменить того, что дети получают от собственного, свободного и независимого мышления, когда они исследуют физический мир и сталкиваются с чем-то новым», — утверждает британский профессор психологии Таня Бирон. Ты будешь шокирован, но с 1970 года радиус активности детей (пространства вокруг дома, в котором дети свободно исследуют окружающий мир) сократился на 90%! Мир сжался до экрана смартфона. Дети забыли и, что еще хуже, просто не знают, каково это — бегать под дождем, пускать кораблики, лазать по деревьям или просто болтать друг с другом. Они часами сидят, уткнувшись в свой смартфон. А ведь им необходимо развивать свои мышцы, знать о рисках, которые приготовил для них мир, и просто взаимодействовать со своими друзьями. «Удивительно, как быстро сформировался совершенно новый тип среды, где вкус, обоняние и осязание не стимулируются, где большую часть времени мы сидим у экранов, а не гуляем на свежем воздухе и не проводим время в разговорах лицом к лицу», — говорит Сьюзен Гринфилд. Нам определенно есть о чём волноваться. Мозг формируется, когда есть внешние стимулы и чем больше их будет — тем лучше для мозга. Поэтому очень важно, чтобы дети исследовали мир физически, но не виртуально. Это нужно растущему мозгу, как и тысячу лет назад. Также ребенку нужен здоровый и полноценный сон. Но современные дети не способны выйти из Интернета и оторваться от компьютерных игр. Это сильно сокращает длительность их сна и ведет к нарушениям. Какое может быть развитие, когда ты уставший и у тебя болит голова, а школьные задания никак не лезут в голову?! Ты спросишь, как же цифровые технологии могут изменить мозг ребенка? Во-первых, количество внешних стимулов ограничивается из-за однообразного времяпровождения в Интернете. Ребенок не получает необходимого ему опыта, чтобы развить достаточно важные участки мозга, которые отвечают за сопереживание, самоконтроль, принятие решений… А то, что не работает, отмирает. Ведь у человека, который перестал ходить, атрофируются ноги? Дети не привыкли запоминать информацию — им проще найти ее в поисковых системах. Вот тебе и проблемы с памятью. Они ее совершенно не тренируют. Думаешь, что дети стали намного умнее благодаря Интернету? А знаешь ли ты, что нынешние одиннадцатилетние выполняют задания на таком уровне, который демонстрировали восьми- или девятилетние дети 30 лет назад. Исследователи отмечают, что одной из основных причин этого является жизнь в виртуальном мире. «Я опасаюсь, что цифровые технологии инфантилизируют мозг, превращая его в подобие мозга маленьких детей, которых привлекают жужжащие звуки и яркий свет, которые не могут концентрировать внимание и живут настоящим моментом», — говорит Сьюзен Гринфилд. Но ты еще можешь спасти своих детей! Достаточно просто ограничить время пользования всевозможными гаджетами. Ты будешь удивлен, но Стив Джобс, гуру цифровой индустрии, именно так и делал. Его дети не пользовались айпадом вообще, а другие гаджеты им запрещалось использовать по ночам и в выходные дни. Крис Андерсон, главный редактор американского журнала «Wired», один из основателей 3D Robotics, также ограничивает своих детей в использовании гаджетов. Правило Андерсона — никаких экранов и гаджетов в спальне! «Я, как никто другой, вижу опасность в чрезмерном увлечении Интернетом. Я сам столкнулся с этой проблемой и не хочу, чтобы эти же проблемы были у моих детей».

