Личный кабинет

Как "Орлятам" подрезали крылья


Как "Орлятам" подрезали крылья

ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПЕРВОЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО В НАШЕЙ СТРАНЕ БЫЛО ДЕТСКИМ

Автор: Антон Зверев, заместитель главного редактора журнала "Лидеры образования"

Орлятский кругИзвестно, что дети не умеют говорить одно, думать другое, а делать совершенно третье. Они - искренни. А искренность всегда была главной угрозой режимов. Поэтому с ней боролись жестко и беспощадно. Ровно сорок лет назад, в апреле 1966 года, знаменитую ленинградскую Коммуну юных фрунзенцев объявили политически близоруким извращением, бездумным, несовместимым «с принципами деятельности пионерских и комсомольских дружин». Коммуны разгромили. К счастью, через них к тому времени в разных городах и подростковых клубах уже уcпели пройти такие тогда еще никому не известные люди, как будущий журналист Юрий Щекочихин, психолог Игорь Кон, артист Александр Филиппенко, скульптор Владимир Цивин, первая леди страны Людмила Путина, космонавт Александр Серебров, руководитель Администрации Президента РФ Валентин Юмашев…

НЕБЫВАЛАЯ ЖИЗНЬ
Эксперимент стартовал 24 марта 1959 года, когда во время весенних каникул ленинградский учитель Игорь Петрович Иванов с двумя единомышленниками собрал несколько десятков подростков 14-15 лет и стал создавать с ними небывалую жизнь. В честь Макаренко, чьи идеи развивал Иванов, клуб назвали коммуной.
Вопрос, где взять средства, даже не обсуждался. Решили зарабатывать на жизнь самостоятельно, заключая соглашения с хозяйствами, которым требовались дополнительные руки.
Концепция жизни была коммунистической: «Каждое дело - творчески!», «Живи для улыбки товарища», «Критикуешь - предлагай, предлагаешь - делай!». Эти слова ежедневно произносили Главные Идеологи. Но ребята поняли их буквально, то есть проявили политическую близорукость.
Пока коммуна оставалась достоянием лишь Ленинграда и его окрестностей (а опыт распространялся стихийно), особой опасности для государственных устоев эта система воспитания не представляла. Вскоре, однако, благодаря «Комсомольской правде», открывшей на своих страницах клуб «Алый парус», о новом творческом явлении узнала вся страна.

«СМАЧНЫЙ ДУХ ГУМАНИЗМА…»
Их пригласили в «Орленок», в ту пору центр передового воспитательного опыта под Туапсе. Именно здесь вожатые-коммунары из Ленинграда и клуба «Алый парус» первыми взялись за демонтаж бюрократической системы.
Все пионеры-командиры в отрядах стали временными, сменными - их ежедневно переизбирали, следуя принципу: «Поруководил сам - уступи место товарищу». Детей, опять-таки впервые в нашей массовой школе, перестали делить на «режиссеров» и «массовку» (принцип равенства и братства). А еще играли в эти «опасные, пропитанные духом общечеловеческого гуманизма», как потом прокомментируют в ЦК ВЛКСМ, «псевдопионерские» игры.
Любопытно, но именно под шум традиционных для «Орленка» общих сборов был изобретен «свободный микрофон», ставший в начале 90-х символом демократии.
Повторимся: пока коммуна была замкнута в самой себе, она никому не угрожала, никого особенно не раздражала. Но вот новый виток в ее судьбе: инструментом популяризации системы коллективного творческого воспитания (КТД) становится всероссийский лагерь ЦК ВЛКСМ «Орленок». По разным городам, республикам Советского Союза развозили очарованные дети удивительно результативное педагогическое ноу-хау. Тогда-то и очнулись идеологи.
Еще бы! «Каждое дело - творчески»: достаточно только представить себе общество, построенное таким образом, «по ту сторону» стандартных пионерских памяток и методичек, чтобы оценить всю силу и невероятность этого, по сути, остро социального эксперимента.
«В лагере методично отдается предпочтение воспитанию у ребят таких качеств, как доброта, откровенность, уравновешенность, умение быть ласковым, и мало внимания - воспитанию гражданственности, патриотизма. Даже фотографируют у знамени не за полезные дела, а за хорошую, добрую улыбку, высокий рост и чувство юмора. (Выделено - А.З.) Клич  пионерской организации «К борьбе за дело Коммунистической партии будьте готовы!» подменен девизом «Живи для улыбки товарища!», от которого смачно отдает духом общечеловеческого гуманизма. Того самого, что безуспешно внедряют в сознание советских людей наши идеологические враги». (Из справки выездной бригады ЦК ВЛКСМ, составленной в апреле 1966 года по прибытии чиновников в «Орленок».)
Рассказывает бывший вожатый коммуны, летчик-космонавт, Герой Советского Союза Александр Серебров:
- Что дал мне «Орленок» шестидесятых? Я начал и сам жить по принципу: сегодня командир, завтра - обычный труженик. Следуя ему, наши орлята незаметно обретали двойной опыт - и руководства, и подчинения. Впрочем, истинную ценность этой методики, если не философии бытия, осмыслил годы спустя. Понимаете, я трижды мог погибнуть в космосе, знаю не понаслышке что такое на волосок от смерти. Вот оттуда, с края бездны, и хочу сказать: именно формула «сегодня лидер - завтра подчиненный» (что-то вроде Take it easy у американцев) трижды подарила жизнь. Еще нюанс. Полеты длились месяцами, но ни одного приказа на орбите не услышал. Удивительное дело: будто сговорившись, командиры всех «Союзов» ждали от меня… рекомендаций. И очень внимательно слушали, прямо как на коммунарском общем сборе. И чаще всего следовали именно им...

