Личный кабинет

ЗОЛУШКА ПО-ЧЕРЕПОВЕЦКИ


ЗОЛУШКА ПО-ЧЕРЕПОВЕЦКИ

Журнал «Лидеры образования», № 2 2004. Подписаться

ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК СДЕЛАТЬ СЕБЯ В РОССИИ

Жила-была девочка. Как и многие, она окончила школу, затем институт и пошла работать. В детский сад. Вышла замуж, родила двоих детей и опять вернулась в детский сад, но теперь уже методистом. Так по привычному кругу и шла бы жизнь Натальи Петровой, если бы в Череповец в начале 1995 года не приехали голландцы. Они познакомили нашу героиню с женщиной, с портрета которой на мир смотрели внимательные глаза.

Звали ту женщину, как героиню модных тогда «мыльных» опер - Мария, но не «просто Мария». У нее была загадочная иностранная фамилия - Монтессори, и чем-то она была неуловимо похожа на добрую фею из сказки о Золушке. Голландцы во время того визита представили на коротком семинаре новую для Натальи Борисовны педагогическую систему и развернувшуюся в России программу «Метрополис». Эта встреча перевернула всю жизнь Петровой и, в конце концов, привела к победе на Всероссийском конкурсе «Лидер в образовании» в номинации «Лидер дошкольного образования».   

КАРЕТА ПОДАНА!
Она до сих пор до конца не понимает, почему из всех участников семинара для продолжения учебы в Амстердаме выбрали именно ее. Решилась поехать не сразу. Нужен был английский язык, а она учила немецкий. Дети хотя были уже не маленькие, но все же недостаточно взрослые, а покинуть их надо было на три месяца. Решающим стало, наверное, то, что к возвращению из Нидерландов, как ее уверяли, у нее появится новая перспективная работа.

Городское начальство планировало открыть учебно-методический центр Монтессори. Наталья Борисовна и собиравшаяся ехать вместе с ней коллега, профессиональный переводчик, должны были стать «костяком» этого нового учреждения. Постановление о его создании предполагали подписать к моменту торжественного возвращения новоиспеченных Монтессори-педагогов из Амстердама.

Петрова засела за учебники, смотрела фильмы, слушала аудиокассеты, чтобы погрузиться в мир нового для нее английского языка. Времени было немного, готовиться к новой жизни приходилось в напряженной работе, возможно, поэтому, оказавшись на улицах Амстердама, Петрова ощутила невиданное облегчение. Здесь была другая жизнь, другие отношения между людьми.    

У них появились кураторы-студентки. На лекциях в университете они садились рядом с русскими гостями и переводили им лекции с голландского на английский. И так день за днем по 4 - 6 часов. Потом российские студентки отправлялись в одну из Монтессори-школ (школой в системе называются и учреждения, куда ходят малыши от 3 до 6 лет и более старшие дети). Встречали везде доброжелательно, отвечали на вопросы, позволяли смотреть занятия.

Так прошла неделя, другая, третья. Петрова и ее коллега все ждали, когда начнется настоящая учеба и перед ними во всем блеске раскроется мир педагогики Марии Монтессори. К концу первого месяца поняли - ждать больше нечего. Раздобыли список всех школ, работающих по системе Монтессори, и ринулись в свободное плаванье. Они понимали, что для работы с детьми, для построения учебно-методического центра у них будет только то, что они смогут узнать у голландских коллег. Расспрашивали дотошно, слушали жадно. Раздобыли книги самой Марии Монтессори на английском языке и вечерами переводили избранные места.

В голландских Монтессори-классах Петрова увидела свободных, раскованных детей, готовых сосредоточенно и подолгу «работать» с дидактическим материалом. Никто их не организовывал, не заставлял. Сами материалы открыто стояли на удобных для детей полках, а малыши разного возраста все время что-то делали - кто, сидя за легкими столиками, а кто и на полу, на специальных ковриках. Воспитатели время от времени что-то показывали детям, проводя короткий в две-три минуты урок. В классах при этом царила доброжелательная и одновременно рабочая атмосфера. Было заметно, что дети заняты интересным и важным для них делом.

Казалось, что по возвращении в Череповец не так трудно будет сделать маленький кусочек Европы по-Монтессори у себя на родине.