 Сыновья создателя сервисов Blogger и Twitter могут пользоваться своими планшетами и смартфонами не больше 1 часа в день, а директор OutCast Agency, ограничивает использование гаджетов в доме 30 минутами в день. Его младшие дети совсем не имеют гаджетов. Вот тебе и ответ на вопрос «что нужно делать?». Позаботься о подрастающем поколении. Подумай, какое будущее их ждет через 10-20 лет, если они сегодня проводят полдня перед экранами своим суперсовременных гаджетов.
Технический директор eBay отправил своих детей в школу, расположенную в Лос Альтос в Калифорнии. Так же поступили сотрудники и других гигантов Силиконовой долины, таких как Google, Apple, Yahoo, Hewlett-Packard. 
Однако, для обучения в этой школе используют привычные, не связанные с новейшими технологиями, инстрyменты: ручки, карандаши, швейные иглы,  иногда даже глину и др. И ни одного компьютера. Ни одного экрана. Их использование запрещено в классах и не поощряется дома.
         В то время как остальные школы региона гордятся своими оснащенными классами, вальдорфская школа имеет очень простой старомодный вид – доски с цветными мелками, книжные полки с энциклопедиями, деревянные парты с тетрадями и карандашами.
В прошлый вторник в 5 классе Энди Игл и ее одноклассники вязали на деревянных спицах небольшие образцы из шерсти, восстанавливая навыки вязания, полученные в младших классах. Этот вид деятельности, как утверждает школа, помогает развитию способности решать сложные задачи, структурировать информацию, считать, а также развивает координацию. Но видимая конечная цель: связать носки.

            В 3 классе учительница упражняла  учеников в умножении, попросив их быть быстрыми, как  молнии. Она задавала им вопрос, сколько будет четырежды пять,  и они все вместе кричали «20» и сверкали своими пальчиками,  выводя нужное число на доске. Полная комната живых калькуляторов.
Не кажется ли вам. Что это похоже на советскую систему образования периода расцвета социализма, где было и трудовое обучение, и тренировка ума посредством решения конкретных задач обучения. Еще пример.
           Ученики второго класса, стоя в кругу, повторяли за учителем стихотворение,  одновременно играя с мешочком, наполненным фасолью. Цель этого упражнения – синхронизировать тело и мозг. Здесь, как и в других классах, день может начаться со стихотворения о Боге, говорящем о Божественном без связи с какой-либо конфессией. Кстати о птичках. Почему в нашей системе обучения присутствует толерантность к теории эволюции (и даже заставляют оформлять классы биологии), если мы признаем Бога создателем вселенной. и ЛЮДЕЙ В ЧАСТНОСТИ. Не закладываем ли мы в сознание школьников правило двойной морали.  Россия многоконфессиональная страна, так почему же довольно часто навязывается православие а не культура и история всех религий мира. По крайней мере тех народов которые живут в данном регионе и рядом с ним. Наш многовековой, многоликий и богатый культурным наследием Крым тому пример. Государственным являются 3 языка Русский, украинский, и крымско-татарский, но почему началось гонение на украинский язык, исчезает он из программы обучения благодаря нашим чиновникам мин. Образования. Почему бы нам не взять все лучшее, что было наработано советской системой образования в свете сегодняшних требований и современных технологий, с учетом психологического портрета современного школьника, роли педагога в обучении и задач развития творческой личности в обществе, адаптации в жизни, замена виртуальных грез реальной жизнью. В реальном мире, в реальном времени.