ИЗОБРЕТАЕМ БУДУЩИЙ ДЕНЬ
Труд быть другом, умение поддержать близкого, не ожидая, что тебе воздастся, - где теперь все это? Хотя, говорят, в любой дворовой компании действуют похожие внешне законы. Но цели-то - прямо противоположные! Ограбить беззащитного в подъезде или организовать уборку помидоров с песнями, хохмами, сдачей творческих рапортов на пользу людям. Чувствуете разницу? Доброе дело тяжелее в исполнении. Подежурить за друга в больнице - значит остаться один на один с чьим-то несчастьем; пойти на похороны - читай: разделить чужое горе. В принципе люди не умеют ни общаться, ни обмениваться поступками. Но с кем и как? Именно тут тайна новой педагогики.
«Чтобы пробудить активность ребят, разговор с ними, как правило, строится на теневых сторонах окружающей действительности, наших осложнениях в международной обстановке. В отрядах для бесед выбирались темы: «Последствия культа личности», «Некапиталистический путь развития», «Общественные фонды потребления», «Колхозы в Италии», «Социалисты в правительствах», «Политика КПК», «Фашизм и неофашизм». Нередко такие беседы уводят ребят на путь политической двусмысленности, на многие вопросы дети не получают жизнеутверждающих ответов…» (Из справки ЦК ВЛКСМ)
Между прочим, выражение «Shut up!» («Закрыли рты!») официально признано педагогическим хитом всех времен и народов. В классе, действительно, общение («вопрос – ответ») формально, подневольно, ритуально и далеко не безболезненно. Попробуй-ка не ответить на вопрос учителя!
Ну а в клубах коммунаров?
У них, как и в первой коммуне Макаренко, вместе придумывали, воплощали, а затем оценивали прожитое (чтобы завтра было еще лучше!) на вечернем сборе-огоньке.
Что, собственно, изобретали?
Жизнь на завтра.
Что получали на выходе?
«Сделанный» день, «сделанный» сбор.
Смотрите: правило «Каждое дело - творчески» выплеснулось в практическое доказательство принципиально нового и вместе с тем до тривиальности простого, как все гениальное, факта: «Каждый человек - творец». Каждый - организатор, исполнитель плюс творец. Своей и коллективной жизни.

