Личный кабинет

Леонид Занков: из «варагов педагогики» в «святые»


Леонид Занков: из «варагов педагогики» в «святые»

Анна Хрусталева
Журнал "Лидеры образования", №2-2001

Он появился на свет в Варшаве, в первую вес­ну XX века, в семье русского офицера. Прошел путь от учителя сельской школы до доктора наук и руководителя собственной научной лаборато­рии. По его инициативе был развернут массовый эксперимент по перестройке начальной школы. Блестящая научная карьера. Десятки соратников и тысячи последователей. Леонид Владимирович Занков занял почетное место в сонме «святых» отечественной педагогики.

 

Больше можно было бы ничего и не говорить. Жизнь любой, даже самой выдающейся личности лег­ко сводится к нескольким энциклопедическим строч­кам. Побольше восклицательных знаков, ярких эпи­тетов - и дело сделано. То, каким был человек на самом деле, быстро забывается. Остается миф, под­час мало похожий на оригинал. Вот почему полко­водцев и поэтов, политиков и учителей, врачей и художников описывают, как правило, одними и теми же словами - родился, создал, выиграл, написал, преследовался, умер.

Леонид Владимирович Занков достоин большего. Такие люди всегда стоят особняком и в жизни, и в нашей памяти. Поэтому начнем с начала.

Леонид Владимирович Занков действительно ро­дился в Варшаве в русской дворянской семье. Его отец был военным, правда, позже наш герой предпо­читал говорить, что родитель его был самым обыкно­венным служащим. О своих аристократических кор­нях он и вовсе не вспоминал. В гимназические годы им владели две страсти - литература и музыка. Кни­ги, по его собственным словам, вызывали в нем «ог­ромную радость и глубокие переживания», а повер­нись его судьба несколько иначе не миновать ему музыкального Олимпа. Поэтому, наверное, и жену он себе выбрал непростую - Анна Иосифовна Малюта была известной певицей. Музыкантом стала впослед­ствии и дочь Леонида Владимировича, пианистом был его зять... До конца жизни его настольной книгой ос­тавался «Евгений Онегин», а слушать Прокофьева, Рах­манинова и Чайковского он мог бесконечно.

После революции мы находим юного Занкова в деревне - здесь он учительствует в школе. В девят­надцать лет становится воспитателем, а затем и за­ведующим детской сельскохозяйственной колонией. Уже тогда, говорят, его целью было не вбить в своих питомцев железную дисциплину, страх и беспрекос­ловное послушание, а воспитать уважение друг к другу и вдумчивое отношение к жизни. Интуитивно, на ощупь, шаг за шагом он приближался к своему слав­ному будущему.

По решению Обкома Профсоюза работников про­свещения Л.В. Занков поступает в Московский уни­верситет на факультет общественных наук. Тут-то и происходит, пожалуй, самая судьбоносная встреча в его жизни - студент Занков знакомится со Львом Се­меновичем Выготским и с головой уходит в экспери­ментально-психологические исследования по пробле­мам памяти. Годы летят быстро - после университета Занкова оставляют в аспирантуре, где под руковод­ством все того же Выготского (учитель старше учени­ка всего на пять лет, но в научной карьере это целая жизнь) приступает к исследованию психики и особен­ностей обучения аномальных детей. И уже в 1929 году Леонид Владимирович - заместитель по научной ра­боте директора Экспериментального дефектологичес­кого института (через пятнадцать лет он станет его директором).

И если на всю его предыдущую жизнь - увлечение музыкой, сельскохозяйственную колонию, универси­тет и аспирантуру - смотреть как на эпиграф, то годы, проведенные в экспериментальных исследованиях психики аномальных детей, - это пролог, преддверие, репетиция той яркой вспышки, которую позже замирающие от восхищения последователи назовут «Дидактической системой Занкова».

Леонид Владимирович ЗанковНа базе московской школы № 532 Леонид Влади­мирович затеял первое в истории отечественной де­фектологии продолжительное (лонгитюдиональное) изучение умственно отсталых детей. Десятки просмот­ренных и проанализированных уроков, нескончаемые встречи с учителями и выводы, выводы, выводы. Он ничего не мог перепоручить другим. В погоне за фак­тами и доказательствами доверял лишь себе, своему чутью. Для него не было ничего важнее фактов. На­ука без эксперимента и доказательств - пустой звук и химера, нагромождение воздушных ступенек, гото­вых провалиться под вашими ногами в любую мину­ту. Через много лет, уже работая над своей знамени­той системой, наблюдая за детьми из эксперимен­тальных классов, он не жалел собственных денег на приобретение самой дорогой и такой необходимой ему аудио- и видеоаппаратуры. Что такое деньги, если на карту поставлена достоверность фактов? Пройдет не так много времени и дефектолог Ипполитов ска­жет, что полученные результаты «дают возможность отнести Занкова к числу основателей отечественной экспериментальной школы исследований высших пси­хических функций, к числу самых блестящих продол­жателей направления Выготского».

Война не выбила его из науки. В военном нейро­хирургическом госпитале Занков провел гигантскую научную и практическую работу по восстановлению речи у солдат с черепно-мозговыми травмами.

1951 год. Занков - заместитель директора по на­уке НИИ теории и истории педагогики АПН СССР. В это же время он создает лабораторию эксперимен­тальной дидактики, впоследствии переименованную в лабораторию проблем обучения и развития. Зачем ему, успешному психологу, эти новые вершины? 