Ведь, по сути, образование – это нечто более глубокое, чем то, что мы учим и после уроков забываем. Образование – это то, что остается в человеке после обучения, что дает ему равновесие, устойчивость, гармонию с миром и обществом. При этом огромную роль играют нравственные ориентиры. Учитель – проводник, духовный наставник, он помогает детям осознать подлинное значение духовных ценностей, дает ту нравственную опору, на которой строится прогресс. 
Надежда на реформу образовательной системы живет в педагоге-новаторе. Он понимает, что необходимо новое образование, сохраняющее все лучшее из накопленных традиций и создающее адекватные принципы вхождения молодого поколения в новую эпоху. Современная система образования должна соответствовать тем изменениям, которые происходят в науке, технике, педагогических технологиях, а также в деятельности самого педагога. 
Исходя из того, что идеальный субъект в педагогике представляет собой единство прошлого, настоящего и будущего, что он содержит в себе социокультурный компонент, и что историко-педагогические и философско-педагогические исследования показали значимость профессии учителя и его качественные характеристики, можно попытаться нарисовать «портрет», задать модель идеального учителя. 
Хочется выделить следующие правила, которые должны стать нормой отношений между людьми, как в стенах школы, так и в любом другом учреждении, где работают педагоги с детьми: 
1) безусловное принятие и поддержка каждого ребенка со всеми его достоинствами и недостатками; 
2) отказ от деления учеников по способностям, «на сильных» и «слабых»; на детей, имеющих отклонения в здоровье и здоровых; 
3) терпимость к поступкам и нестандартному поведению детей; 
4) вера в возможность развития каждого ученика, даже при совершении проступков и правонарушений; 
5) оптимистический, деятельный тон и стиль общения; 
6) недопустимость эмоциональных, безапелляционных негативных выводов о способностях и поступках ученика; 
7) недопустимость использования вербальных и невербальных унижающих ребенка форм общения, осуждающих его неудачи и промахи; 
8) признание права каждого ребенка быть самим собой, уважительного к нему отношения; 
9) интеграция учащихся в единый коллектив, независимо от класса, параллели, ступени обучения; 
10) создание паритетных отношений сопереживания и взаимоподдержки, понимания и сочувствия, общей атмосферы ответственности во взаимоотношениях между педагогами и учащимися. 

Важнейшее условие успешного интерактивного общения – умение личности выбирать наиболее подходящий способ поведения по отношению к другому человеку. Большое значение в налаживании интерактивного общения с учениками имеет оптимизм педагога.

Педагогический оптимизм – это убеждение, вера учителя в каждого ученика, готовность работать с ним, глубокая уверенность в преобразующей силе воспитательного воздействия.

Вот что говорит  по этому поводу Любовь Духанина, заместителем председателя комитета Государственной Думы по образованию и науке.

— Советская система образования была одной из сильнейших в свое время. Возможно, даже лучшей в мире. Но невозможно вернуть прошлое, как бы этого кому-то ни хотелось. Меняется мир, меняются обстоятельства, в которых живут и учатся люди. Последние 20 лет взрывными темпами рос рынок интернет-технологий, и сегодняшнее поколение школьников использует Интернет в качестве основного источника не только развлечений, но и информации об окружающем мире. Социальные сети стали равноправным пространством социализации ребенка. Все это качественно изменило условия обучения. Недавно, скажем, в Сеть утекли олимпиадные задания, раньше такое было невозможно даже представить, а сегодня это факт нашей действительности.

При этом, несмотря на все преобразования в системе школьного и вузовского образования, мы во многом все еще имеем дело с советской по структуре системой. Интеллектуальные разработки советских ученых в сфере воспитания и обучения легли в основу современных инновационных систем обучения. Некоторые из них методически оформлялись уже за рубежом, где, кстати, очень ценят Выготского, Сухомлинского, Макаренко, Давыдова, других теоретиков и практиков советского и российского образования. Из позитивных практик советской системы стоило бы отметить и содержательные форматы — то же школьное сочинение, по поводу которого было сломано множество копий. Действительно, было бы неправильно сводить все школьное образование к умению правильно выбрать ответ в тестах.

Недавно Общероссийский народный фронт проводил исследование «Зарплата и нагрузка учителя», опросили более 4500 учителей по всей России. Педагоги жалуются на то, что 70% отчетов никак не способствуют учебно-воспитательному процессу. Например, контрольный срез по математике идет 90 минут, учитель проверяет его час, затем составляет анализ ошибок: для себя — 30 мин., для органов управления — 2 часа. По результатам этого отчета учитель не получает ни обратной связи, ни методических рекомендаций. Значит, это время просто потрачено впустую. Дополнительная нагрузка отрывает учителя от главного дела — общения с детьми, родителями и самообразования.