ГОСУДАРСТВО СМЕННЫХ КОМАНДИРОВ
«Известно, что октябрьский пленум ЦК КПСС 1964 года фактически под грохот праведной риторики дал старт возврату к сталинизму во всех областях, - пишет в своих воспоминаниях один из лидеров «Орленка» тех лет Олег Семенович Газман. - Для перекрытия воздуха свободы создавались специальные бригады, которые, выезжая в регионы, не вели дискуссий, никого ни в чем не переубеждали, а молча снимали одних и назначали других. Когда вождь народов говаривал «Нет человека - нет проблемы», то люди и впрямь исчезали навсегда. Теперь человека оставляли жить, но там и так - чтобы не могли жить его идеи».
Ау, непримиримые борцы с коррупцией и гнетом управленческого аппарата! Модель разбюрокраченного общества, случаем, никого не интересует?
Внедряя «наемную», каждый день свергаемую (прямо на вечернем огоньке) административно-командную систему (то есть институт дежурных командиров), коммунары мирно, без пыли и революций, избавились от ненасытного бюрократического монстра. Вместо болезненных реформ, бесконечной борьбы с бессмертной гидрой аппарата, перестроек, пересадок («Административное дерево нужно трясти как грушу», - сказал недавно наш президент) идет нормальная, обыденная смена кадров - такая же привычная, как чистка зубов по утрам.
Шутка сказать, но незваные гости из Москвы насчитали… 91 форму работы в лагере ЦК комсомола. (Кстати, спасибо им за это - вожатым считать свои удачи было некогда, они их вдохновенно созидали.) Огонек знакомства, Съезд мечтателей, День солнца, Разнобой, Суд над песней, Литературное кафе, Концерт-ромашка, Пионерский цирк для миллионов, Древнегреческая олимпиада, Вечер живых картин…
- Каждую подробность нашей повседневности брали на карандаш и рассматривали под лупой, - вспоминает Александр Серебров. - А почему «огонек» у вас называется «Синяя лампа», докапывались въедливые инспектора. Ах, он посвящен декабристам? Понятно, готовитесь выводить отряды на Сенатскую площадь?..
«Орленок» так высоко взлетел, что даже мы не в состоянии его остановить!» - жаловались столичные функционеры.
«На парапете лагеря «Стремительный» установили стол, накрыли ковром и усадили вожатого, разодетого по подобию муллы, с чалмой на голове. Из приемного корпуса появляется первая группа детей в орлятской форме, галстуках. Их заставляют на коленях доползти до «мифического бога». А тот произносит: «Отроки земные! Поклянитесь выполнять орлятские законы: никогда не ходить без вожатого к морю, есть по три порции, жить для улыбки товарища!» «Отроки» бьют челом и повторяют: «Клянемся!»  (…) Неудивительно, что после такого инструктажа у ребят начинается завихрение умов. Так, в одном из отрядов приняли решение снять с себя пионерские галстуки. Поочередно подходили к пионервожатой, отдавали свои галстуки, мотивируя тем, что не смогли даже 40 дней прожить по коммунистическим принципам. На самом же деле подобной постановкой вопроса игнорируется главная политическая задача - подготовка и воспитание борцов за коммунизм…». (Из справки ЦК ВЛКСМ.)

МАЛЬЧИК, ОТОЙДИ ОТ ГРУШИ!
…Я приехал в Будапешт спустя 38 лет после разгрома коммунарского «Орленка», на Всемирный конгресс детских и подростковых объединений. И вдруг слышу на чужой земле: «Каждое дело – творчески!», «Быть рядом и чуть впереди»… Из уст своих же соотечественников из Курска, Ростова, Петрозаводска.
Значит, вопреки запретам, громким увольнениям и выговорам по партийной линии, коммуна выжила и продолжает развиваться. Неофициально. И опять она вызывает подозрение. Похоже, дети вновь не так понимают главную идеологию взрослых и начинают трясти не ту грушу.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Людмила Путина:
- Что больше всего поразило меня, тогда рядовую школьницу, в «Орленке» шестидесятых годов? Минуты задушевной откровенности во время вечерних отрядных огоньков, когда мы обсуждали прожитый вместе день и могли смело сказать друг другу в глаза очень важные вещи…

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Александр Филиппенко, актер, вожатый «Орленка» 1964 года:
- Что для меня «Орленок» (до разгрома)?
Нечто поразительное, вне рутины, по ту сторону.
Полет на дельтаплане.
Первый прыжок с 10-метрового трамплина с криками «Уау!» и колоссальный кайф.
Бешеная смена впечатлений, лиц, общения, событий; очень ценный и богатый опыт. Педагогический? Нет, почему так узко? Жизненный.
Ну и, конечно, вечный спор между «Артеком» и «Орленком». Птица из клетки и вольный орел.
Все по плечу. Море по колено. Приехали, «очень известные в узком кругу…». Любимцы студенческой сцены, активисты КВН. В запасе уйма песен - народных, пиратских, гусарских, мушкетерских. Ложка к обеду: что за педагогика без песен? Тем более, собственного сочинения (были и такие).
Особенные, удивительные, не по-детски взрослые ребята. Победители олимпиад. Не было ни одного, кто бы вот так, буднично, по путевке, выкупленной родителями. Все на подъеме, искренне, самостоятельно, без дураков.
А еще «Орленок» - первый, он же самый трудный, шаг отрыва от Земли. Коленки подгибаются: ответственность! Чтобы полет прошел нормально, штатно, в миг отрыва не должно быть отклонений ни на миллиметр. От будущей, четко просчитанной в Центре полетов орбиты.
Кредит доверия очень высокий - от Алисы Федоровны Дебольской и Олега Семеновича Газмана.
Стараемся, бьемся изо всех сил. В памяти (ярко) - мелодии, запахи, краски, что-то от импрессионистов.
Только вперед и вверх, в другое измерение. Тут тоже своя вертикаль, но не власти, а новых людей, отношений.
«А звезды, и правда, лиловые, братцы…»
О, это были очень искренние траты и самозатраты! Александра Пахмутова с Николаем Добронравовым жили тут же вот, рядом, все 40 дней.
Аля и Коля гениально объяснили то, что происходит, всей стране. И нам, наивным.
«Прав лишь горящий, презревший покой…» Подпевала страна. Но недолго. Увы. Как-то уж слишком быстро захлебнулось. Обезглавили, свернули, перекрыли кислород. А после августа 1968-го, вообще, о чем говорить? Будто не было. Вольных зверей переловили и вернули в зоопарк. Снова все стало очень хорошо и мило. И никто не заплывает за буйки.
Было, не верьте!
Когда мне надо мобилизоваться, выложиться без остатка на все сто или, как сказал поэт, «исполнить душой» - я вспоминаю это ощущение. «Орленок», 1964 год. Глоток свободы.