НЕ ЖДАЛИ
Вернувшись, первый шок Наталья Борисовна испытала от непролазной грязи и мрачных лиц, которыми ее встретила родная страна. Наверное, такое же переживала и Золушка, когда ее шикарное платье вновь превратилось в отрепья, а карета - в обычную тыкву. Но второй удар, ожидавший ее, был еще сильнее - обещанное постановление о создании учебно-методического центра не только не было подписано, а о нем словно бы забыли. Хорошо еще сохранили комплекты дидактического материала, подаренные голландцами.

Иностранцы, видимо, наивно думали, что, вручив нам удочку, рыбу мы начнем ловить сами. А наши власть предержащие, видимо, наивно полагали, что если голландцы подарили материал и послали учиться, то и дальше будут вкладывать деньги и помогать развитию нужной им системы воспитания наших детей. Словом, кто-то кого-то не понял - и Петрова пошла по инстанциям.

Три месяца она пробивала принятие решения об открытии центра. В итоге добилась. Место под него отвели в некогда престижном, но к тому времени пришедшем в запустение детском саду. Там еще теплилась жизнь, работали люди, приходили дети, но все медленно и верно разрушалось. Особое впечатление на Петрову произвели места общего пользования.

Когда выяснилось, что вновь организованное учреждение возглавить некому, первое, за что взялась Наталья Борисовна, взвалив на себя бремя ответственности, был ремонт туалетов. Восстановить разрушенное, оказалось, не самым сложным занятием. Тяжелее было в другом – «выбитый» статус лишал коллектив Петровой льгот и создал сложности с пенсионным обеспечением. Пришлось опять бороться, но уже за отмену постановления и за возвращение центру статуса обычного муниципального дошкольного образовательного учреждения. Эта борьба заняла три года.

Между тем жизнь налаживалась. Правда, коллега-переводчик из сада ушла. Пришлось искать людей, согласных взяться за пока еще малознакомое дело, выколачивать деньги на покупку недостающего дидактического материала. Кстати, тогда-то и выяснилось, что голландский подарок стоил несколько тысяч долларов. Параллельно Петрова обучала педагогов, конечно, не в Амстердаме, а в разных, иногда случайных местах. Но выбирать не приходилось - экономили.    

Чтобы хоть как-то стать на ноги, понадобилось долгих три года. В 1998 году Петрова делает свое дошкольное учреждение сначала областной, а затем и федеральной экспериментальной площадкой - в этом решении, признаться, есть доля лукавства, ведь эксперименту под названием педагогика Монтессори уже сто лет. (К слову, педагогика Монтессори вполне успешно развивалась и после смерти ее автора. Более того, сформировавшись как педагогическая система, она стала лакмусовой бумажкой на наличие в стране демократии. Школы Монтессори непременно закрывались во всех странах, где устанавливался тоталитарный режим. Так было в фашистской Германии, так случилось на родине Марии в Италии, так не выжила система Монтессори и в сталинской России.)

ЭКСПЕРИМЕНТ
Идея развивающей среды, лежащая в основе системы Марии Монтессори, была воспринята и разработана отечественной педагогической психологией еще в конце восьмидесятых годов. Результатом исследований появилась утвержденная в 1991 году программа Госкомитета по образованию СССР «Развивающая предметно-игровая среда для детей дошкольного и школьного возраста». Но именно в 1991 году СССР не стало.

Тем не менее программа не была забыта, и даже появились экспериментальные площадки. Самым существенным их отличием от классов Монтессори оказалось отсутствие в них развивающего дидактического материала. Кстати сказать, это не только самая дорогая часть системы, но и одна из самых важных. Вразнобой материалы Монтессори без упоминания имени автора появлялись в школьных классах еще в СССР, но, как водится, вырванные из контекста системы оказались малоэффективны, и от них отказались.

Так вот, говорить об эксперименте по адаптации системы Монтессори к традиционной, то же, что пытаться смешать ежа и ужа без получения колючей проволоки. Ведь речь идет, например, о нахождении компромисса между индивидуальными и классно-урочными занятиями. В дошкольном звене системы Монтессори короткие уроки всегда индивидуальны, а дидактический материал устроен так, что ребенок после первого показа может работать самостоятельно. Взрослый вводит малыша в зону ближайшего развития и оставляет, иногда только давая еле заметный импульс для творчества. Педагог идет не столько за ребенком, сколько от ребенка - от его естественных природных интересов. И поэтому для учителя нет большей беды, чем нарушить спонтанную концентрацию занятых делом детей. Это так увлекает ребенка, что захватывает всю его сущность, и ведет к главной цели - построению собственной личности.