Сейчас учителей обязывают осуществлять работу с населением на территории, закрепленной за общеобразовательной организацией, по выявлению детей, вообще не занимающихся в школах. Многие педагоги говорят о том, что администрации школ некогда качественно осуществлять внутри школьный контроль из-за постоянной подготовки ответов по результатам проверок. В целом у современного учителя не менее 15–20% рабочего времени уходит на административную деятельность. Для сравнения, на методическую, научно-исследовательскую и внеурочную деятельность в среднем приходится по 5%. На содержательную работу с коллегами у многих педагогов времени уже не остается.

 Сокращать отчетность можно и нужно. Стоит всерьез задуматься о введении моратория на проверки для школ, на деятельность которых не было нареканий. Необходимо сократить число проверок со стороны государственных и муниципальных органов. У нас школы дают информацию в Роспотребнадзор, Рособрнадзор, прокуратуру, Трудовую инспекцию, полицию, органы социальной защиты, местные органы управления образованием, заполняют анкеты для получения детьми свидетельства обязательного пенсионного страхования. И это не полный перечень. До сих пор сохраняется система дублирования — классный журнал ведут и на бумаге, и в цифре, такого рода двойная работа просто не нужна.

— Школьное образование должно отвечать постоянному изменению и усложнению возникающих в обществе задач. А на эти задачи влияет очень многое — новые научные открытия, изменения в экономике и геополитике. Возникают новые профессии, какие-то исчезают или трансформируются. Мы знаем случаи, когда профессии исчезали с рынка труда еще до первого выпуска специалистов. Поэтому то, насколько сможет молодой человек адаптироваться, построить свою карьеру, во многом зависит от того, какой фундамент он получил в школе.

 Речь идет не только о том, что он выучил, но в первую очередь — чему научился. Ведь сегодня, когда мы говорим о содержании образования, мы не имеем в виду только конкретные разделы учебных дисциплин. Современный стандарт закрепил, что школа должна обучать ребенка основам научного познания мира, учить сотрудничеству, ведению исследований, созданию и реализации проектов, мотивировать на творчество и инновационную деятельность. Это тоже содержание образования, и чтобы ребенок умел сотрудничать, проектировать, исследовать, его нужно этому целенаправленно учить.

. По сути, школа должна становиться центром управления самыми современными образовательными программами. Так мы создадим для каждого ребенка пространство максимального развития его возможностей. Именно школе отводится ведущая роль и в обеспечении качественного образования, и в формировании необходимых для жизни компетенций. И делать это нужно, опираясь на лучшие практики и программы, уже обеспечивающие освоение детьми нового содержания.

Внеурочная воспитательная работа насколько важна, настолько и сложна, учителя почти всегда перегружены, да и для развития детей вне урока нужен свой талант. Если всю внеурочку повесить на учителей, то она быстро формализуется и превращается в оставшиеся с советских времен так называемые классные часы, содержание которых сводится либо к занудным монологам классных руководителей на морально-этические темы, либо к разбору произошедших негативных событий, что современные дети с иронией называют «гнилым базаром» или «вынесением мозгов».

 

Основанием для этого послужило поручение президента сократить вне учебную нагрузку на школьников, то есть ту, которая не служит ни обучению, ни развитию, ни воспитанию ребенка.. Школа всегда была центром социальной жизни детей. Вы не найдете ни одной школы, находящейся на хорошем счету у родителей, которая бы закрывалась на ключ после звонка с последнего урока. Хорошая школа — это та, в которой дети не только ходят на уроки, но и общаются, собираются по интересам, выпускают газеты, ставят спектакли, что-то мастерят. К тому же нельзя забывать о том, что у нас образовательный стандарт предполагает 10 часов внеурочной деятельности. А это круглые столы, диспуты, олимпиады, учебная практика, экскурсии, соревнования, поисковые и научные исследования. Разве от этого всего нужно отказываться?.. Да и родители говорят о том, что внеурочная — это пока единственная возможность для многих семей дать ребенку что-то большее, чем учебная программа, а иногда чтобы он элементарно находился в тепле и под присмотром взрослых.