КОНСПЕКТ
УМНАЯ СКАЗКА ОРЛЯТ

«Если бы весь наш отряд попал бы в одну школу, то, я думаю, что она была бы одной из передовых школ всего Советского Союза». (Из анкет)
Всего месяц продолжается смена. И, как во всех лагерях, неотвратимо наступает день прощания. И тогда весь «Орленок», обычно жизнерадостный, бодрый, смешливый, плачет. Все понимают: это навсегда. Вожатые бродят по лагерю какие-то потерянные, немножко больные. Такова уж их доля: каждый месяц себя по частицам провожать… И это очень нелегко. Один из них как-то пришел к начальнику управления «Орленка» А.Ф. Дебольской и вполне серьезно попросил его уволить. «Понимаете, еще раз такое я не выдержу…» - убеждал он. Еле-еле человека уговорили.
Зареванные девчонки успокаивают друг друга, обмениваются адресами. Автобусы с уезжающими не отправляются, пока не будут спеты все «орлятские» песни. Их тут целый репертуар.
Не обходится в эти дни и без курьезов. Каждый раз возникает щекотливая хозяйственная проблема - исчезают красные галстуки. Всеми возможными способами ребята их увозят с собой. За какие-то копейки они могли бы купить себе новые. Но им нужен именно этот «орлятский», выгоревший. Они хотят с ним прийти в школу.
К этим «пропажам» в «Орленке» относятся с пониманием.
Как сказка, в которой хочется жить без конца, лагерь манит к себе ребят. Некоторые из них, вернувшись в свой город, тотчас сколачивают туристские отряды и всеми транспортными правдами и неправдами доводят их до окрестностей «Орленка», где и разбивают бивуаки.
В одиннадцатом отряде назначили общую встречу на 1970 год. Неважно, где и кем, но встретиться! Назначены на каждые полгода дежурные командиры. Избран пресс-центр. Он будет рассылать задания, сообщать об удачах, находках каждого. О первом задании договорились еще при расставании: все в своих школах создают «орлятские отряды», пополнение тем, что уже есть.
...А жизнь в «Орленке» идет своим чередом. В третью, последнюю, смену выучку проходят «прожектористы» школ. И снова вожатые выводят свои отряды на «огоньки», «трудовые десанты», в рейды. Ребята набираются ума-разума, заново открывают себя, вырабатывают находчивость, смекалку.
Иван Зюзюкин, Симон Соловейчик (Статья из «Комсомольской правды» от 11 августа 1964 года)

    19.04.2006 | 00:00
    Игорь Никитёнок Пользователь

    1972 год. Дружина Звездная.
    Быть может, уже не так как в 60-е, может быть не с такой широтой и силой - но необычный прилив энергии, ощущение свободы и уверенности, и главное, наверное, осознание собственной силы и значимости в совместных делах - это делало "Орленок" незабываемым и неповторимым на всю жизнь. Традиции добра и дружбы искоренить трудно и, несмотря ни на какие превратности судьбы, они будут для человека той путеводной звездой, тем созвездием, которое определяет его судьбу.
    В нашей смене впервые прозвучала песня "...ты обязан стать героем, если ты Орленком стал" и слова эти, написанные нашими вожатыми Володей и Венерой на обороте общей фотографии стали девизом на всю жизнь.
    Пусть это не предопределило взлета на вершины славы, но, во многом, удержало от глубоких падений.
    Спасибо "Орленку"!


     

Добавлено: 14.04.2006
Рейтинг: -
Комментарии:
1
Просмотров 5457
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+