 А все затем же - внимательно изучив исследователь­скую практику в педагогике, Занков констатирует, что многие нормативные выводы недостаточно научно обоснованы. Нет достоверных фактов, добытых жи­вым экспериментом. Леонид Владимирович терпеть не может голословные утверждения. И тут же пере­ходит от слов к делу. В течение четырех лет, с 1952 по 1956 год, он проводит свой очередной опыт «Вза­имодействие слова и наглядности в обучении». Еще один шаг к будущему.

И вновь открытые уроки, анализ различных вари­антов сочетания слова и наглядности, применяемых учителями при решении одних и тех же задач, и пер­вые неутешительные выводы. Как правило, учителя используют самые неэффективные, зато удобные для применения формы. Правила соблюдены, наглядные материалы - вот они, а слабые детские результаты -так это уж не их, учительская, беда и проблема. Ми­риться с этим Леонид Владимирович не стал. Его лекции, доклады, встречи с учителями и пропаганда собственных психологических принципов не могли остаться незамеченными. Нововведений боялись. Без них куда как проще. Занков тут же был окрещен «ва­рягом в педагогике», а по сравнению с тем, что ему приходилось выслушивать, обвинение в попытке «до­быть солнечную энергию из огурца» - добрая и мяг­кая похвала.

Другой бы плюнул и отступился. Пошел на уступ­ки. Сменил тему. Но Занков - не другой. Главные чер­ты, которые отмечали все его современники - сотруд­ники и друзья, - изматывающая настойчивость, вера в правильность избранного пути, фанатичная предан­ность делу. И он добился своего. В 1957 году ему было официально предложено начать эксперименталь­но-педагогическое исследование проблемы соотно­шения обучения и развития. Вот оно, главное дело жизни, от которого его уже ничто не могло отвлечь.

Перед Занковым стояла вполне конкретная задача: изучить все тонкости и детали начального обучения и привнести в него новые, прогрессивные моменты. Ни о какой вариативной системе речь на тот момент не шла. Леонид Владимирович и сотрудники его лабо­ратории М.В. Зверева, И.И. Аргинская, Н.Я. Дмитри­ева, А.В. Полякова, Н.В. Нечаева, И.П. Товпинец и другие никогда не были реставраторами традицион­ной начальной школы. Они создавали новую дидак­тическую систему. Но вышло все по-другому. Тради­ционная система, претерпев незначительные изме­нения, осталась прежним, незыблемым монолитом. Занков и его последователи превратились в не зави­симых ни от кого и ни от чего новаторов и первопро­ходцев.

 Так в чем же их заслуга? Вначале был поставлен вопрос: а можно ли, меняя обучение, изменить и раз­витие ребенка и, главное, в чем будут заключаться эти изменения? Доверяя лишь фактам, они открыва­ли закономерности развития ребенка, лежащие не только во внешнем мире, но и внутри него самого. Их целью было раскрыть объективные связи между обу­чением и развитием и доказать, что обучение может идти впереди развития.

 В 1957 году в московской школе № 172 машина Занкова была запущена - в экспериментальный класс были набраны самые обыкновенные дети. Живые и любознательные, как и все, они не блистали какими-то сверхъестественными способностями, поскольку не были специально отобраны. Финишировали через четыре года, заполнив их всевозможными красками, звуками, формами. Финишировали с таким блеском, что наблюдателям осталось только ахнуть.

 В одной из своих работ Леонид Владимирович специально перечислял все экскурсии, которые его ребята совершили по Москве и Подмосковью, под­черкивая тем самым, какое огромное значение он придавал детскому личному жизненному опыту. Ведь сама суть его методики - мягко и ненавязчиво соче­тать быстрый темп обучения на высоком уровне труд­ности с бережным отношением к внутреннему миру ребенка, с его интересами, потребностями и жизнен­ным опытом. Только на такой плодородной почве, утверждал Занков, знания приживутся и прорастут.

 Успехи были налицо. Занков и его соратники щедро делились достижениями со всеми желающими - учи­телями, директорами, учеными. Но внимание чинов­ников от образования подчас привлекали не столько достижения в области дидактики, сколько раздражав­шее их название «новая дидактическая система». Ре­зультаты признавались - только слепой не согласит­ся с очевидным, - но высказывались сомнения, а не крадет ли эта система у своих питомцев детство? Однако один за другим, как грибы после дождя, по всей стране открывались новые экспериментальные классы, сотни учителей присоединялись к «занковс-кому» движению. Он успел очень много. А мог бы ус­петь еще больше. Леонид Владимирович тосковал о несделанном, но воспитание и характер не позволя­ли ему жаловаться и «раскисать». Единственное, что он смог себе позволить, да и то за несколько часов до смерти: «...Иван Петрович Павлов и Лев Семено­вич Выготский. ... Они свои идеи не смогли довести до конца, потому что одной жизни человека для этого слишком мало, слишком короткий ее срок».

 С 1996 года дидактическая система Л.В. Занкова является вариативной государственной системой, которую поддерживают его ученики и соратники. По данным Минобразования России, каждый третий учи­тель начальной школы РФ работает по этой системе.

Обсудить на форуме »

Добавлено: 20.01.2006
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 3265
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+