 Весь вопрос в том, что внеурочная деятельность должна быть представлена широким набором форм и технологий, которые будут интересны детям. В этом и есть суть поручения президента — снизить нагрузку за счет повышения заинтересованности ребенка и его максимального вовлечения в образовательный процесс. То есть это не про механическое сокращение часов, а про повышение качества преподавания, учет особенностей развития и интересов ребенка. Потому что если ребенок искренне вовлечен в процесс, то это уже не нагрузка, а лично для него важное дело.

.

 

Вот что я предложил бы для новой школы лично от себя, как педагог и просто человек, который больше всего на свете любит учить(ся):
•   Обучение основано не на навязывании готовых знаний, а на умении ориентироваться, вести поиск нужных знаний.  Для этого вместо курса дисциплин учебный процесс вращается вокруг ПРОЕКТОВ, в ходе работе над которыми появляется стимул изучить определённый материал ряда дисциплин. Реальные цели, и реальные оценки (напр. голосования сверстников плюс самооценка, но главное – воплощённый проект, который останется реальным результатом усвоенных знаний). Минимум абстракций.
•   Кураторами коллективов выступает не один человек, а два; при этом это мужчина и женщина (социальная семья.) Ибо дети, у которых один классный руководитель – подсознательно чувствуют себя “сиротами”. Только подхват с двух сторон может дать реальную основу кураторства.
•   Соблюдение природных циклов. Это очень важно. Учебный процесс не находится на 100% в статичном расписании, а предполагает возможность его варьировать на ходу,  и само расписание опирается больше на естественные циклы в природе, нежели на некую “социально-эффективную” модель.
•   Классно-урочная модель подвергается полной  принципиальной модификации, и перестраивается в более гибкую, кластерную систему, с опорой на новейшие знания из области соционики и валеологии.
•   Учёба как равномерный баланс “академичности” и действительных реалий жизни. В учебном процессе задействованы не только “поставленные” учителя, но и “сторонние” люди, представители разнообразных профессий, делящиеся своим реальным опытом. Этот подход, кстати, уже опробован в некоторых европейских школах.
•   Учебный год структурирован иначе. Он не для всех идёт непрерывным потоком, перемежающимся короткими каникулами.  Учащиеся делятся на две основные группы: тех, кто успешно учится на протяжении длительных периодов с более длинными каникулами (стайеры), и тех, кто предпочитает “короткие перебежки” с коротким отдыхом между ними (спринтеры). При этом для всех общий учебный год начинается в августе, но не сразу, а постепенно.  Окончание учёбы – в апреле (тоже постепенно, с раскачкой).
•   Экзамены сдаются ПОСЛЕ каникул, но не ПЕРЕД ними.  Человек, придумавший оканчивать занятия в мае, подвергается всемирной анафеме. Его имя навсегда исключается из устного и письменного упоминания. (А, уже, кстати, исключили. Попробуйте спросить кого-нибудь: никто не вспомнит имени этого злодея

Ведь, по сути, образование – это нечто более глубокое, чем то, что мы учим и после уроков забываем. Образование – это то, что остается в человеке после обучения, что дает ему равновесие, устойчивость, гармонию с миром и обществом. При этом огромную роль играют нравственные ориентиры. Учитель – проводник, духовный наставник, он помогает детям осознать подлинное значение духовных ценностей, дает ту нравственную опору, на которой строится прогресс. 
Надежда на реформу образовательной системы живет в педагоге-новаторе. Он понимает, что необходимо новое образование, сохраняющее все лучшее из накопленных традиций и создающее адекватные принципы вхождения молодого поколения в новую эпоху. Современная система образования должна соответствовать тем изменениям, которые происходят в науке, технике, педагогических технологиях, а также в деятельности самого педагога. 
Исходя из того, что идеальный субъект в педагогике представляет собой единство прошлого, настоящего и будущего, что он содержит в себе социокультурный компонент, и что историко-педагогические и философско-педагогические исследования показали значимость профессии учителя и его качественные характеристики, можно попытаться нарисовать «портрет», задать модель идеального учителя. 