Педагог, по мнению Монтессори, не может точно знать, что в данный момент хочет ребенок. Он может только предполагать на основе некоторых знаний о природе детей и наблюдений за ними. А наблюдение за ребенком, наблюдение за ходом его развития и создание на этой основе наилучших условий для развития - это и есть главный и единственный эксперимент, который педагогика Монтессори проводит более ста лет.  

Петрова, взявшись за свой эксперимент, «проверяла» возрастные границы сензетивных периодов, выделенных Монтессори. И ее результаты совпали с выводами итальянского педагога. Поэтому, возможно, главным итогом пятилетнего исследования Петровой стала не кандидатская диссертация, защищенная Натальей Борисовной в 2002 году, и даже не то, что авторитетная комиссия констатировала - 10 показателей из 14 проверяемых у детей из дошкольных групп Монтессори превышают средние нормативы. А то, что удалось сохранить некоторые классические приметы, отличающие классы Монтессори во всем мире!

Это важно по двум причинам. Во-первых, само имя Монтессори стало своеобразным товарным знаком и с ним происходит то же, что с любым раскрученным брендом. Возникает масса подделок. Неспециалисту достаточно трудно отделить их от оригинала. Во-вторых, пример Петровой убеждает, что даже на нашем каменистом поле сегодня можно вырастить то, что Наталья Борисовна увидела в Амстердаме - воплощение идей итальянского педагога

ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ
Наверное, специалист, досконально знающий систему Монтессори, может заметить ту легкую разруху, которую в группах у Петровой устроили эксперимент и элемент случайности при обучении педагогов. Но есть и другой момент - положительный, который принесла исследовательская работа. Педагоги приобрели навыки научного наблюдения, которые Монтессори считала одним из важнейших элементов педагогического мастерства. И сегодня Петрова задает себе естественный для лидера вопрос: «Эксперимент закончился, как теперь поддерживать жизнь коллектива в режиме развития?» Почему-то хочется верить, что у Натальи Петровой это получится - за ней молодой и работоспособный коллектив.

…Мы сидим в методическом кабинете и разговариваем. Психолог Ирина Полуляхова рассказывает о работе с родителями. Это больная тема для всех дошкольников, а в Монтессори-группах она особенно важна, потому что доброжелательная атмосфера, основанная на уважении к личности ребенка, которая складывается здесь, должна поддерживаться и дома. Но часто взрослые просто не умеют общаться с детьми, и это приносит множество проблем, вызывает агрессивность, капризы и непослушание со стороны даже самых маленьких. Ирина Владимировна помогает найти взрослым и детям общий язык, овладеть техникой продуктивного, доброжелательного общения.

Музыкальный руководитель Татьяна Чистякова вспоминает, как рождалась ее программа музыкального воспитания для необычных, как теперь многие признают, детей из групп Монтессори. А инструктор по физкультуре Елена Егорова, не удержавшись, тащит меня в переделанный из групповой комнаты спортивный зал. Долго показывает, как можно, занимаясь с малышами в разновозрастных группах, осуществлять индивидуальный подход к каждому из воспитанников.

Методист детсада Ольга Цветкова не без гордости рассказывает о том, как в первой половине дня к ним приходят малыши до трех лет с мамами. В этой группе не так много классического дидактического материала Монтессори, потому что у детей этого возраста другие задачи, но зато есть условия для полноценного общения мамы и малыша. Отсюда выходят наиболее понимающие и конструктивно настроенные родители…

Создание работоспособного, увлеченного коллектива - наверное, одна из самых главных и самых трудных задач руководителя. С ней Наталья Борисовна Петрова справилась, словно та Золушка, что, перевоплотившись в принцессу, из ничего создала нечто красивое, доброе, вечное.

Петрова ставит перед собой новые задачи. Мечтает вернуться к идее создания учебно-методического центра. Ей кажется, что ее коллектив уже может тиражировать свой опыт. Это, наверное, так, но только этот опыт должен накладываться на классическое Монтессори-образование. По крайней мере, так принято в мире. 

Константин Сумнительный

    12.04.2009 | 16:17
    Елена Турик Пользователь

    Многие наши проблемы от недостатка финансирования. И как же болит душа, когда знаешь, что нужно сделать и как, а денег на это нет!
    А вот Наталья Борисовна молодец! Обучение детей по методу Монтессори действительно увлекает детей! Да и взрослых тоже. И результаты дает очень хорошие. А главное - никакого насилия!


     

Добавлено: 08.05.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
1
Просмотров 2441
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+