Ремарка; Директор школы — это не только Учитель учителей, не только и не столько Главный учитель, а еще и именно квалифицированный хозяйственник-администратор, создающий условия…, обеспечивающий… и потому ему срочно необходимо второе высшее —управленческое (юридическое, экономическое) образование. Сейчас другая крайность: многие директора стали хозяйственниками, администраторами, а руководителя школы с душой и умениями педагога трудно найти.

 

 

 

СПИСОК.

  1. Методика преподавания литературы / О.Ю. Богданова, С.А. Леонов, В.Ф. Чертов; Под ред. О.Ю. Богдановой. М., 1999.
  2. Смирнов С.Д. Педагогика и психология высшего образования: от деятельности к личности. М., 2001.
  3. Селевко Г.К. Современные образовательные технологии. М., 1998.
  4. Подласый И.П. Педагогика. М., 1996.
  5. Загвязинский В.И. Теория обучения: современная интерпретация. М., 2001
  6. Вульфов Б.З., Иванов В.Д., Ермоленко Л.В., Ермоленко М.Н. Педагогика. – М., Высшее образование, 2008. 
    7. Коменский Я.А. Избранные педагогические сочинения. – М., 1995. 
    8. Леви В.Л. Нестандартный ребенок. – М.: Знание, 1989. 
    9. Макаренко А.С. Сочинения: В 7 т. – М., 1958. – Т. V. 
    10. Мейдер В.А., статья //Личность педагога в образовательном пространстве» // «Здравый смысл». – 2007. – № 3 (44). 
    11. Мижериков В.А. Психолого-педагогический словарь. – Ростов на Дону, 1998. 
    12. Симоненко В.Д., Ретивых М.В., Общая и профессиональная педагогика: Учебное пособие для студентов, /в 2-х книгах/., Брянск: Изд-во Брянского государственного университета, 2003. 
    13. Сластенин В.А. и др. Педагогика: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / В. А. Сластенин, И. Ф. Исаев, Е. Н. Шиянов; Под ред. В.А. Сластенина. - М.: Издательский центр "Академия", 2002. - 576 с. 
    14. Сухомлинский В.А. Избранные произведения: В 5 т. - Киев, 1980 
    15. Толстой Л.Н. Педагогические сочинения. - М., 1956. - С. 362. 
    16. Ушинский К.Д. Собрание сочинений: В 11 т. - М., 1951. - Т. 2. - С. 32. 
    17. Шадриков В.Д. Психология деятельности и способности человека. М., Логос, 1996,

 

    avatar 10.04.2017 | 22:40
    Андрей Шалаев Участник

    Сумбурно.

    Критики больше, чем предложений.

    Ситуация в школе известная, мы ж на Педсовете, здесь все в теме.

    Прусский след вряд ли укажет нам путь к новой школе. А вот про Ваши "фантазии", которые "приобретают всё более отчётливые формы", было бы интересно почитать.

    Согласен с Вами, что "сверху" добрых перемен в школе дожидаться придётся долго, действовать нужно "снизу", отсюда проблемы виднее.

    А поскольку (и Вы об этом тоже пишите) большинству школьных учителей, в том числе хороших, думать об изменениях недосуг, то выход один - нам с Вами и такими же неуёмными нужно найти друг друга, собраться вместе. Нас мало, и мы разбросаны по всей стране. Благо есть Интернет, и гаджеты никто не отнимает. :)

    Можно обмениваться идеями и опытом, можно создавать философию новой школы и лепить её своими руками на местах.
    Одно из главных условий и критериев (после востребованности) - возможность массового применения и несложного внедрения проекта.

    ... Если, конечно, Ваша статья для этого, а не для аттестации.


     
      avatar 16.04.2017 | 11:08
      Владимир Зуйков Пользователь

      Андрей Шалаев,

      Сумбурно.

      спасибо за понимание и за вашу позицию


       


Добавлено: 06.04.2017
Рейтинг: 8.58125
Комментарии:
2
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+